Трамп прав

Трамп прав

В декабре 2016 года исполнилось 25 лет с момента распада Советского Союза. И самым серьезным провалом во внешней политике США за прошедшую четверть века стало разрушение отношений с Россией. США и Россия сталкиваются с тремя основными угрозами: радикальный ислам, Северная Корея и Китай. Старинная пословица учит нас, что враг моего врага — мой друг.

Мы уже ведем войну с радикальным исламом, Северная Корея активно занимается реализацией своей ядерной программы, а Китай решительно намерен добиться господства в регионе, что может угрожать союзникам США. Мы не можем позволить себе еще одну войну. Россия нужна нам в качестве союзника. Президент Дональд Трамп совершенно прав, настаивая на новом дипломатическом подходе к России.

В конце холодной войны новая Россия была готова принять США в качестве друга и союзника. В начале 1990-х годов я часто ездил в Россию в качестве сопредседателя подкомитета по информационному обмену Американо-советского торгово-экономического совета. Я встречался с Михаилом Горбачевым, членами правительства и влиятельными бизнесменами. Как бывший советский диссидент я был крайне удивлен решительно проамериканскими настроениями на всех уровнях российского общества.

В детстве, когда я учился в советской школе, нам внушали, что нужно готовиться к войне с США. Мы смеялись над этим: мы хотели носить американские джинсы и петь американские песни. Тогда никто в России не хотел войны с Америкой, никто не хочет войны с ней и сейчас. Российский народ хочет мира и процветания, поэтому он готов к сотрудничеству с США. В какой-то момент, не очень давно, Борис Ельцин даже говорил о том, что Россия может вступить в НАТО.

А потом отношения между США и Россией стали быстро портиться. На место дружбы пришла новая холодная война, и вместо того, чтобы вступить в НАТО, Россия сейчас наблюдает за натовскими солдатами у своих границ с Польшей и странами Балтии. По мнению некоторых аналитиков, сегодня угроза начала войны с Россией больше, чем когда-либо с момента Кубинского ракетного кризиса 1962 года.

Когда Владимир Путин стал президентом России, он демонстрировал прозападный подход. Однако со временем он стал относиться к Западу с подозрением и считать США врагом. Как патриот России Путин был оскорблен тем, что США относились к России как к стране третьего мира или, в лучшем случае, как к младшему партнеру. Продолжающееся расширение НАТО вглубь российской сферы влияния и поддержка США антироссийских восстаний в бывших советских республиках воспринимались как угроза российскому суверенитету и безопасности.

Хотя довольно приятно видеть, как Дональд Трамп демонстрирует заинтересованность в восстановлении отношений с Россией, ему необходимо помнить, что программа Владимира Путина существенно отличается от программы США. Наши отношения с Россией останутся довольно сложными, а наша политика должна быть гибкой.

В период холодной войны от Советского Союза США отделял непреодолимый идеологический разрыв. Сегодня Россия является по большей части рыночной экономикой. Хотя нам, возможно, не нравится авторитарный стиль Владимира Путина и хотя нас разделяют серьезные разногласия по нескольким ключевым вопросам международной политики, между нами больше не стоят противоположные идеологии и, что гораздо важнее, угроза взаимного уничтожения. Несмотря на все разногласия, общие угрозы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, делают нас естественными союзниками.

Возможно, у России и США противоположные интересы на Ближнем Востоке, однако все мы заинтересованы в стабилизации этого региона. У России глубокие связи с Ираном, с которым она ведет активную торговлю, и в вопросе Ирана мы, вероятнее всего, всегда останемся на противоположных плюсах. Кроме того, Россия является верным союзником режима Асада в Сирии, где наши интересы тоже различаются.

Однако свержение Асада не должно быть нашей внешнеполитической задачей — ей должна быть борьба с ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) — и в этом вопросе мы вполне можем наладить сотрудничество с Россией. Если мы перестанем настаивать на смене режима в Дамаске, нам не только удастся снова сесть за стол переговоров, но и заручиться поддержкой России в борьбе против ИГИЛ.

Как бывший советский диссидент я на собственном опыте узнал, что такое железная хватка КГБ. Сегодня ФСБ — преемница КГБ — руководствуется тем же образом мыслей, действуя как внутри России, так и за ее пределами. Если мы начнем заискивать перед Путиным, бывшим офицером КГБ, а позже директором ФСБ, и при этом забудем об осторожности, это может оказаться опасным. Мы должны сохранять бдительность. В то же время Владимир Путин — лидер России. Он очень умен и чрезвычайно популярен у своего народа.

Прагматичная политика и здравый смысл диктуют нам необходимость сотрудничать с Россией там, где наши интересы совпадают, и оказывать сопротивление там, где они различаются.

Источник: The Hill