Евгений Мураев: «Это правительство никуда не годится, и вектор, выбранный им, ведет нас в пропасть»

Евгений Мураев: «Это правительство никуда не годится, и вектор, выбранный им, ведет нас в пропасть»

Мы находимся в состоянии жестокой стагнации. Мы видим падение абсолютно по всем отраслям. Очень яркий пример – падение ВВП Украины вдвое. На сегодня оно составляет порядка 85 млрд. против 180 млрд. в 2003 году. ВВП на душу населения упал с 4000 до 2000. Как следствие, бюджет Украины в долларовом эквиваленте тоже сократился вдвое. Это приводит к сокращению всех социальных программ.

Мы видим псевдореформы, которые на самом деле разрушают социальные обязательства государства перед пенсионерами, медицинскую так называемую реформу, которую никто не видел и никто не сформулировал, но по отдельным заявлениям очевидно, что это просто сокращение расходов. Два года мы еще как-то жили за счет инерции. За счет того, что предприятия, которые были экспортно ориентированы на рынки стран Содружества, находили обходные пути и поставляли свои товары туда, где они востребованы. Подписание экономической части об ассоциации с ЕС, вопреки словам президента, принесли огромные убытки экспортерам. Поскольку в разделе квотирования были жестко урезано объемы поставляемой ранее продукции в ЕС.

Можете це підтвердити на прикладі Харківського регіону?


Харьковская область вообще экспортно ориентирована в целом была на Россию. Предприятия «Хартрон», «Электротяжмаш», «Фэт», Харьковский транспортный завод и многие другие имели исключительно рынки там. На сегодня они почти полностью остановлены. Пакет заказов, которые они имели на 5 лет вперед, естественно, сократился. Они работают не в полную занятость. Идут сокращения. Идет миграция кадров, поскольку на тех рынках, куда наша сейчас продукция благодаря взаимным санкциям не поставляется, образовался определенный вакуум, происходят строительства предприятий, которые занимаются импортозамещением, и, естественно, они перекупают самых грамотных и самых квалифицированных специалистов у нас. Тем самым делая для нас невозможным потом возобновление производства, в случае если ситуация на Донбассе будет нормализована и ситуация во внешнеполитической сфере урегулирована. Я имею в виду с нашими соседями, и мы сможем все-таки отменить двухсторонние санкции. Поэтому Харьков, естественно, страдает. Харьков перестает быть донором в том объеме, в котором все привыкли его видеть. Ведь это были колоссальные предприятия, на которых работали сотни тысяч людей и которые перечисляли миллиарды в бюджеты всех уровней. То же самое, по сути, происходит везде. Мы не приобрели новых рынков и потеряли старые. Это последствия. Касательно 3200 грн. Когда Гройсман об этом сказал, я сразу сказал, что это чистейшей воды популизм и был вызван он негативом в обществе по поводу того, что народные депутаты в проекте бюджета заложили себе двойное повышение заработной платы, а гражданам Украины предусмотрели всего 10% повышение. Кроме того, в тот момент, если помните, был скандал вокруг е-деклараций, которые были опубликованы народными депутатами, и эта волна могла, конечно, иметь массовый антиправительственный характер.

Це була спроба просто перехопити елементарно ініціативу?


Не так все просто. В тот момент это лежало в поле пиара. А дальше, когда мы будем анализировать изменения, которые были внесены в налоговый кодекс и законы, которые сопровождали все это, становится понятно, что таким образом правительство надеется еще больше забрать денег у обычных бизнесменов. Очевидно, что при насильственном повышении зарплаты даже в тех отраслях, где это неестественно, до 3200, увеличивается налогооблагаемая база, и за счет уплаты ЕСВ правительство надеется получить больше денег. Они даже предусмотрели для частных предпринимателей оплату ЕСВ от минимальной зарплаты даже в случае, если предприятие не функционирует на сегодня или они являются убыточными. Что вызвало массовое закрытие. На сегодня, если я правильно помню статистику, таких частных предпринимателей более 200 тыс. уже прекратили свою работу по Украине. Мы понимаем, что этот процесс продолжается. Нужно ли повышать минимальную заработную плату? Я бы сказал, что нужно повышать уровень жизни. Если вы помните, до прихода к власти правительства Яценюка системно повышались минимальные зарплаты и пенсии. Яценюк первым указом внес мораторий на повышение заработных плат и пенсий. По сути, их заморозили. И при колоссальной инфляции и девальвации гривны уровень жизни человека соответственно точно так же девальвировал и точно так же уменьшался. Нужно повышать зарплаты, но это должно быть обосновано. Это должно кореллироваться с многими другими процессами, а в частности с ростом экономики. То есть есть покупательная способность, тем своим, я считаю, очень неудачным решением по мораторию и индексации, которая была принята в 2014 году, был убит рынок внутреннего потребления. Потому что у людей физически стало меньше денег, и они начали отказываться от товаров сначала не первой необходимости, а потом урезать себя и в товарах первой необходимости.

