Пенсионная реформа-2: в бой идут одни старики

Пенсионная реформа-2: в бой идут одни старики

В канун принятия в первом чтении пенсионной реформы министр социальной политики Андрей Рева с гордостью заявил, что работодателей обяжут создавать рабочие места для людей старше 45 лет. Понятно, что это идет в контексте обеспечения СТРАХОВЫМ (не путать с ТРУДОВЫМ) стажем в 25 лет будущих пенсионеров. О чем мы уже писали. Но парадокс в том, что забота о “работниках в возрасте” пробудилась у наших чиновников в тот момент, когда на Западе входят в моду молодые пенсионеры. Украине, похоже, снова впихнули устаревающую экономическую модель...

Наверное, одно из главных заблуждений украинцев – это то, как мы представляем себе жизнь европейских стариков. Типичный стереотип – жизнерадостные и энергичные туристы пожилого возраста на улицах лучших курортных городов мира. Да, есть и такие. Но есть и те, кто, едва передвигая ноги, носит тарелки до гробовой доски.

Приехала ко мне подруга из Германии. Прошлись по киевским кафе, зашли в салон красоты. Ее удивило, что у нас только молодые официанты, а маникюрши с парикмахершами исключительно юные барышни.

В 2016 году немцам установили планку ухода на государственную пенсию: мужчины – с 67 лет, женщины – с 65-ти. В кафешке возле ее дома трудится пара далеко за 60. Ноги артритные, но до сих пор тарелки таскают. А маникюрша в ее квартале – бабуля 62 лет. Домучивается до пенсии. Ни о каких модных тенденциях не слышала. Да и какие тенденции: кутикулу на пальце в лупу рассматривает. Как ювелир бриллианты. Подслеповатая. И все это не от хорошей жизни.

Помимо государственной пенсии, в Германии есть частные фонды. Будущий немецкий пенсионер может доверить такому фонду свои отчисления. И у них это надежно. Но таким вариантом пользуются в основном те, у кого уровень доходов составляет около 4 тыс. евро в месяц. При том, что средняя зарплата в провинции почти вдвое ниже. То же самое и отчисления работодателей на персональный счет – они начинаются после того, как вы продержитесь на одном месте работы минимум пять лет.

Идея заставить старичков трудиться до 65-67 лет возникла в Европе и США еще в начале 90-х. Когда медицина уже научилась справляться с возрастными проблемами, а рождаемость продолжала падать. Масла в огонь подлили всемирные кризисы, в том числе и последний – 2008 года, который вызвал крах пенсионных фондов в США и Европе.

Но пока “раздуплялись” с постепенным повышением пенсионного возраста, наступила эпоха стремительных цифровых технологий. Даже 50-летним руководителям стало сложно идти в ногу со временем, не говоря уже об их 60-летних подчиненных. Попытки избавиться от “возрастных” работников привели к тому, что, наряду с защитниками ЛГБТ-меньшинств (или уже не меньшинств, учитывая их количество на Западе), животных, неформалов, мигрантов, наркош, больных СПИДом и т.п. появились и борцы с возрастной дискриминацией.


Идея заставить старичков трудиться до 65-67 лет возникла в Европе и США еще в начале 90-х. Когда медицина уже научилась справляться с возрастными проблемами, а рождаемость продолжала падать. Масла в огонь подлили всемирные кризисы, в том числе и последний – 2008 года, который вызвал крах пенсионных фондов в США и Европе

То есть вместо того, чтобы бороться за возможность иметь заслуженный отдых пораньше, как в “проклятом” Советском Союзе, в Европе и Штатах сражаются с эйджизмом (от англ. Ageism, – автор): дискриминацией одних возрастных групп другими. Например, в Штатах этим занимается целый ряд неправительственных организаций, включая, скажем, одно из подразделений известного Фонда Макартура.

Все эти “ребятишки” развили бурную деятельность невиданных масштабов. В Уголовных кодексах западных стран появились статьи, которые наказывают за проявления расизма... Пардон, эйджизма, “связанного с потреблением какого-либо товара или услуги, осуществлением экономической активности, в том числе на рынке труда или интернатуре”. В США действует закон «О возрастной дискриминации при найме».

Скоро назвать пожилого человека пожилым будет таким же преступлением, как в Америке негра негром. Или как сказать европейскому ребенку, что педерастия – это плохо. Толерантность превыше всего.

Теперь европейским работодателям приходится выкручиваться, чтобы объяснить 60-летней актрисе, почему ей отказано от роли юной Золушки. Фраза “Мадам, ваш центнер веса не вписывается в наш сценографический замысел” не прокатит: это прямая дискриминация по внешнему виду, гендерной или расовой принадлежности, возрасту и проч.

Шутки шутками, но западная судебная система, которая еще недавно утопала в жалобах на сексуальные домогательства, сегодня завалена исками на тему эйджизма. Недавно прочитала историю, что два жителя Калифорнии подали иск на компанию PricewaterhouseCoopers, обвинив ее в дискриминации при приеме на работу по возрастному признаку.

