Пляска на костях. Почему власть защищает Супрун?

Врачи в трауре, Минздрав ликует – Гройсман, Данилюк, Нефедов, Розенко и Гонтарева поддержали флешмоб «Скажи Ульяне Супрун, что она не дура». Зачем поддерживать непопулярную американскую тетушку, которая творит в украинской медицине совершенно неадекватные вещи? Потому что она американская? Или ее неадекватность – отличная ширма для тех, кто умеет зарабатывать деньги на медицинской коррупции? Мы попытались разобраться…

От матки до прогрессора

Вы не смотрели фильм “Фантастические твари и где они обитают”? Зря. Человек под градусом может искренне поверить, что это документальный фильм из жизни Минздрава и фармацевтической мафии. Проказливый нюхль, горегубка, пикирующий злыдень – это то ли имена, то ли характеристики действующих персонажей.

Все эти милые ужасные существа появились в Нью-Йорке из чемодана незадачливого волшебника Ньюта Саламандера, прибывшего из Лондона. Ульяна Супрун появилась в Киеве тоже из Лондона в конце 2013 года. К тому времени они с супругом Марком больше года путешествовали по миру, продав одну треть небольшой диагностической клиники на 16-м этаже здания по Madison Fvenue, 635 в Нью-Йорке.

Место, безусловно, крутое. По киевским меркам – почти небоскреб «Парус». Но на сайте клиники, где 4 женщины-доктора предлагают состоятельным пациенткам сделать маммографию и проверить свою матку на наличие рака, нет ни одного упоминания об Ульяне Супрун и ее муже. Ходят слухи, что свою долю они не продали, а отдали за долги. И в путешествие отправились не от хорошей жизни, а от плохих отношений с фискальными службами. Но это так, сплетни.

Главной действо в этой истории начинается уже после майдана – в эпоху АТО. Доктор в сфере женской диагностики внезапно превращается в крупного специалиста по тактической медицине. Так рождается «Захист Патріотів» (Patriot Defence) – «громадська організація, заснована у травні 2014 року як гуманітарна ініціатива Світового конґресу українців, задля послідовного розвитку тактичної медицини та невідкладної допомоги в Україні» (взято из Википедии).

Постепенно из поставщика натовских аптечек на пожертвования диаспоры и провайдера натовского «курса бійця-рятувальника» Супрун и ее украинский партнер, хирург киевской больницы №17 Александр Линчевский (сейчас – замминистра здравоохранения) превратились в своего рода прогрессоров.

Помните, у Стругацких были такие прогрессоры: представители умных рас, которым предписывалось поднимать отсталые цивилизации на более высокий уровень. Впрочем, об этом мы уже писали.

Уля вместо Наты

Теперь о том, о чем еще не писали. Собственно история назначения Ульяны Супрун и.о. министра здравоохранения – это классическое недоразумение в стиле шекспировской комедии положений.

Если коротко – сами пустили слух о ее якобы знакомстве с сенатором Маккейном, сами в него поверили и теперь боятся уволить, абы не порвать последнюю ниточку, которая ведет нас к Трампу. Отсюда и заявления Гройсмана и министров в поддержку бабы-дуры, и прочая суета вокруг нее.

Теперь – то же самое, но уже с иллюстрациями. Вспомним «премьерскую балладу» весны 2016 года. В апреле Банковая «ушла» Арсения Яценюка, и на пост премьера нацелилась министр финансов Наталка Яресько. В ее активе была реструктуризация внешнего долга Украины. Ну, и тот факт, что она американка.

Но выбор пал на Владимира Гройсмана. Он согласился солировать в Кабмине только в сопровождении квартета винничан: Андрея Ревы в качестве министра соцполитики, Александра Саенко – министра Кабмина, Владимира Кистиона, – вице-премьера и Андрея Вербы – министра здравоохранения. А также Макса Нефедова из Prozorro – как молодого министра экономразвития.

Однако раскатанную губу премьеру быстро закатали обратно. Вербу (бывшего начальника винницкого военного госпиталя, а ныне главу военно-медицинского департамента Минобороны) зарубили сразу. Сказали, мол, слишком много винницких для одного Кабмина. Нефедова тормознула Гонтарева, у которой сложился дуэт со Степаном Кубивым: когда он возглавлял НБУ, фирма Гонтаревой продавала пенсионному фонду Нацбанка «мусорные» ценные бумаги.

А тут еще Банковая захотела втиснуть в экономический блок правительства Александра Данилюка, хозяина двух милых оффшоров и реформатора времен Януковича. Данилюк не поделил штурвал реформ в АП с бывшим гендиректором «Microsoft Украина» Дмитрием Шимкивым. Пришлось ради экстрадиции Данилюка из АП в Кабмин лишать должности министра финансов Наталку Яресько.