Така сама ситуація відбувається і зараз.

Это очевидно, но тут еще есть два следствия. Самое первое – здоровье нации. То есть люди отказываются от полноценного нормального питания и от лекарственных препаратов, которые им просто остро необходимы. За прошлый год у нас естественная убыль населения 400 тыс. человек. Это официальные данные. Мы находимся на первом месте в мире по смертности. И это, безусловно, в том числе уровень жизни, который нам уготовило наше правительство. Второе – когда люди начинают отказываться от потребления тех или иных товаров, это означает, что производство этих товаров начинает сокращаться. То есть предприятия начинают производить меньше. Как следствие происходит сокращение штата, поскольку им нужно покрывать свои административные и производственные расходы. По уровню безработицы по данным МОТ на сегодня 10% уровень безработицы. Это самый высокий уровень безработицы в Европе. Естественно, когда люди не имеют работы, чем они занимаются? Чем-то не в правовом поле для того, чтобы прокормить свою семью. И мы видим многократный рост преступности. То есть, казалось бы, простое решение по мораторию и индексации рождает сразу цепь событий. При этом любой мало-мальски грамотный экономист это понимал и мог объяснить. Я не понимаю, почему был такой уровень непрофессионализма Кабмина. Остается догадываться. Мне иногда кажется, что это целенаправленная политика. Ведь когда уровень жизни в стране падает, то начинают дешеветь ее активы, а учитывая ту масштабную приватизацию, расширение, вернее, исключение из списка стратегических предприятий и реально предприятий, которые обеспечивают безопасность нашей страны, говорит о том, что нас готовят к тотальной распродаже. Плюс, если вы видели этот миллиард, который нам обещает МВФ, он идет в обмен на ряд требований. Самое главное, мы даже сейчас не берем снижение социальных стандартов от повышения пенсионного возраста, там снятие моратория с продажи земли. Формирование рынка земли. То есть нас хотят реально скупить за копейки. И чем хуже люди живут, тем меньше эти копейки, которые мы получим, будут и тем они будут более долгожданными и с легкостью будут поданы властью как великая победа. Я напомню стоимость, когда хотели приватизировать Припортовый завод, то цена варьировалась от 760 до 900 млн. Сейчас его сняли с торгов. 200 никто не дает. Предприятие «Центрэнерго», дискуссия шла в районе суммы 1 млрд. – 1,5 млрд. долл. Сегодня дискуссия идет вокруг 200 млн. долл. Мне кажется, что это делается специально. Они отрабатывают те задачи, которые, по сути, диктуют их спонсоры. Страдают только от этого украинцы.

Ми говоримо весь час про реальний світ економічний. У ваших спільниках дуже відомий авторитет Іван Міклош – економічний радник чинної влади. Ще на початку виникнення цієї ідеї про 3200 він попереджав, що будь-яка ініціатива економічна, яка не має економічної природи, вона приречена на провал. Чим закінчиться приватизація?

Про 3200 давайте закончим. Это, известно, родило ожидание, которое граничит с инфляцией. Это, естественно, негативно скажется на многих отраслях и на многих предприятиях, которые снизят как раз базу налогообложения, и мы только увидим, как люди будут уходить в тень. Естественно, власть будет усиливать фискальное давление и будет надеяться, что она получит с каждого предприятия штраф в размере 320 тыс. за сокрытие рабочих мест. Так или иначе это однозначно даст негативный импульс экономике страны. Это было невзвешенное, неправильное и несвоевременное решение, и нужно было заниматься на самом деле подъемом экономики и после этого повышать уровень жизни. Государство должно это себе позволить. ВР приняла бюджет воюющей страны, полностью направленный на уничтожение малого и среднего бизнеса. Касательно приватизации. Я не хочу сейчас родить каких-то панических и тревожных ожиданий, но я считаю, что мы обязаны говорить правду. Доходная часть бюджета Украины 720 млрд. грн. Бюджет принят с дефицитом 70 млрд. грн. Это прямой дефицит бюджета. Рева неоднократно говорит о дефиците бюджета Пенсионного фонда в размере 150 млрд. грн. Еще минус 150. 250 млрд. мы знаем, что Украина должна выплатить по внешним займам и по обслуживанию госдолга. Еще 150 млрд. должно быть потрачено на покрытие дырки «Приватбанка». Об этом тоже заявляли абсолютно все. Если мы из доходов вычтем эти расходы, то реальных денег у нас остается всего 120 млрд. грн. На весь год для всей Украины. То есть, по идее, в бюджете через месяц закончатся деньги. Как вы думаете, каким способом будет решать эту проблему государство? МВФ нам уже утвердил лимит в районе 1 млрд. долл. Это 30 млрд. грн.

Хоча планувалося більше.

А дырка у нас с вами 670. То есть 30 млрд. грн. Вообще ничего не решает, и рассчитываться благополучием украинцев за это и, тем более, землей, которая является для меня не просто важным и каким-то популистическим заявлением, а действительно основой безопасности страны, нельзя. Мы прекрасно понимаем, что, как только земля станет товаром, сюда зайдут транснациональные корпорации, которые имеют огромный банк земли по всему миру. Мы знаем, что кредитный ресурс за границей в разы дешевле, чем в Украине. Мы знаем, что стоимость земли в Европе, наверное, в 4 раза дороже, чем у нас. Наши фермеры выкупят землю или все-таки она станет собственностью транснациональных корпораций? Конечно же, транснациональных корпораций, потому что у них есть большие и дешевые деньги. Теперь такой абсурдный пример, чтобы понимать, какая пропасть и какая опасность в этом таится.

Представьте, что на всей нашей земле вырастили урожай и увезли его, условно, продавать в Африку или в Европу, потому что там продукты стоят дороже. Что мы будем делать? Голодать? Всегда Министерство сельского хозяйства занималось планированием культур, сортов, видов продукции для того, чтобы обеспечить продуктовую безопасность страны, и выдавало квоты на экспорт, что сверх нашего потребления можно реализовывать за границей. Сейчас эта система полностью рухнет. Кроме того, транснационалы придут с хорошими технологиями большими, крупными, которые будут минимизировать занятость населения. Мы же это понимаем. Это означает, что будет сокращение. И наши села, которые выживают за счет того, что у них есть земля, просто будут вымирать. Пройдет глобальная урбанизация. Не знаю, хорошо или плохо, но это однозначно то, к чему Украина на сегодня не готова ни инфраструктурно, ни технически. Да сиюсекундную задачу правительство решит. Оно покроет эти дефициты бюджета. Но мы лишимся основного. Мы лишимся перспективы, будущего и надежды на то, что мы будем действительно независимым суверенным государством.

Як ви оцінюєте заклик прем’єра до експертів та парламенту спільно працювати над планом пріоритетних дій уряду аж до 2020 року?


Для того, чтобы что-то планировать или прогнозировать или в правильном направлении двигаться, нужна стратегия. Нужен план действий и по всем отраслям. Не огульно рассказывать, что мы проводим реформы, а надо понимать цель, задачи, сроки и критерии оценки в успешности. По сути, провластная коалиция меняется – Яценюк, Гройсман, не важно, на манеже все те же и те же парламентские группы их поддерживают. Они у руля уже три года. И за эти три года не сформулировано ничего. Разрушены абсолютно все системы. Разрушены абсолютно все институты власти. Разрушается последний оплот, что нам достался в наследство и хоть как-то функционировал. Я имею в виду сейчас медицину и образование. Если до Гройсмана дошло, что спустя три года наконец-то нужно разработать стратегию, концепцию движения страны вперед, это похвально. Но я боюсь, что после этих масштабных простраций, после того, как люди без образования приходят и получают государственное управление, это будет абсолютно безуспешно.

Віце-прем’єр Павло Розенко називає підвищення цін на товари через збільшення мінімальної зарплати спекуляцією і звинувачує в усьому органи місцевого самоврядування. Мовляв, це їх завдання, функціональний обов’язок відстежувати, контролювати ситуацію.

