Статьи
Вся  украинская рать: фишки функционирования
01.08.2017 09:38

Вся украинская рать: фишки функционирования

Самой характерной особенностью политики независимой Украины является перманентное, то затухающее, то бурно разгорающееся, но не прекращающееся ни на минуту противостояние правящих элит в треугольнике «президент – парламент (Верховная Рада) – правительство (Кабинет министров)». Те, кто хочет быть президентом, используют для борьбы за главное кресло парламентские и правительственные возможности. А став президентом, стараются эти возможности ограничить.

И так от одной личности на посту президента к другой. Личности меняются, а принципы противостояния и направления борьбы остаются неизменными. А запустила эта борьбу, вы не поверите, Великая Русская (если хотите, Российская) революция 1917 года, столетие которой уже так или иначе отмечается заинтересованными лицами. Именно этим она актуальна и для современной Украины. Так как революция, собственно, и положила начало образованию подлинно независимого Украинского государства. До этого в независимом виде оно существовало разве что при гетмане Богдане Хмельницком в 1648-1654 годах.

С Переяславской рады 1654 года Украина жила сначала как автономия в виде Гетманщины (до 1782 года), а потом – как несколько малороссийских губерний в составе Российской империи. До марта 1917 года, когда в Киеве была самопровозглашена Украинская Центральная Рада, взявшая курс на автономизацию, а потом и на создание независимой Украины по социал-демократическим рецептам. И до декабря того же года, когда свои претензии на Украину и построение в ней своего рабоче-крестьянского государства предъявили параллельно левые партии – большевики, левые социал-демократы и социал-революционеры.

И именно Великая Русская революция предопределила этот государственный дуализм и параллелизм, ибо сама она прошла в два этапа. В феврале случилась буржуазная революция, свергнувшая монархию Дома Романовых и положившая начало отторжению части территорий империи, стремившихся с госнезависимости (Польща, Финляндия, страны Прибалтики и Закавказья). В октябре (по новому стилю в ноябре) произошла социалистическая революция большевиков, которая решила строить на обломках империи новые рабоче-крестьянские государства.

Это обозначило первую главную особенность развития украинской государственности: она параллельно развивалась как бы двумя путями – буржуазным и социалистическим. Представителями первого пути стали Украинская Народная Республика (УНР) и Украинская держава (или Второй Гетманат, прекратил существование в декабре 1918 года) со столицей в Киеве и Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР) со столицей во Львове, которые объединились («злучылысь» по соответственному Акту) 22 января 1919 года. Второй путь представляли различные советские республики – Украинская Народная Республика Советов (УНРС), эволюционировавшая сначала в Украинскую Советскую Республику (УСР), а с 10 марта 1919 года в Украинскую Советскую Социалистическую Республику (УССР), в которую влились различные другие советские республики на территории Украины Донецко-Криворожская, Одесская, Советская Социалистическая Республика Тавриды, Галицийская Советская Социалистическая и т. д.).

Великая Русская революция предопределила этот государственный дуализм и параллелизм, ибо сама она прошла в два этапа. В феврале случилась буржуазная революция, свергнувшая монархию Дома Романовых и положившая начало отторжению части территорий империи, стремившихся с госнезависимости (Польща, Финляндия, страны Прибалтики и Закавказья)

То было бурное и страшное время. Украину пучило социально-классово изнутри, разрывало политическими страстями и амбициями вождей в разные стороны, рвало на части и комбинировало при объединении в самых разных конфигурациях в зависимости от внутренней конъюнктуры или внешнего вмешательства. А были же еще махновщина и атаманщина, когда «республики» возникали едва ли не в каждом уезде во главе со своими «отаманами», которые устанавливали свою власть и не собирались делиться ею ни с кем. А Нестор Иванович Махно вообще создавал свою крестьянскую республику, которую видел независимой и от «белых» панов с буржуазией, и от «красных» большевистских советов. Та вольница воспроизводится в украинской жизни до сих пор, явив миру так называемую «карнавальную политику» и рискуя вообще покончить с независимой Украиной уже на новом историческом этапе...