Возникла неловкая пауза: «Что мы скажем американцам?». Тогда, если верить популярной в узких кругах легенде, Шимкив, как человек заинтересованный отодвинуться подальше от Данилюка, предложил компенсировать отставку Яресько назначением другой американки – волонтерши Ульяны Супрун. Их с Ольгой Богомолец и Олегом Мусием «колежанки» по майдану.

И в качестве аргумента привел слух, что его протеже пользуется личной благосклонность самого сенатора-республиканца Джона Маккейна. Якобы кто-то когда-то видел, как во время одного из своих визитов в Украину Маккейн гладил пушистые косы старушки Ульяны, приговаривая: «Натовские аптечки – good, натовские курсы спасателей – very good».

Кандидатуру Супрун на тот момент поддержала и Ольга Богомолец, у которой американка числилась помощником депутата. Но никому и в голову не приходило отдать совладелице небольшой клиники маммографии из Нью-Йорка целое Министерство здравоохранения и всю медицинскую реформу с кучей западных грантов и сложной системой госзакупок. Пани Ульяну рассматривали исключительно как замминистра здравоохранения по делам АТО.

Слух скандалу не помеха

Наверное, так бы и было, если бы в самом министерстве не произошел раздрай между рулившими на тот момент ведомством «птенцами» гнезда Квиташвили. Напомню, что и.о. министра был Виктор Шафранский, госзакупками занимался Игорь Перегинец, ранее – представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Украине; еще два зама – дрогобычский стоматолог Роман Илык и бывший главврач Александровской больницы Роман Василишин – держались в тени.

Гройсмана, судя по всему, такой расклад устраивал. Видимо, он рассуждал так: коль уж мне не дают поставить на Минздрав своего человека, пусть там лучше сидит команда Сандро Квиташвили, чем придет кто-то из креатуры моих потенциальных конкурентов.

Но тут случились сразу два скандала. В июне 2016 года подал в отставку Игорь Перегинец, который еще в 2015 году через грузинского шефа пролоббировал передачу госзакупкок своим друзьям в международные организации. Он ушел, громко хлопнув дверью, хотя на самом деле занервничал и уехал за границу из-за того, что его вызывали на допросы в связи со смертью ребенка в Белой Церкви после вакцинации от полиомиелита. В июле (спустя месяц) разразился второй скандал – со взяткой Василишина.

Банковая выдвинула Гройсману ультиматум: заменить Шафранского. И тут кто-то вспомнил запущенный Шимкивым весной слух о Супрун. Почему нет?! Все как-то дружно согласились, считая, что выбирают идеального зиц-председателя для сложного ведомства. Кто бы мог подумать, что пани Ульяна – это дурмашина невиданной разрушительной силы, управлять которой исподтишка может только хитрец Перегинец (новый хэштег родился!).

Странные люди

Как вам объяснить, что такое Минздрав сегодня, после пяти с лишним месяцев руководства командой Супрун? Во-первых, это и.о. министра Ульяна Супрун, которая погружена в глубоко философские вопросы вроде деятельности Бандеры, истории УПА (совместно с Вятровичем) и национальной самоидентификации.

Иногда она просыпается, чтобы сказать про госпитальные округа, врачей-ФОПов на контракте, фельдшеров-парамедиков на «скорых» и замену госконцепции – с финансирования лечения больных на оздоровление еще не заболевших. Ни в госзакупках, ни в системе украинского здравоохранения она не разбирается и не хочет вникать, поскольку это отвлекает ее от «философских студий».

Покой и умиротворение и.о. министра обеспечивают команда замов, советников и… охрана. Они тесно связаны между собой. Советники отражают широкий круг культурных потребностей пани Ульяны. Тут и бывший учитель истории Станислав Грещишин – директор некой «філії Пам'яті Крут»; и экс-министр внутренних дел Польши Ежи Миллер (был советником у Гройсмана). Или, например, Ирина Шевченко – президент «Української бібліотечної асоціації».

Охрану в Минздраве заменили на бывших добробатовцев, которые подчиняются командиру 2-го взвода «Айдара» Евгению Дикому – в миру преподавателю биологии в Киево-Могилянской академии.

Дикий, кстати, до сих пор должен быть под следствием – когда-то его задержали по подозрению в попытке незаконного вывоза четырех автоматов из зоны АТО. Но вместо этого он, попутно с охраной министра, трудится и. о. директора «Українського науково-дослідного протичумного інституту ім. І.І. Мечникова МОЗ України».

Спросите, откуда у нас чума? Оттуда, откуда и «эпидемия полиомиелита». А также «Центр громадського здоров’я МОЗ України» во главе с бывшей «закупщицей препаратов по туберкулезу» Натальей Низовой – от Игоря Перегинца.

Именно сбежавший в Европу экс-замминистра здравоохранения приставил к пани Супрун своего человека – бывшую акушерку-гинеколога больницы на Красном хуторе Оксану Сивак – ныне замминистра и ключевую фигуру в Минздраве.

Сивак напрямую контактирует с Перегинцом и контролирует еще одного влиятельного зама Александра Линчевского от чрезмерного употребления «вкусных таблеточек». Ибо, напихавшись ими, он становится неуправляемым, заставляет подчиненных носить шейные платки-арафатки в поддержку борьбы с противовирусными препаратами при гриппе (доказательная медицина) и требует называть себя исключительно «доктор Линч». Да, непросто у них там в Минздраве. А вы что думали?..

Распил под «международным» соусом

Несколько слов о госзакупках, так как именно их преподносят как причину конфликта Минздрава с известными врачами. Да, именно Перегинец под крылом Александра Квиташвили протащил в марте 2015 года через Верховную Раду закон о закупке лекарств международными компаниями, а сразу после назначения Гройсмана премьером – отмену сертификации лекарств, зарегистрированных в ЕС, США и Японии.

Закупки передали ЮНИСЕФ, ВООЗ, IDA Foundation (Нидерланды), Crown Agents (Великобритания), Partnership for supply chain management (США), Global Drug Facility (Швейцария). Это назвали большой победой. Только непонятно над чем.

Теоретически считалось, что международные организации закупят лучшие мировые препараты непосредственно у западных производителей. На практике оказалось, что иностранным производителям некогда возиться с подготовкой документации для украинских тендеров, они поручают делать это… своим дистрибьюторам.

В итоге «международники» закупают препараты у… тех же дистрибьюторов (читай – посредников), у которых раньше покупал Минздрав. Только, в отличие от прежних тендеров, закупки «международников» происходят по абсолютно закрытой процедуре. Официальной информации ни о конкуренции на торгах (кто и что предлагал), ни о датах разных этапов торгов, ни о контрактах по результатам тендеров, ни о поставках победителя торгов нет ни в «Вестнике госзакупок», ни в Prozorro. Не может ничего узнать даже сайт «Наши гроши».

Очевидно лишь одно – из-за бюрократической волокиты закупки идут медленнее, чем раньше. Или вообще не идут, отчего пациенты умирают. Или Минздрав назначает «международникам» не ту номенклатуру лекарств, которая реально необходима, а ту, которая интересна окружению Перегинца.

Например, его любимая тема – вакцины. Вместе с приятелем Тимофеем Бадиковым. главой правления в общественной организации "Батьки за вакцинацію", они полтора года раздували миф об эпидемии полиомиелита в Украине, чтобы сбыть залежалые вакцины. И в результате в Белой Церкви умер ребенок.

Кстати, нынче Бадиков – один из организаторов кампании в защиту Супрун в соцсетях через сеть нераскрученных ресурсов и ручных блогеров. Он также курирует войну с кардиологами (атаки на Тодурова через адвокатшу Закревскую, раскрутку темы о прекращении финансирования института Амосова и проч.)

Еще одно направление «распила» – национальная сеть оздоровления населения на базе санэпидстанций и перегон туда бюджетных средств, которые могли бы быть израсходованы на больницы и лечение, – это тоже идея нашего героя. Не зря же Перегинец в 2001-2003 гг. учился в университете г. Сан-Хосе (США) на магистерской программе по специальности "Охрана общественного здоровья". Как сказано выше, данную тему уже оседлала его протеже Наталья Низова.

А вот Наталье Шолойко, победившей в конкурсе на госсекретаря Минздрава, Супрун дала от ворот поворот, устроив публичный скандал: типа ее муж занимается фармацевтическим бизнесом, поэтому “брысь, противная”. И не важно, что на майдане Уля и Ната дружили (Шолойко была координатором фармацевтической службы). Перегинец позвонил из Парижа или Копенгагена, сказал “нет!”, значит, нет.

Эпилог

Кто-то скажет, жуть творится в украинском Минздраве. А я, например, пытаюсь относиться к происходящему философски. Во-первых, Супрун до сих пор не заняла должность министра и числится первым замом & и.о. министра, потому что пройти через парламент для нее нереальная задача. Перегинца, думаю, съедят другие обитатели фармацевтического паноптикума. Остальные члены команды разбегутся по коммерческим структурам.

Легенды о ее высоких покровителях в Штатах рано или поздно рассыплются в пух и прах. Визит гаранта в Финляндию тоже закончен (а именно представительница Финляндии Сату Кахконен сейчас возглавляет офис Мирового банка по Украине, который дает деньги на проект «Підтримка реформ і ефективного урядування у сфері охорони здоров’я в Україні»).

Поэтому флешмоб в поддержку так называемых реформ Минздрава, исполненный членами правительства, – это явление временное. И со временем пляска на костях отечественной медицины перестанет называться продвинутой реформой.

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам