Суд «Газпрома» с «Нефтегазом»: радость была преждевременной?

Суд «Газпрома» с «Нефтегазом»: радость была преждевременной?

Не успела Украина полномасштабно отпраздновать историческую победу над «Газпромом» в Стокгольмском арбитраже, как поводы для радости стали таять на глазах. В прошлую пятницу выяснилось, что главное наше достижение – отмена условия «бери или плати», о которой первой раструбила на «Фейсбуке» замминистра иностранных дел Елена Зеркаль, – несколько преувеличено. И пока будет действовать контракт, подписанный в 2009 году Тимошенко, это условие сохраняется...

Вернемся на две с лишним недели назад – в последние дни мая. И вспомним официальные (подчеркиваю, официальные) сообщения по итогам решения Стокгольмского арбитража, текстом которого на тот момент не располагали ни истец “Газпром”, ни ответчик “Нефтегаз”.

Цитата 1. «Суд Стокгольма отменил принцип “бери или плати”, который действовал при закупке Украиной российского газа. Об этом сообщила в Facebook пресс-служба “Нефтегаза”. Требования Газпрома по “бери или плати” были полностью отклонены. Суд также полностью отменил запрет на реэкспорт газа, – сказано в сообщении».

Цитата 2. “Обнародованное сегодня отдельное решение Стокгольмского арбитража по спору между "Газпромом" и НАК "Нафтогаз України" – победа украинской стороны. Так прокомментировала в своем Facebook сообщения из Швеции заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.

“Их позиция по ключевым вопросам оказалась следующей: условие "бери или плати" (львиная доля финансовых требований "Газпрома") упразднено полностью; запрет на реэкспорт отменен полностью; формула цены пересмотрена с 2014 года – европейская цена. Это однозначно победа. Евроинтеграция в силе!", – написала Зеркаль».



Тут необходимо пояснить, о какой собственно победе писала Зеркаль. В Стокгольмском арбитраже находятся несколько исков, поданных "Нефтегазом" против "Газпрома" и наоборот – “Газпромом” против “Нефтегаза”.

Первый иск "Нефтегаза" к “Газпрому” касается пересмотра цены и компенсации за российский газ, поставленный по завышенной, как у нас полагают, стоимости (сумма претензий украинской стороны $17 млрд.).

Второй иск “Нефтегаза” содержит требование к "Газпрому" заплатить за объем транзита, зафиксированный в контракте, – не менее 110 млрд. кубометров газа в год. Дело в том, что в связи с экономическим кризисом 2008 года это контрактное обязательство “Газпром” не выполнил. Напротив, он сократил объемы транзита более чем в полтора раза. Сумма претензий по этому иску $12 млрд. То есть фактически “Нефтегаз” требовал от “Газпрома” того же, чего “Газпром” во встречном иске от “Нефтегаза”: выполнения принципа "бери или плати".

Встречный иск "Газпрома" сводился к тому, что Украина должна была выкупать 52 млрд. кубометров газа в год. Без учета штрафов и процентов по этому пункту контракта "накапало" $34,5 млрд., а с учетом штрафов сумма выросла до $42,8 млрд.

Еще когда шли судебные баталии, эксперты предсказывали, что Стокгольмский арбитраж выдаст "Газпрому" по поводу $42 млрд. “губозакаточную машинку”. Хотя бы потому, что для Украины это нереальные деньги. И даже теоретически нет смысла говорить о подобных суммах. Поэтому “Газпрому” будет отказано.

Вместе с тем некоторые юристы полагали, что арбитраж может взыскать с "Нефтегаза" около $2 млрд. за недопоставленный в Украину газ до 2015 года. И откажет нам в пересчете стоимости уже уплаченного за период до 2015 года газа.

Какой вердикт вынесен на самом деле, точно не известно до сих пор, поскольку оригинал многостраничного судебного решения никто из прессы и аналитиков не видел. Но как пишут “Українські Новини”, говорить об отмене условия "бери или плати" не верно. Решение фактически касается исключительно годового объема газа, который должен быть оплачен по этому принципу – 52 млрд. кубометров, и означает, что, по мнению арбитров, этот объем завышен.


И не окажется ли после рассмотрения всех исков, что по итогам “взаимозачета” Украина останется должна России $1-2 млрд. (как предсказывают некоторые эксперты), а не Россия нам? Это не вопрос к Зеркаль и другим комментаторам. Это, скорее, риторический вопрос. Ответ на который мы рано или поздно все равно получим

“Нефтегаз” подтвердил, что сам принцип "бери или плати" остается в контракте и дальше, а "неразумно избыточным" был признан объем в 52 млрд. кубометров газа, подлежащих оплате.

Как отмечает издание, эта цифра была внесена в контракт 2009 года, исходя из объемов импорта газа в прежний период. К примеру, в 2007-м Украина закупила на внешних рынках 50,1 млрд. кубометров газа, в 2008-м – 52,5 млрд. кубометров. Но из-за мирового экономического кризиса потребление газа Украиной сократилось (ВВП страны также сократился на 15%). В последующие годы потребление газа Украиной также сокращалось, но уже по другим причинам. В последние несколько лет – ввиду кризиса и деиндустриализации.

“С конца 2014 года стороны периодически подписывали дополнительные соглашения, отменяющие условие "бери или плати", но с конца 2015 года Украина отказалась от услуг "Газпрома", отдав предпочтение реверсным закупкам газа в Европе. В итоге в Стокгольме "Газпром" требовал от "Нефтегаза" оплаты за невыбранный газ в 2012-2014 годах, в 3-м квартале 2015 года и 2-4 кварталах 2016 года $34,5 млрд. и около $10 млрд. штрафа за неоплату этой суммы ранее. Исходя из решения арбитража, требования по оплате этой суммы отклонены судом в полном объеме", – констатируют “Українські Новини”.

Наиболее любопытно утверждение, что, как подтверждают теперь в “Нефтегазе”, стороны должны будут согласовать новый объем газа для выполнения условия "бери или плати", поскольку он остается в действующем контракте.

Выходит, что из-за решения Стокгольмского арбитража нам придется возобновить переговоры с "Газпромом", у которого мы уже почти два года не покупаем газ, предпочитая брать его (газ) по реверсу в Европе?

Еще один вывод напрашивается, исходя из иска “Нефтегаза” к "Газпрому" заплатить за непрокачанный транзит $12 млрд. Не потому ли в “Нефтегазе” так шустро скорректировали свою позицию относительно принципа "бери или плати", что он же лежит в основе наших транзитных претензий к “Газпрому”?

И не окажется ли после рассмотрения всех исков, что по итогам “взаимозачета” Украина останется должна России $1-2 млрд. (как предсказывают некоторые эксперты), а не Россия нам? Это не вопрос к Зеркаль и другим комментаторам. Это, скорее, риторический вопрос. Ответ на который мы рано или поздно все равно получим.