А тогда, к началу 20-ых годов, все более-менее устоялось и устаканилось под железной поступью большевиков, которая запнулась лишь на панской Польше, явившей миру «чудо на Висле», которое закончилось военным позором и разгромом красных войск под Варшавой. Мартовский Рижский мир 1921 года навсегда покончил с УНР на территории Украины, разделив ее земли между УССР и Польшей и отдав территории ЗУНР Варшаве. А в 1922 году УССР тоже закончила типа самостоятельное существование, став одной из учредительниц Союза Советских Социалистических Республик (СССР). С тех вот пор УНР до 1992 года существовала лишь в изгнании (в экзиле, как говорят в Украине), а УССР 24 августа 1991 года провозгласила себя независимой от СССР, 1 декабря того же года подтвердила ее на всеукраинском референдуме, а уже 8 декабря вместе с Россией и Белоруссией вообще «похоронила» Союз в Беловежской Пуще.

Тогда же возникла и вторая особенность становления государственности в Украине – определение, чьей же правопреемницей она, независимая Украина, является. Формально, Законом №1543-XII «О правопреемстве Украины» от 12 сентября 1991 года, она была объявлена правопреемницей УССР. И статьями 6,7 и 8 этого закона она подтвердила свои обязательства по международным договорам, заключенным УССР до провозглашения независимости Украины, провозгласила себя правопреемником прав и обязанностей по международным договорам СССР, не противоречащим Конституции Украины и интересам республики, а также даже дала согласие на обслуживание внешнего долга Союза по состоянию на 16 июля 1990 года. Независимой Украине это было выгодно и политически, и экономически, и геополитически – она, в частности, оставалась одной из учредительниц ООН.

Но потом, 22 августа следующего, 1992 года, за два дня до первой годовщины провозглашения независимости Украины последний президент УНР в изгнании Николай Плавьюк в Мариинском дворце Киева официально передал первому президенту независимой Украины Леониду Кравчуку клейноды УНР и грамоту о том, что Украина является правовым преемником УНР.

И все вроде бы должно было бы стать хорошо – две ветви украинской государственности как бы сошлись в современной Украине. И можно было строить, взявшись сообща, полноценное государство. Без распрей, уходящих в историю, и по курсу, ориентированному на общее будущее. Но, увы, во-первых, в Украине есть политики, заряженные политически прямо противоположно и по-разному определяющие пути развития страны. Во-вторых, есть два внешних центра, которые хотели бы видеть Украину в зоне своих интересов исполнительницей именно своих хотелок. Это коллективный Запад и Россия.

И когда после госпереворота 2014 года, названного «революцией достоинства», Украина сделал резкий крен от России в сторону Запада, вопрос правопреемственности опять обострился. Более того, стал не только предметом политических манипуляций и спекуляций, но и инструментом окончательного отрыва Украины от России. Путем тотального переформатирования Украины на русофобских началах – с объявлением пребывания Украины в составе Российской империи, а потом СССР периодом «русификации, оккупации и колонизации», с принудительной декоммунизацией, переписыванием истории и т. д. А летом 2016 года спикер Верховной Рады Андрей Парубий призвал вообще отказаться от советского прошлого Украины при УССР и провозгласить ее правопреемницей лишь УНР. Было предложено принять постановление Рады о признании 24 августа 1991 года Днем восстановления независимости только УНР и объявление периода 1919-1991 годов периодом советской оккупации.

Летом 2016 года спикер Верховной Рады Андрей Парубий призвал вообще отказаться от советского прошлого Украины при УССР и провозгласить ее правопреемницей лишь УНР. Было предложено принять постановление Рады о признании 24 августа 1991 года Днем восстановления независимости только УНР и объявление периода 1919-1991 годов периодом советской оккупации

Для современной Украины это – ящик Пандоры, из которого могут выползти на свет самые неожиданные юридически-правовые и политические последствия: от вынужденных территориальных потерь до необходимости переоформления множества договорных обязательств, которые могут быть просто дезавуированы из-за исчезновения субъекта, их подписавшего. В частности, напоминаю, УНР и Польша разделили Украину между собой, и вся Западная Украина ушла под Варшаву. И в 1939 году была возвращена только УССР, которая теперь «исчезает» и не имеет к современной Украине никакого отношения. Тоже самое – Буковина, Закарпатье, Южная Бессарабия, Донецко-Криворожская Республика, прочие советские протореспублики, ранее вошедшие в УССР, и т. д. и т. п.

Но не об этом сейчас. Современному правящему классу Украины до сих пор удается как-то жить и функционировать, разворовывая остатки коммунистического прошлого УССР, при которой и был создан недюжинный народнохозяйственный, культурный и интеллектуально-духовный потенциал республики, и при этом мнить себя правопреемниками буржуазных УНР и ЗУНР, которые ничего не создали, а лишь задекларировали и заложили идеологические и теоретические основы современной страны, будущей «Украинской Украины», которая «понад усэ». А в представлении неонацистов так и вообще – «только для украинцев». И сколько это еще может продолжаться, пока никому неизвестно.

Однако такая политическая чересполосица и государственная неразбериха при рождении Украины предопределили еще одну особенность – сложно определить, кто чем и в какой Украине руководил, кто что возглавлял и кто был первым и в каком деле. Что, собственно, и рождает у современных украинских политиков ненужные фантазии на свой счет, иллюзии насчет перераспределения властных полномочий между президентом, правительством и парламентом, неоправданные ссылки на историю, которая-де все должна поставить на свои места...

...Недавно премьер-министр Украины Владимир Гройсман провел торжественное заседание своего кабинета, посвященное 100-летию образования первого украинского правительства. И на этом заседании из уст экс-премьера Арсения Яценюка и прозвучали слова о том, что раз 100 лет первым всеми делами в Украине заведовало правительство, а никаких президентов не было и в помине, то так должно быть и сейчас. В этом заявлении многие увидели чуть ли не призыв к конституционному перевороту и ограничению президентской власти в парламентско-президентской республике. Но, как говорится, сегодня это вряд ли – скорее, дань революционной риторике и тонкие намеки на толстые обстоятельства, если в будущем изменится ситуация и возникнут предпосылки для нового передерибана власти.

На самом же деле и для буржуазных, и для социалистической Украин в 1917-1920 годах характерным было отсутствие четкого разделения властей. Судебная власть зачастую была номинальной и руководствовалась революционной или государственной целесообразностью и указаниями других ветвей власти. А представительская (законодательная) и исполнительная власти нередко пересекались и отягощались партийным диктатом и стремлением руководителей к авторитаризму и вождизму. Где-то это проявлялось четче, где-то менее откровенно, но государства только находили свою форму правления и принципы госустройства.

Однако Гройсман ничего не выдумывал. Он, как теперь модно, говорил об УНР. Если представительским органом УНР изначально выступила Центральная Рада (УЦР), никем не избранная, а значит, бывшая всего лишь самопровозглашенным предпарламентом, то для оперативного управления республикой (тогда еще в составе буржуазной России и во взаимодействии с Временным правительством в Петрограде) УЦР 29 июня 1917 года создала свой исполнительный орган (правительство) – Генеральный секретариат во главе с социал-демократом и писателем Владимиром Винниченко. Вот 100 лет этому правительству и праздновали. Председателем УЦР был Михаил Грушевский, но его никак нельзя считать «первым президентом Украины», как пытались представить некоторые торопыги. Хотя бы потому, что Генеральный секретарит первым делом принял декларацию, в которой ЦР была названа «высшим не только исполнительным, но и законодательным органом всего организованного украинского народа».

Но в Украине шла гражданская война всех против всех. И те правительства не имели ни полномочий, ни территории, ни даже четких сфер деятельности, где они могли бы развернуться и проявить свою государственную прыть. И потому все они вместе с Директорией ушил в изгнание, когда вместе профукали часть Украины полякам, а свою власть большевикам УССР

Винниченко через несколько месяцев сменил на посту премьера Всеволод Голубович. А всех вместе, и УЦР, и Генсекретариат разогнал в апреле 1918 года избранный на всеукраинском съезде хлеборобов «ясновельможный гетман» Павел Скоропадский, который распустил УЦР, упразднил УНР и провозгласил в Киеве Украинскую Державу. Это было уже не республика, но еще и не монархия, которая продержалась на немецких штыках до декабря того же 1918 года. Ее сменила возрожденная УНР, которой верховодила Директория, высший коллективный руководящий орган, созданный на ошметках УЦР и Генсекратариата. Руководил ею все тот же Винниченко. А потом, с февраля 1919 и до ноября 1920 года, УНР светила звезда Симона Петлюры, который имел при себе номинальных руководителей правительств, но все решал практически единолично. Потому и стал символом УНР тогда и сейчас. Для тех, кто показательно боготворит ту республику. И вы не поверите, но при Петлюре был даже свой... Мазепа. Исаак Прохорович, казак и агроном-революционер, который руководил кабинетом с августа 1919 по май 1920 годов.

Но в Украине шла гражданская война всех против всех. И те правительства не имели ни полномочий, ни территории, ни даже четких сфер деятельности, где они могли бы развернуться и проявить свою государственную прыть. И потому все они вместе с Директорией ушил в изгнание, когда вместе профукали часть Украины полякам, а свою власть большевикам УССР.

Параллельно, разумеется, структурировалась и формализовалась через органы управления и власти и Советская Украина. Причем делала она это, как ни странно, более легитимно, так как свой законодательный и исполнительный орган исповедующие социализм партии создали после выборов на первый Всеукраинский съезд советов в декабре 1917 года. Именно 25 декабря 1917 года была провозглашена Украинская Народная Республика Советов (как федеративная часть Советской России), а также созданы высший законодательный, распорядительный, исполнительный и контролирующий орган государственной власти – Всеукраинский центральный исполнительный комитет (ВУЦИК) и правительство – Народный секретариат (НС). ВУЦИК возглавил Ефим Медведев, левый украинский социал-демократ, электрик из Донбасса, перебравшийся в Харьков. А НС в ранге и. о. с 27 декабря 1917-го по 9 марта 1918 возглавляла большевичка Евгения Бош. Таким образом «первым советским президентом» Украины был дончанин и не большевик Медведев, а «премьер-министром» женщиной стала не Юлия Тимошенко, как принято сегодня считать, а большевичка Бош. Их потом сменили тоже твердокаменные большевики Владимир Затонский и Николай Скрипник.

К победе над УНР и Польшей и к окончательному изгнанию Директории в экзил в 1920 году УССР привели уже большевики – председатель ВУЦИК, «всеукраинский староста» Григорий Петровский и глава Совета народных комиссаров (СНК) Христиан Раковский.

Большевики в составе СССР не только почти в два раза увеличили территорию современной Украины, но и прекратили на время противостояние элит. В Украине существовали и свои «президенты» (сначала председатели ВУЦИК, потом председатели Президиума Верховного Совета и председатели Верховного Совета и Верховной Рады), и свои премьер-министры (председатели Совета наркомов, а потом министров). Руководили они так, как спускали из Москвы первым секретарям Компартии Украины. Первые секретари ЦК Компартии Украины и были главными вплоть до 1990 года, когда все полнота власти начала переходить к председателю Верховного Совета (а с 1991 года – Верховной Рады), а потом перешла к президенту.

Нет, представители элиты грызлись между собой, вцеплялись друг другу в глотки, подставляли и сливали друг друга, но в рамках одной системы – партийно-хозяйственно-номенклатурной, коммунистической. Никакой политической и мировоззренческой разноголосицы, один «верный ленинец» подчас поедом пожирал другого, но при этом все работали и смотрели в одном направлении – куда Ленин (в заветах) и Москва (сиюминутно) указывали, а тоже «нахлобученный» ими же первый секретарь подсказывал и направлял.
Об ушедших в экзил УНР и ее Директории если и вспоминали, то только сатирики и карикатуристы. Чтобы развенчать и раскритиковать «украинский буржуазный национализм на службе мирового империализма». А именно оттуда, из УНР и Директории, в Украину собирались... президенты. Они и ворвались в нее сразу, как только в СССР появился свой президент Михаил Горбачев, который развалил страну, а Украина обрела независимость...

