Чемпионатский забег по вдовьим слезам...

Чемпионатский забег по вдовьим слезам...

...Этот Мемориальный парк у подножия Мамаева кургана в Волгограде появился за два года до всего гигантского и монументально-торжественного мемориального комплекса с Родиной-Матерью с мечом на этом самом кургане. Город только-только начал привыкать к новому названию – Волгоград (с 1961 года), но люди помнили старое название – Сталинград. И все, что было связано с этим названием, – битву, ставшую символом героизма, стойкости и несломленности советских людей...

...Мирных жителей Сталинграда, а уже потом и солдат, которые думали в унисон: «За Волгой для нас земли нет». И к 20-летию Победы в той страшной войне, в 1965 году, Любовь Пластикова, работница знаменитого тракторного завода, ставшего крепостью Сталинградской битвы, посадила у подножия кургана первое дерево. В память о муже, погибшем в Сталинграде. Потом тысячи и тысячи горожанок, ставших вдовами на той войне, последовали ее примеру. Так и появился этот живой памятник, который в народе назвали «Парком вдов». Как написал сегодня волгоградский интернет-портал «V1.ru», это были «тополя, акации, каштаны, березы, ели, катальпы, возле которых стояли таблички с именами погибших. В этом году мемориальный парк вырублен полностью...



Более того, сегодня, когда техника, снесшая и выкорчевавшая деревья, уже остыла, волгоградские коммунальщики при полной поддержке властей утверждают, что никакого парка там вообще не было. И никакие Майя Кристалинская и Людмила Зыкина не пели песню Яна Френкеля «В парке у Мамаева кургана» на стихи Инны Гофф:

«В парке у Мамаева кургана
Посадила яблоню вдова,
Прикрепила к яблоне дощечку,
На дощечке вывела слова:

«Муж мой был на фронте лейтенантом,
Он погиб в сорок втором году,
Где его могила я не знаю,
Так сюда поплакать я приду».

Посадила девушка березу:
«Своего не знала я отца,
Знаю только, что он был матросом,
Знаю, что сражался до конца».

Посадила женщина рябину:
«В госпитале умер он от ран,
Но свою любовь я не забыла,
Потому хожу я на курган».

Пусть с годами надписи сотрутся,
Их никто не сможет прочитать.
Будет к солнцу дерево тянуться,
И весною птицы прилетать.

И стоят деревья, как солдаты,
И в буран стоят они, и в зной.
С ними те – погибшие когда-то-
Оживают каждою весной»...


Сегодня уже нет в живых ни тех вдов, ни Майи Кристалинской с Яном Френкелем, Людмилой Зыкиной и Инной Гофф. Нет и «Парка вдов». Скоро не останется и памяти о нем. Потому что на этом месте появится автомобильная стоянка площадью в 7 тысяч квадратных метров. Она нужна к Чемпионату мира по футболу 2018 года. И для отчетности перед Москвой и президентом Владимиром Путиным, который так много сделал, чтобы ЧМ состоялся именно в России. Вот и получилось: мяч еще будет скакать, а щепки уже полетели...

И интересно знать, известно ли самому Путину о том, что в угоду ему, но под благим холуйско-чиновничьим поводом сотворили его подчиненные? Что вообще он думает об уничтожении «Парка вдов» и памяти? Он же так много говорит о недопустимости осквернения этой самой памяти, о чествовании ветеранов, сам ходит в «Бессмертном полку». А за ним с постными мордами тянутся по городам и весям те, кто потом, отложив портреты, подписывают решения о сносе парков и памятников погибшим воинам, сами садятся за рычаги тракторов и экскаваторов, дрючат журналистов, чтобы не вмешивались и не мешали «эпохальным стройкам»...

А «Парк вдов» был, был...





Но его сначала запустили без меры, превратили в неухоженный и никому не нужный лес, который утыкан тоже никому не нужными табличками с именами погибших бойцов. А потом уничтожили, чтобы не мешал, не портил отчетность. Ну, и чтобы машинки чинуш, отечественных богатеньких буратинок и гостей из-за бугра было куда поставить. А стоянка на фундаменте, замешанном на крови погибших и слезах вдов, наверное, будет прочной. Если не украли цемент, конечно, на свои дачки и дворцы...

Кто это сделал? Да, в общем-то, известно, кто. Непосредственно выкорчевали все рабочие подрядной организации МБУ «Северное». Гордятся собой ребята страшно: «Сначала мы спилили там все деревья, сейчас тракторами корчуем пни. Как только эти работы будут завершены, и территорию выровняем и приведем в порядок – начнется устройство основания, а затем укладка асфальтобетонного покрытия под будущую парковку. ...От другой территории она будет отделена бордюрами. Закончить все работы мы планируем уже в ноябре этого года».

