Валерий Калныш: конкурентов для «Эры» на общенациональном уровне не существует

Валерий Калныш: конкурентов для «Эры» на общенациональном уровне не существует

Наш гість – керівник проекту Радіо «Ера-ФМ» з першого жовтня Валерій Калниш. Валерій Калниш раніше очолював видання «Комерсант», Радіо «Вести», інтернетпортал «РБК Україна». Компанія Dragon Capital нещодавно придбала Радіо «Ера-ФМ». На сьогоднішній момент компанія володіє виданням «Новое время» і сайтом «Новое время». І ось тепер до цієї двійки підключилося третє – Радіо «Ера-ФМ». Трійця – це єдине, на чому тепер буде будуватися холдинг?

Насколько я понимаю, пока на этом стоп. Потому что, по-моему, были какие-то планы по развитию ТВ, но они уперлись опять же из-за разговоров. Мы официально не обсуждали эту тему. Насколько я понимаю, во-первых, дороговизна телевидения, а во-вторых, то, что мы умеем делать все новости. На телевизионном рынке достаточно высокая конкуренция, и делать еще один новостной канал, который, как мне кажется, при моем глубоком уважении к коллегам, это, по большему счету, то же самое радио, и по формату оно не очень отличается от разговорных радиостанций. Поэтому смысла покупать, создавать новое ТВ, в общем-то, нет. Поэтому будем считать, что эта жемчужина в короне будет главной и единственной.

Ми не можемо сказати, що це еволюція в зворотному порядку.

Нет. Мне все-таки кажется, что сравнение с «Эхом Москвы» несколько некорректно по одной простой причине – потому что это развитие одного медиа. И появление видеоконтента «Сетевизор», который ретранслирует телеканал RTVI, то это все-таки одно медиа. А никто изначально не думал о том, что мы сначала создадим сайт, потом мы прикупим журнал и т.д.

Стратегії не було. Все розвивалося, як розвивалося.

Оно развивалось ровно по законам рынка, и когда появилось предложение, собственно говоря, и появился спрос на него. Сначала ребята, которые делали и делают «НВ», я не знаю о их планах, которые были в самом начале, но сейчас упор будет делаться в том числе на радио и на новостной контент и на синергию, которая должна произойти и, я более чем уверен, произойдет между этими тремя медиа, которые теперь объединены одним общим инвестором.

Ми не суспільне радіо, але, між тим, зараз ми публічно ведемо з тобою розмову, і, з одного боку, є колектив, який тут працює давно. Як будуть поєднані старий колектив зі старим баченням і Валерій Калниш як досвідчений журналіст, але водночас як людина, яка прийшла з новим баченням?

Есть договоренность между теми, кто радио продал, и теми, кто его купил, о переходном периоде. Максимально он растянут во времени будет на 5 месяцев, начиная с октября. Вот этот переходной период и должен показать, насколько мы все подходим друг другу. Я бы, наверное слукавил, сказав, что сто процентов тех людей и тех программ, которые есть сейчас на «Эра-ФМ», перейдут вот этот пятимесячный Рубикон. Поэтому пока мы будем присматриваться друг к другу. Я только категорически могут поддержать господина Фиалу, который действительно искренне сказал по поводу лучшего, а это, в общем-то, без преувеличения, на сегодняшний момент в Украине действительно лучшее – старейшая разговорная радиостанция. Поэтому все лучшее, что здесь есть, конечно, в нашем восприятии и в нашем понимании, которое должно все-таки подкрепиться какими-то цифрами. Речь идет о рейтингах, потому что вкусовщина это все-таки отдельная история. Лучшее перейдет через этот Рубикон и останется в эфире. Но, конечно же, появится и новое.

Наскільки розмовна радіостанція може бути абсолютно новою? Чи не боїтеся ви втрачати сформовану аудиторію радіо?


А это естественный процесс. Аудитория, я так предполагаю, претерпит свое изменение. Мы рассчитываем в первом приближении на увеличение аудитории именно мужской. Для этого мы подумываем над большими, в том числе спортивными эфирами, которые будут рассчитаны на мужскую аудиторию. Здесь мы будем думать над расширением спортивной редакции. Поэтому мы не собираемся терять ту аудиторию, которая сформировалась за год. Мы хотим ее расширить за счет мужской аудитории, за счет молодежной аудитории. Мы хотим ее расширить за счет состоятельной аудитории. Потому что главным и, пожалуй, единственным источником дохода через какой-то промежуток времени я вижу все-таки поступления от рекламы. А рекламу должны приносить те рекламодатели, которые рассчитывают через радио продать свой продукт. Естественно, эта аудитория будет расширяться, причем в разных плоскостях. Вот такая стоит задача. Естественно, это потребует и обновления – и технического и, как по моей линии, содержательного.

Щодо технічного питання – дуже багато нарікань на те, що десь Радіо «Ера» не працює.

Я все-таки не так глубоко в эту тему залез. Но дело может заключаться в том, что иногда сигнал прерывается из-за того, что идет сигнал арендованный. Возможно. Я не знаю, потому что мы не ездили по городам и весям. Мы не смотрели на передатчики. И в планах по техническому обновлению стоит полностью заменить те передатчики, которые есть по всей стране. Это порядка 40 штук. Мы задачу максимум ставим – полное техническое обновление, чтобы сигнал по техническим причинам не пропадал. Я не готов говорить о политических причинах, где, возможно, сознательно глушат Радио «Эра». Пока у меня этой информации нет, и ко мне с этим вопросом никто не обращался. До тех пор, пока у меня этой информации нет, я исхожу из того, что мы сталкиваемся с каким-то автоматическим режимом. Возможно, где-то уменьшилась сила сигнала. Возможно, где-то какие-то нерадивые сотрудники. О политическом давлении на радио я пока – и в будущем, надеюсь – все-таки слышать не буду.

Як щодо бізнес-проекту радіо?

Уверенность стоит на нескольких китах. Начнем с того, что радиобизнес все-таки на порядки дешевле, чем бизнес телевизионный. Это связано и с техникой, это связано и с людьми. Не большим секретом, в общем-то, является, что пик зарплат это как раз в телике. Поэтому те затраты, которые планируются, естественно, они планируются сейчас за счет инвесторов. Мы должны обновиться. Мы должны переодеться. Мы должны улучшить качество сигнала. Мы должны изменить сетку вещания. Мы должны привлечь рекламодателей, которые поймут, что сюда можно заходить и работать по-честному. Второй кит, на котором зиждется моя уверенность, он называется контент. Ввиду того, что разговорных станций у нас сейчас, по большому счету, полторы на всю страну, это колоссальный рынок. Если мы говорим об общенациональных, то ни одной, за исключением «Эры». Есть локальные разговорные станции на Западной Украине. Да вот, пожалуй, и все. И в Киеве это «Голос столицы», который покрывает только Киев. И вот в общей сложности конкурентов для «Эры» на общенациональном уровне не существует. Поэтому, возвращаясь к контенту, честные новости, актуальные программы, акцент на тех темах, которые интересуют слушателя, заведет сюда аудиторию. Я в этом просто уверен на все сто процентов. И, соответственно, поскольку издержки первоначальные они первоначальными останутся, мы, переоборудовав станцию, получим запас прочности лет на пять. Нам не надо будет задумываться о передатчиках, о компьютерах и прочем железе. И, соответственно, это уйдет. И мы тогда подравняемся немного по рекламе и начнем, я надеюсь, зарабатывать.

Взагалі оновлений проект Радіо «Ера-ФМ» вийде в ефір напевно з нового року?

Я не хочу сейчас называть конкретную дату, когда мы перезапустимся. Ну, я думаю, что точно мы захватим еще январь.

А яких особисто ти форматів чекаєш?

Когда мне поступило предложение войти в этот проект, я после того, как его принял, начал активно слушать радио. Не наше. «Эру» я, понятно, слушал по долгу службы. Но я начал слушать американцев. Я начал слушать британцев. Это штамп, но ничего интересней в разговорном формате, кроме как «Би-Би-Си», а надо понимать, что их там несколько, я не нашел и не увидел. Там есть какие-то удивительные форматы. Например, там есть такой формат – новости за одну минуту. Удивительный формат. Он выходит на 59-й минуте каждого часа. Это при том, что там выпуски новостей дублируются. Поэтому я не буду говорить о том, что мы здесь возьмем и построим «Би-Би-Си». Не буду этого говорить. Хотя мне этого очень хочется. Я какие-то элементы планирую все-таки вводить и на нашей радиостанции. Разговорные радиостанции, независимо от страны, они работают по общим лекалам, по большему счету. Составляющими частями которого являются новости, линейный эфир, ток-шоу и тематические программы. Естественно, останется вечерний прайм. Возможно, добавится дневное ток-шоу. Скорее всего, тематические программы будут уходить на время после 19 часов. Линейный эфир – это отдельные ведущие, которые работают по 2-3 часа в эфире. И вот эта беспрерывность с фиксированными новостями раз в 30 минут в случае, конечно, форс-мажора вся сетка летит к чертовой матери и начинается моно-тема. Что я увидел в том числе на этих телевизионных радиостанциях? Один несомненный минус, который, как мне кажется, является минусом то, что они идут от мнений. Так получилось, что новостная журналистика схлопнулась до выпусков новостей, а в эфирах у нас сидят люди, которые обладают своим мнением, но не всегда обладают знанием. У которых мнение сформировалось по любому поводу. Посади народного депутата, он тебе обо всем расскажет. Но жизнь многогранна и интересна. Если мы берем в эфир человека, то мы берем человека знающего. И задаем мы вопросы по его теме. И хотим мы получить от него ответы по его теме. Пусть это будет локально, но мнения интересны. Но поскольку этих мнений на любой кухне вагон и маленькая тележка, то не хватает, собственно говоря, знаний. И вот заполнить эту нишу знающего эфира, на основе которого можно выстраивать в том числе те же самые мнения, вот это я попытаюсь сделать.

Де взяти цих фахівців?

Это большой труд, который выполняется очень грубо двумя моментами. Это достаточно высокая эрудированность ведущего, слаженная работа команды и гостевого редактора. Что самое главное – ведь эти люди есть. Например, на одном эфире я сегодня увидел молодого парня, который очень доступно объяснил, за что вчера была присуждена Нобелевская премия по медицине.

Слухач: А у вас є «Зі світу цікавого». Сьогодні ви розповідали, що заснуванню баскетболу вже 123 роки. Цій новині вже три роки. Змініть щось в ефірі.

Я вам объясню, как это работает. Такие программы по-разному называются, но в общем по технологии пишутся несколько пакетов. Такие двухминутки, в принципе, если один пакет формируется в неделю и нормально. Есть история, которая называется повторы. Я не знаю, сколько эта крутится про историю баскетбола, но мы постараемся сделать шаг между прямым эфиром и повтором гораздо меньше, чем три года.

Слухач: Мені здалося, що ви пропустили таку аудиторію, як люди похилого віку.


Я ее не упомянул по одной причине. Потому что когда я говорил о том, где эта аудитория будет прирастать, то это в данном случае является ядерной аудиторией. Я говорил о тех новых, кто добавится. Я пока по сетке не готов говорить. Возможно, какое-то проседание в аудитории. Наверное, какие-то темы, которые будут подниматься, здесь они не все будут интересны людям пенсионного возраста. Да, я сознательно готов об этом говорить, потому что есть и другие аудитории. Но никто не собирается терять то, что называется ядерным электоратом.

Слухач: У вас серйозна радіостанція. Але ваша реклама всіх цих засобів, коли жінки кидають чоловіків через те, що в них якісь негаразди...

А вы какую бы рекламу хотели видеть?

Слухач: Ну, напевно можна знайти якусь більш соліднішу, ніж лікування таких речей.

Если бы стояла очередь из рекламодателей. Ну, я услышал и понял вас.

Слухач: Я б завжди слухав цей канал, аби звідти прибрали Ганапольського. Це єдиний канал, на якому молитва проходить на мові Путіна, бажано, щоб на державній мові.


То, что касается языка. Как известно, в Украине введены языковые квоты на радиостанциях. Так вот по моим данным у радио «Эра-ФМ» 100% вещания на украинском языке. То, что касается тех сегментов, где оно меряется. Новости, ведущие, программы, вот только гости типа меня говорят на другом языке. Поэтому языковая претензия не принимается ни разу.

Слухач: Мене на ваш канал посадив один мій товариш. Я більше року вас слухаю. Є одне маленьке прохання. Коли врубається реклама, звукооператор чомусь робить більше звук.


Дай бог, чтобы это была единственная претензия по уровню звука. Да, принимается.

Ти сам будеш в ефірі?


Я не знаю, серьезно. Я не определился по одной простой причине – потому что фронт работы настолько велик, а уважение к слушателям настолько огромно, что делать какой-то полуфабрикат... Если не будет каких-то форс-мажоров, то я в эфире появлюсь ненадолго, когда машина покатится.

Радіостанція «Ера-ФМ» буде перейменована?


Я не скажу про сто процентов. Есть такая мысль, и я не собираюсь этого скрывать, что она обсуждается. Поскольку мы теперь являемся частью одного бренда «Новое время», может быть, радиостанция будет переименована. Может быть.

Яких політиків в якому статусі буде запрошувати нова «Ера»?

Во-первых, мы будем приглашать всех политиков, действующих в рамках украинского законодательства. Это главный критерий. Мы не будем приглашать политиков за деньги. Мы не будем делать вид, что какое-то незначительное заявление какого-то политика заслуживает своего внимания в новостях. Поэтому ко всем будет одинаково нейтральный подход. И главный принцип – это все-таки чтобы новости были новостями, а не местом, где можно было разместиться за деньги. Честность я могу гарантировать, а то, что там будут появляться политики, которые не нравятся вам, ну извините. Это новостной поток. Он идет. Он все время живой.

Тобі не подобається «Ера» категорично в тому форматі, в якому вона існує зараз?

Нет, я не скажу о том, что она мне не нравится сейчас. Я бы, возможно, сделал какие-то проекты по-другому. Я сознательно не буду говорить какие. С другой стороны, я не собираюсь морализаторствовать и рассказывать, что вот здесь было плохо, а я такой классный пришел и начинаю здесь махать топором и разносить все. Нет, конечно же, нет. Но вызовы перед медиа стоят серьезные, и мы должны научиться выживать. Мы должны зарабатывать честным путем. А хорошая реклама идет под хороший контент.