Истцы (иск уже объявлен классовым, и к нему может присоединиться неограниченное количество людей) уверены, что имеют достаточный для вакансии опыт и навыки, но получили от PwC необоснованный отказ.

В заявлении в федеральный суд в Сан-Франциско отверженные кандидаты предположили, что «для того, чтобы привлекать и удерживать на работе представителей “поколения Y”, PwC предварительно выделяет резюме от соискателей старше 40 лет… и отказывает им в возможности трудоустройства».

Истцы обращают внимание, что на сайте компании, на странице с ее вакансиями изображены исключительно молодые люди. А руководство фирмы где-то похвасталось в статье, что молодые специалисты – это примерно 80% штата PwC.

А недавно завершился многолетний спор правительства США с сетью ресторанов Texas Roadhouse. Компанию обвиняли в возрастной дискриминации при выборе соискателей на должности барменов и официантов. Правда, точку в деле поставили не судьи, а сама компания. Она сочла, что продолжение тяжбы обойдется дороже, чем выплата штрафа.

Принуждение западных работодателей к трудоустройству людей предпенсионного возраста заставляет их придумывать для старичков специальные мотивации, системы обучения, “подтягивая” до современных технологических требований.

В такой ситуации откат к возрастному рубежу, который постсоветские страны получили в наследство от СССР вкупе с бесплатной медициной и бесплатным высшим образованием, становится неизбежным. А мы, наоборот, боремся за более поздний выход на пенсию по требованию МВФ и кредиторов

С одной стороны, это неплохо, с другой – далеко не всем нравится. И более того, далеко не все западные счастливчики хотели бы трудиться до 67 лет. Просто до последнего времени социум и пропаганда давили на их психику и запрещали признаваться, что они на самом деле не так уж бодро себя чувствуют и не так сильно хотят работать.

Поэтому сейчас маятник качнулся в другую сторону. Но пока только для тех, кто может обеспечить себя сам. Например, в США, где пенсионный возраст должен быть между 65 и 67 годами (в зависимости от его или ее года рождения), многие пенсионные компании предлагают программы, где выплаты начинаются в более раннем возрасте. Появились целые общественные движения, которые борются не с эйджизмом, а с завышенным пенсионным возрастом.

В моду осторожно входит альтернативное веяние – уходить на отдых максимально рано. Недавно в популярной британской газете Daily Mail появилась любопытная статья с красноречивым заголовком: “Как выйти на пенсию в 40... Даже если вы не зарабатываете состояние. Невозможно? Эти пары доказывают, что кто-то может это сделать”. Это истории людей, которые сэкономили или заработали деньги, чтобы выйти из “крысиной гонки” не в 60 или 65 лет, а гораздо раньше.

И пусть это пока социальный эксперимент, но тенденция налицо. Запад осознал, что в нынешнем динамично развивающемся экономическом пространстве консервировать на работе стариков, повышая их пенсионный возраст, это демотивировать молодежь. Которая вместо того, чтобы стремиться к карьере, умышленно затягивает “образовательный возраст” и предается радостям студенческой жизни почти до 30 лет. А то и вовсе отказывается от карьерных притязаний и живет в неформальном сообществе или своем индивидуальном “коконе”.

Яркий пример – Испания, где пенсионный возраст подняли до 67 лет при стаже 38,5 лет. При этом до 30% молодежи является безработной. И не сильно по этому поводу парится: понимая, что вакансии заняты, они просто веселятся на пляжах и не пытаются отобрать работу у старичков.

В такой ситуации откат к возрастному рубежу, который постсоветские страны получили в наследство от СССР вкупе с бесплатной медициной и бесплатным высшим образованием, становится неизбежным. А мы, наоборот, боремся за более поздний выход на пенсию по требованию МВФ и кредиторов.

Сейчас эти векторы будут двигаться навстречу друг другу: Запад от борьбы с возрастной дискриминацией перейдет к обоснованию досрочного (более раннего) выхода на пенсию. Мы от замаскированного повышения пенсионного возраста (стажа) – к изучению слова “эйджизм”.

Любопытно, что когда Daily Mail опубликовала статью о 40-летних пенсионерах, Минсоцполитики объявил о намерении обязать всех работодателей, которые используют наемный труд численностью от 8 работников и более, предусматривать рабочие места для людей возрастом от 45 лет. О чем министр социальной политики Андрей Рева рассказал в интервью "Радио Свобода".

Это, конечно, замечательная инициатива. Очень европейская по своей сути. Хотя все понимают, что она направлена не только на защиту тех, кому за 45-ть, а в первую очередь на подготовку рабочих мест для тех, кому за 60 лет. И пока мы с огромным трудом и социальными жертвами достигаем цели, поставленной перед нами МВФ и западными донорами, Европа начинает идти в прямо противоположном направлении – к омоложению пенсионного возраста. Но только для своих. У нас старики будут обязаны топать в бой, пока еще могут ходить. Из последних сил ...