Но вот кто отдал приказ... Председатель совета Волгоградского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Валерий Котельников, который и должен был следить за тем, чтобы безобразия не случилось, теперь утверждает, что деревья в «Парке вдов» вырубались в рамках работ по его... благоустройству. И констатирует: «Мягко говоря, нас ввели в заблуждение». Потому что парка уже нет. И он только теперь собирается жаловаться в прокуратуру, что осквернили памятник и память. А что толку?

И Андрей Бочаров, губернатор Волгоградской области, Герой России за первую Чеченскую войну, десантник-подполковник запаса, дважды экс-депутат Госдумы РФ от «Единой России», «человек Путина» и т. д., тоже уже «отмораживается». И утверждает, что никаких документов о сносе «Парка вдов» не то что не подписывал, а в глаза не видел. А парка нет. Но губернатор о подготовке к ЧМ-2018 отчитается «на ура». И, может быть, еще одну медальку получит...

...Но, справедливости ради, следует сказать, что и неравнодушные люди в России еще остались. Блогер, публицист, гражданский активист Сергей Колясников, который позиционирует себя как «Старый солдат», который «не знает слов любви», по этому поводу ехидно, горько и совершенно правильно написал: «Походу, никто не виноват, то ли парка не было, то ли он сам себя вырубил и вывез. Осталось только самостроящейся парковке появиться». А потом процитировал и слова своего коллеги-блогера Андрея Медведева, который тоже предельно четко обнажил суть происходящего: «Вот после этого мне хочется обратиться к администрации США, американским сенаторам и конгрессменам. Щеглы и сопляки! Что вы нас своими санкциями пугаете! Отдохните. Мы сами, без вас себя изведем. На Украине памятники советским солдатам сносят. И в Польше тоже сносят. И в Латвии. И в Литве. И в Венгрии. И мы их всех критикуем. Ой, как нехорошо. Да. Не то, что мы. Мы – молодцы»...

И я не буду тут излишне морализаторствовать и сравнивать с Украиной. Никакие глупости, преступления против памяти, осквернения святынь в России не оправдывают той каннибальской вакханалии, устроенной над историей и памятью, традициями и устоями в Украине «альцгеймерами украинизации, русофобии и декоммунизации». Но все же напомню некоторым рьяным российским обличителям: порой украинским погромщикам не с кого брать пример в сохранении памятников. Или наоборот – есть кому подражать в варварстве и политическом каннибализме. И неча на чужое зеркало пенять, коли у самого рожа крива…

...А ведь в России к ЧМ-2018 под ножи идут (могут пойти?) не только мертвые, но и живые и даже еще не рожденные. Тот же блогер Колясников сообщил общественности, что в рамках подготовки к ЧМ-2018 в Екатеринбурге под это дело чуть не снесли уникальный Научно-исследовательский институт материнства и младенчества (НИИ ОММ). Потому что он «тоже бедолага рядом со стадионом оказался, а ведь речь шла о тысячах младенческих жизней»! «Но вроде отстояли пока. Что уж тут говорить про какой-то парк», – грустно как-то констатирует блогер. Может быть, потому, что подготовка к Чемпионату продолжается...

И кто нам всем, в России и в Украине поможет? Странный и страшный вопрос. А поэт Андрей Шигин еще в прошлом году в стихотворении «Наши не придут» напророчил:

А наши не придут... Такое время ныне –
Не тот сегодня год, война совсем не та.
Никто не слышит глас, взывающий в пустыне.
Да и пустыни нет – сплошная пустота.

И в этой пустоте дорога будет долгой –
Закончились давно короткие пути.
Не вспыхнет Сталинград, и есть земля за Волгой...
Но наши не придут. Откуда им прийти?

Не выведет никто «За Родину!» на бомбах,
Никто не прохрипит: «Даешь стране угля!».
Гуляют сквозняки в одесских катакомбах,
Зашторен мавзолей под стенами Кремля.

Не встанет политрук, не ткнет наганом в небо,
Труба не позовет на подвиг и на труд.
Коль отдали себя комфорту на потребу,
Пора уже понять, что наши не придут!

Так выпьем за дедов по чарке русской водки
И снова в интернет – оттачивать умы,
Развешивать флажки, терзать друг другу глотки.
А наши не придут… Все наши – это мы...


...Да, есть уже земля за Волгой. И по обе стороны Днепра есть. И за Бугом. И вокруг Невы, Невки и Фонтанки. Но как есть?! Не в возвышенно-сакральном смысле, а как потенциальный товар. Москва, говорят, еще держится. Но ведь это ее защищали и на Днепре, и на Волге, и на Неве. Вот потому-то молодняк все чаще склоняется к тому, что если бы деды не воевали, то сейчас «Баварское» пили бы...