Среди них было много толковых хозяйственников и руководителей, но перечислять их нет никакого смысла. Номинально независимой Украиной они руководили тоже номинально, «награждая» ее то высокими темпами индустриализации, то более высоким и комфортным нежели в других частях СССР уровнем жизни, то аварией на Чернобыльской АЭС, о строительстве которой в ста километрах от миллионной столицы республику и ее руководителей никто не спрашивал. Приказали – построили, взорвалось – пострадали и терпели...

При этом об ушедших в экзил УНР и ее Директории если и вспоминали, то только сатирики и карикатуристы. Чтобы развенчать и раскритиковать «украинский буржуазный национализм на службе мирового империализма». А именно оттуда, из УНР и Директории, в Украину собирались... президенты. Они и ворвались в нее сразу, как только в СССР появился свой президент Михаил Горбачев, который развалил страну, а Украина обрела независимость...

...До Второй мировой и Великой Отечественной в истории Украины кратковременно засветились лишь два президента. Первый – Евгений Петрушевич, адвокат, депутат австрийского парламента и украинский национал-демократ по партийному окрасу. Он стал сначала президентом Украинского национального совета ЗУНР во Львове, а потом и всей ЗУНР. После объединения («злуки») ЗУНР с УНР 22 января 1919 года, его должность была упразднена, а сам он вошел в состав Директории объединенной УНР. Но там у него ничего не сложилось, как все не сложилось у всей УНР. Петрушевич уехал назад в Галичину в конце 1919 года денонсировал «Акт Злукы» с УНР и решил построить самостоятельную ЗУНР. Тоже не получилось, и он оказался в эмиграции, где и умер в 1940 году в Берлине, еще увидев, как Германия Адольфа Гитлера и СССР Иосифа Сталина раздерибанили ненавистную ему Польшу и включили родную Галичину в состав Украины, пусть и УССР. С нею он сначала смирился, а потом, после голодомора 1932-1933 и репрессий 1937-1939 возненавидел.

Вторым президентом мелькнул всего на три дня – с 15 по 18 марта 1939 года (по другим данным, вообще на 1 день, 16 марта) – Августин Волошин, грекокатолический священник и премьер-министр Карпатской Украины, автономии в составе Чехословацкой республики. Когда стало ясно, что Гитлер камня на камне не оставит от Чехословакии, в марте 1939 года Волошин провозгласил в городе Хусте полную независимость Карпатской Украины и направил письмо «фюреру немецкого народа» с предложением взять ее под свой протекторат и защиту. Фюрер Волошина проигнорировал, а его союзники венгры ликвидировали независимость нового украинского государства. Обращение к Гитлеру аукнулось Волошину: в мае 1945 года его в Праге арестовал СМЕРШ, переправил в Москву, где он «благополучно» якобы и скончался от паралича сердца.

Другие украинские президенты «вызревали» именно в УНР и Директории в экзиле. Директорией до убийства в мае 1926 года в изгнании в Париже руководил Симон Петлюра. После его убийства Директорию возглавил и руководил до 1948 года премьер-министр УНР тоже в изгнании Андрей Ливицкий. После Второй мировой войны украинские националисты-державники как что-то чувствовали. В 1947 году по соглашению со всеми украинскими партиями, сохранившимися в эмиграции, был воссоздан предпарламент УНР – Украинский национальный совет (УНС). УНС и избрал Ливицкого «первым президентом УНР в изгнании». Чтобы, значит, если УССР падет, все было на мази – было кому порулить.

Ждать пришлось долго. В 1954 году после смерти Ливицкого вторым президентом УНР в изгнании стал журналист и украинский национал-демократ Степан Витвицкий (до 1965 года). Третьим президентом в 1967 году стал сын первого – тоже журналист Николай Ливицкий. В 1989 году его сменил упомянутый выше Николай Плавьюк, который через три года передал полномочия, клейноды и правопреемственность УНР Кравчуку...

...Так в современной украинской политике и соединились коммунистическая исполнительность, властолюбие, изворотливость и лживость с такими же чертами буржуазной националистической политики, еще более мелкотравчатой и иезуитски продажной, подчиненной совсем другим идеалами центрам и спонсорам. Сейчас в независимой Украине уже пятый по счету президент, а грызня продолжается. И даже не хочется спрашивать «Доколе?»...

Владимир Скачко
Источник: Версии

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна