Гонтарева: постскриптум, или Стерилизация через кастрацию

Гонтарева: постскриптум, или Стерилизация через кастрацию

В идеально мертвой экономике, о которой мы писали вчера, не должно быть ничего, нарушающего правильность показателей. Поэтому Валерия Гонтарева уходит с поста главы НБУ, оставляя после себя тщательно простерилизованный труп банковской системы. Банки больше не исполняют роль сосудов экономики, по которым течет финансовая кровь. А Украина превращается в стерильное долговое государство. Только долги, и ничего больше.

Насколько Кабмин скрупулезно имитирует выполнение формальных требований МВФ (и других организаций) по сбалансированию показателей, настолько же и НБУ с момента прихода туда бригады “стерилизаторов” во главе с Гонтаревой маниакально заботился о выполнении банками установленных нормативов.

Да, банки должны соответствовать нормативам и быть докапитализированы. Но не стоит забывать, что из нормативов они выбились большей частью не по своей вине, а потому, что курс гривны к доллару за 2,5 года упал в 2,5 раза (забавная тавтология). Если же брать наивысшую отметку, то и в три раза. Напомню, что через год после майдана, в феврале 2015 года, официальный курс НБУ достигал 30 грн./$, тогда как реальный обменный доходил до 40 грн.

Но даже если не брать пики, страна прошла путь от 8,5 грн./$ до 11,84 грн./$ и теперь плюс-минус до 27 грн./$. И этот же самый путь прошли банки. Их шатало вместе с экономикой. Рухнула внешняя торговля, упал экспорт, разорвались отношения с Россией, уменьшились объемы производства, возникли неплатежи, исчезли инвестиции, народ метался в панике, спасая сбережения – весь этот кавардак не мог не сказаться на банковской системе.

На сегодня усилиями НБУ с рынка выведено свыше 80 банков. Большей частью потому, что они не выполнили формальные нормативы. В этих банках «сгорело» 111 млрд. грн. депозитов граждан, которые теперь возмещает государство за счет бюджета, наполненного, как мы уже написали вчера, виртуальными доходами. И 73 млрд. грн. вкладов юрлиц, которые не возмещает никто

Знаю, кто-то мне возразит, мол, Гонтарева зачищала страну от мошенников, а я их (мошенников) защищают. Нет, дорогие мои. Я не защищаю мошенников, которые, поверьте, прекрасно жили при бабе Лере и будут так же успешно существовать дальше. Более того, в силу своей профессии я слишком много знаю о том, какими негодяями бывают банки.

Однако не надо всех чесать под одну гребенку. И не надо мерить одной формальной линейкой. Потому что какая экономика, какой бизнес – такие и банки. Уничтожив их, мы не создали, как было обещано, “крепкую, устойчивую, платежеспособную систему”. Мы окунулись в пустоту.

Скажем прямо, разрекламированная зачистка банковского рынка от слабых либо схемных банков была способом избавления от “чужих”, неугодных, не системных и не приближенных к новой власти структур.

Хотели бы сохранить банки, оговорили бы гибкий график капитализации, объяснили бы ситуацию ревизорам МВФ. Назвали бы это программой адаптации банковской системы к новым регуляторным требованиям и рыночным условиям. Не проводили бы параллель между отношением к конкретному банку и фамилией собственника, даже если она Жеваго (БЮТ), Новинский (Оппоблок) и т.д.

В конце концов, пока одни банки были задушены в лучших традициях взаимоотношений Отелло и Дездемоны, другие питались от неиссякаемого источника рефинансирования от НБУ. И вопрос, кому выделялись средства для поддержки, а кому было отказано – это ключ к понимаю стратегии по “отстрелу” проблемных финучреждений.

На сегодня усилиями НБУ с рынка выведено свыше 80 банков. Большей частью потому, что они не выполнили формальные нормативы. В этих банках «сгорело» 111 млрд. грн. депозитов граждан, которые теперь возмещает государство за счет бюджета, наполненного, как мы уже написали вчера, виртуальными доходами. И 73 млрд. грн. вкладов юрлиц, которые не возмещает никто.

По разным оценкам, Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) выплатил пострадавшим клиентам банков с января 2014 года до 1 июля 2016 года 80,8 млрд. грн. Из них 76 млрд. грн. – это свежие выплаты, результат “гонтаревской зачистки”. При этом не будем забывать, что речь идет о гарантированном государством возмещении депозитов размером до 200 тыс. грн.: цифра, несколько “похудевшая” в долларовом эквиваленте в результате инфляции. Кстати, валютные сбережения для их выплаты пересчитывают в гривну по нынешнему курсу.
Всему приходит конец. И долговой пирамиде в том числе. То, что в украинской финансовой системе растет так называемый денежный "навес" в виде обязательств правительства и НБУ, очевидно. Рано или поздно, при отсутствии роста ВВП, этот навес сорвется и вызовет волну инфляции. А затем новый виток ухудшения показателей банков, который может привести к следующей очистке банковского рынка. Хотя что там уже будет чистить?

О 55 млрд. грн. более крупных по размеру вкладов клиенты могут забыть. Так же, как, видимо, должны будут смириться с потерей вкладов и юридические лица. Еще с почти 70 млрд. грн. придется попрощаться другим банкам – эти деньги «зависли» на счетах неплатежеспособных финучреждений. Наконец, помимо прочего, в банках-банкротах сгорело 19,5 млрд. грн. средств госпредприятий – цифра по состоянию на 1 февраля 2017 года.

Как вы думаете, наша экономика от такой стерилизации выиграла или проиграла? Ни то, ни другое. Она просто в значительной степени умерла. Огромный пласт бизнеса прекратил свою работу или перешел в “наличную тень”. Кредитование как система поддержки и развития реального сектора упало ниже плинтуса. Давать кредиты страшно – потому что могут не вернуть. Если не вернут, испортят показатели, и банк могут ликвидировать.

Что делать в этой ситуации с деньгами, которые есть у банков? Кредитовать правительство и бюджет. Ибо его доходы, как мы писали в предыдущей статье, в значительной степени виртуальные. А вот расходы – фактические. При этом покупка ОВГЗ не нарушает нормативов, не грозит проблемами и не причиняет хлопот. Минфин не надо проверять, как обычного заемщика. И от блокады Донбасса он внезапно не пострадает.

Не удивительно, что только за январь-март 2017 года объем ОГВЗ в портфелях коммерческих банков увеличился на 29,5 млрд. грн. и достиг 285 млрд. грн. Если учесть, что НБУ выкупил еще больше ОГВЗ – 383 млрд. грн., то получается, что банковская система Украины вложила в обязательства правительства 668 млрд. грн. Это две трети всех кредитных вложений в экономику.

“Да, в нашей системе формируется "идеальный банк", который не кредитует экономику и, кроме проведения расчетов и привлечения депозитов, вкладывает деньги в ОГВЗ и депозитные сертификаты НБУ, – отмечает известный экономист Виктор Суслов. – Такой банк надежен, поскольку у него нет рисков. Обанкротиться он может только вместе с государством. Это банк – ростовщик государства. Если мы придем к такой банковской системе, наша экономика погибнет...”.

Как? Да очень просто. Всему приходит конец. И долговой пирамиде в том числе. То, что в украинской финансовой системе растет так называемый денежный "навес" в виде обязательств правительства и НБУ, очевидно. Рано или поздно, при отсутствии роста ВВП, этот навес сорвется и вызовет волну инфляции. А затем новый виток ухудшения показателей банков, который может привести к следующей очистке банковского рынка. Хотя что там уже будет чистить?