Очень сложно комментировать абсолютно безграмотных министров, но я вам сейчас на пальцах объясню. Заработная плата – это в первую очередь часть себестоимости товара. Если человек получает, условно, 100 руб. за сделанную единицу продукции, то ее продают, условно, за 120. Если ему повысят зарплату до 200, не может же остаться стоимость той же единицы продукции 110 руб. Это составная часть себестоимости. И поэтому повышение заработной платы везде приведет к повышению цен. В производстве, в транспортной составляющей, в энергетике, во всем. Естественно, товары дорожают.

Я так розумію, що у вас захоплення від чинної політики влади немає?


Можно я прокомментирую заяву Ревы? Это говорит о полном отсутствии понимания того, как работает государственная машина. Для того, чтобы что-то контролировать и на что-то влиять, нужны инструменты. Если вы помните, была такая инспекция по ценам, которая следила, мониторила и делала и статистику и имела рычаги влияния в случае картельных сговоров или спекуляций. Это была инспекция, которая относилась к исполнительной власти. И только она могла контролировать эти цены. На сегодня она полностью расформирована. И органы местного самоуправления никогда за это не отвечают. Я работал главой администрации одного из районов, и у меня всегда был мониторинг, и я смотрел, как колеблются цены, и мы каким-то образом реагировали с помощью этой инспекции. То же самое делал губернатор. То же самое делал премьер-министр. Поэтому это называется переложить со здоровой головы на больную. Вернее, с больной на здоровую. Сейчас страна живет, вернее, функционирует только на местах благодаря органам местного самоуправления. Потому что все то, что происходит в Кабмине, это сплошное разрушение.

Уряд склав з себе повноваження. Така вимальовується ситуація. За стан справ на роздрібному ринку в момент відбудови економіки в ліберальних навіть країнах втручання в процес ціноутворення це ознака поганого тону. Я посилаюсь на експерта Руслана Кухарчука. Чи є у вас ілюзія з приводу наших майбутніх досягнень?

Нам говорят, что мы вырастем за счет рынка сельского хозяйства. Что аграрий – это наш локомотив. Уважаемые украинцы, во всех развитых экономиках в состав ВВП сельское хозяйство не вносит больше, чем 7%. В США этот показатель 4%. В некоторых европейских странах 2%. То есть это не может бать локомотивом априори. Нам нужно вернуть тот потенциал, который мы потеряли. То есть Европа нас не ждет, потому что наши товары не соответствуют их стандартам. Нам нужно вернуть рынки СНГ. Компенсировать часть потерь социальной политики за счет доходов, которые мы получим от продажи турбин, самолетов, ракет, приборостроения. Это надо компенсировать. И нужно создавать нормальный налоговый климат.

Ну, во-первых, покой в первую очередь. Должна бать прекращена война и истерия расширения конфликтов. Второе – необходима понятная система права. Ведь где привыкли решать свои споры европейцы и любые инвесторы? В судах. То есть нам нужно взять и просто скопировать систему Лондонского права, понятого для них. Чтобы они понимали, что они защищены и смогу работать в этом законодательстве.

И второе – мы должны быть конкурентными. У нас невероятно удачное географическое расположение. Мы находимся между двумя огромными рынками – Таможенного Союза или стран СНГ и ЕС. То есть мы можем быть той площадкой и в логистическом плане, и в производственном плане, которая будет кормить целую страну. Но нам для этого нужно создавать условия. И самое главное, у нас качественная и недорогая на сегодня пока еще рабочая сила. Я говорю «пока еще», потому что ужасающими темпами население мигрирует, и не только в Европу, но и в Россию. Люди уезжают, потому что не видят перспективы в своей собственной стране. Если мы потеряем кадры, то их заместить будет нечем. Поскольку у нас разрушается система профтехобразования, высшего образования. То есть нас превращают в сырьевой придаток.

Кроме того, нам нужно действительно снизить налоги. Если мы сегодня снизим налоги, то инвесторы, которые вкладывались в Европу или в Россию, придут сюда. Им здесь буде выгодно. Эти 5 лет они больше будут здесь зарабатывать и потому будут вкладывать деньги в Украину. Но через 5 лет у вас у всех будет работа, и база налогообложения вырастет в разы. А тогда мы сможем и поднять уровень социальных стандартов и обеспечить то качество услуг, к которому стремимся мы, говоря об европейских ценностях. Мы хотим нормальную медицину, нормальное образование и нормальное пенсионное обеспечение. Это не может себе позволить и обеспечить страна со слабой экономикой. То есть экономика должна быть во главе угла. Не какая-то национальная идея, сформированная непонятно, а четко мы должны понимать, что мы должны стать сильным государством, равным партнером, заниматься своей обороноспособностью, и тогда с нами будут абсолютно все считаться. Других вариантов нет. Попрошаек и нищих не любит никто.

24 січня народний депутат від фракції БПП Сергій Каплін зареєстрував у ВР проект постанови про створення депутатської робочої групи з питань об’єктивного розслідування обставин і перевірки факту замаху на народного депутата України Антона Геращенка. Що думаєте ви про цей скандал і про його вплив?

Друзья мои, вы меня, конечно, извините, но я о Геращенко вообще не думаю. Это тоже харьковчанин, и я знаю, чем он прославлен на просторах моей необъятной Родины. Это лежит в юмористической плоскости. Но то, что нам раскручивают очередной сериал и готовят к закручиванию гаек по СМИ и наступлениям на свободу слова, я могу об этом судить и приходить к такому умозаключению из-за слов Шкиряка и из слов Турчинова.

Ребята, ну какая нам разница, действительно ли на него готовили покушение или он сам его себе инсценировал, чтобы поднять балы «Народному фронту». У нас проблема со страной. У нас проблема с пенсиями, с медициной. У нас проблема с завышенными тарифами. У нас проблема с тем, что страна не знает, куда она движется. А мы с вами будем рассуждать, это операция ФСБ или Геращенко нанял Петю, чтобы Петя нанял кого-то в России, чтобы потом рассказать сотрудникам СБУ, где надо ловить этих товарищей. Но как инсценировать, мы все понимаем и понимаем, что это могло быть.

Нас отвлекают информационно от насущных проблем. Исключительно в такой плоскости я это вижу. Так же, как и новый закон по насильственной украинизации, где все должны преподавать, все в магазинах должны говорить и весь контент в телевидении должен быть на украинском языке. Вы понимаете, что подобные темы рождают раскол в обществе. Когда постоянно мы говорим о единстве Украины, о том, что нужно преодолеть эти идеологические разрывы, чтобы страна действительно стала сильной, прекратились конфликты и деление общества на 1-й и 2-й сорт, подобные темы вообще нельзя поднимать. Да, они резонансны. Да, они будут будоражить общество, и они, самое главное, призваны для того, чтобы отвлекать нас от насущного. Поэтому, если можно, я вообще не думаю о Геращенко. Я думаю о том, как сделать так, чтобы в стране было нормально. Масса законопроектов моих, которые пылятся в парламенте. Их на сегодня больше 110 штук. Которые просто не рассматривают комитеты. Но зато они быстро сейчас начнут формировать следственные комиссии. Они за неделю закон об украинизации внесут обязательно в парламент и будут тиражировать во всех СМИ, отвлекая нас от того, что будет происходить в начале года. А я думаю, что сейчас будут важные события внешнеполитического характера. Будет решаться судьба Украины. Не мы ее будем решать, а за нас ее будут решать, потому что Украина благодаря этой власти за последние три года полностью утратила свою субъектность и право на решение своего будущего. Это искусственные вбросы. И даже если под ними есть какие-то реальные основания, я вас уверяю, говорить нужно о совсем другом. Мы находимся сейчас на тонущем корабле, потому что мы проходим точки невозврата, которые невозможно будет отмотать назад, даже когда придет следующая конструктивная власть и начнет пытаться думать об Украине, а не о собственном кармане. Мы теряем рынки, которые были нашими. Строятся аналогичные заводы, находятся новые поставщики, закрываются и уезжают люди, которые обеспечили производство товаров из Украины. Наша молодежь мечтает учиться за границей. Наша молодежь видит будущее не в нашей стране. Это катастрофа. Потому что кто-то должен кормить и пенсионеров, и людей, которые не могут сами себя обеспечить. Должна быть масса работающих людей, и она должна быть трудоустроена. А мы говорим о каких-то эфемерных вещах, которые на развитии страны вообще никак не скажутся.

Ефективність роботи цієї ВР?

Выборы в Украине зависят от трех возможных развитий событий. То, что это правительство никуда не годится и вектор, выбранный им, ведет нас в пропасть, я думаю, понимает каждый украинец, когда открывает холодильник и когда заглядывает в свой кошелек, когда приходит во все магазины. Политика, проводимая властью, полностью отражается на уровне жизни людей. И люди должны между этим ставить знак равенства. Уровень доверия к ВР на уровне 15%. Это беспрецедентно низкий уровень. И к правительству такой же. Поэтому выборы необходимы. Но они не выгодны власти. Потому что основное сердце провластной коалиции это партия «Народный фронт», чей электоральный рейтинг на сегодня равен нулю, и БПП, чья фракция на сегодня, наверное, сократится в четыре раза, если выборы пройдут. Поэтому единственный, кто может назначить внеочередные выборы, президент в этом не заинтересован. Значит, точку в этом вопросе может поставить либо внешний фактор в виде изменившегося главы США, либо сами люди. Но пока я таких настроений не вижу. Все сидят на диванах и тихо жалуются на судьбу. Хотя власть принадлежит народу.

Слухач: Це у вас агітаційна передвиборна вечоринка? А де гроші?

Я оппозиционный депутат. Я не голосовал за формирование правительства. Коррупция находится в ветвях исполнительной ветви власти. Это у Кабмина. А его формировали БПП, «Народный фронт», Тимошенко, Ляшко и «Самопомич». И по линии Администрации президента. Потому что это областные и районные администрации, которые являются распределителями средств. То есть все закупки происходят через эти вертикали. Все бюджетное воровство происходит исключительно через министерства и линию исполнительной власти президента. Я не снимаю с себя ответственности, и я как депутат на 100% пытаюсь влиять на развитие моей страны. У меня есть законодательная инициатива. Я использую свою трибуну для того, чтобы говорить с вами о тех вещах и предлагать альтернативный путь развития Украины. Все вопросы по коррупции – к действующей власти.

Слухач: Ви запрошуєте на канал московського шпіона Ганапольського.


Ганапольский очень неординарная личность, и он, кстати, уже не работает на канале News One. Он провокатор в эфире. Он поднимает очень важные темы и очень их качественно разжевывает. В передаче Ганапольского еще и был Василий Апасов, у которого было альтернативное мнение. И была возможность у вас выражать свое мнение путем голосования и телефонные звонки в студию. Это его авторская передача и формат. Кстати, вы мне говорите, что он агент ФСБ, а люди, которые живут на юго-востоке меня все время обвиняли, что я пригласил работать на канал фашиста и русофоба. То есть он многолик и многогранен, а значит, он рождал дискуссию. Основная задача всех СМИ – создавать площадку, на которой есть конкурентное мнение, дискуссия, а вы, наши дорогие, должны решать, кто прав, и определяться самостоятельно, исходя из всех точек зрения, которые вам дали услышать. На сегодня, учитывая гонения на все СМИ, свобода слова сокращается. Скоро вы будете смотреть балет и слушать песнопения и оды во имя нашей власти. К этому идет.

Вчора була інформація, що канал News One готують до продажу. Інформацію про проведення аудиту в компанії підтвердив генеральний продюсер каналу Дмитро Носиков. Що скажете ви?

Он не совсем так сказал. Если дословно вчитываться, на сегодняшний день абсолютно беспрецедентное давление со стороны Администрации президента на все СМИ. Закрывается радио «Вести», каналу «112» не позволили изменить программную лицензию, мы помним поджег «Интера», мы помним давление на «Страна.UA», «Эру». Мы помним давление на все СМИ, которые выражают не только провластную точку зрения, а дают еще альтернативную. Для того, чтобы вы жили счастливо и голодно, счастливо и не долго, им осталось только забрать телевизор и рассказывать, как хорошо.

Мы превращаемся в Северную Корею. Мы не хотим, чтобы канал News One стал от кого-то зависеть. Поэтому кандидат на должность генерального продюсера сейчас находиться в Европе. Я с 28-го по 5-е буду находиться в США. Мы будем встречаться со всеми общественными организациями, которые соблюдают высшую ценность в Европе и США – свободу слова. Будем привлекать их внимание, в частности, к тому, что каналу уже 6 месяцев не продлевают лицензию. Сделали два надуманных предупреждения и пытаются дестабилизировать работу коллектива. И мы будем разговаривать и действительно договариваться со всеми ведущими СМИ, которые, возможно, заключат с нами договор о партнерстве, и мы будем делать местные проекты. Больше я сейчас пока сказать не могу. Но мы попытаемся отстоять свободу слова любым способом в нашей стране. Подарков этой власти я делать не буду.