Страна в обносках

Страна в обносках

Пока соцсети спорят, отличаются ли политлюмпены, собравшиеся на «Михомайдан», от люмпенов, стоявших на «оранжевом» и сидевших в палатках «евромайдана», меня заинтересовали новости о... секонд-хенде. Мининфраструктуры просит у Германии 100 списанных дизель-поездов и “сколько им не жалко” старых электричек. Иномарки с пробегом захватили почти половину нашего авторынка. Украина заняла седьмое место в мире по импорту обносков, обогнав страны Африки, Азии и Латинской Америки. Может, все-таки это правда, что какой народ, такая и власть?

Дабы меня не сочли предвзятым, скажу, что закупать подержанный общественный транспорт – это национальная украинская традиция. Еще со времен Леонида Кучмы. Самое яркое достижение нынешнего премьера Владимира Гройсмана в бытность мэром Винницы, помимо ликвидации МАФов (чтобы все торговали на папином базаре) и ремонта дорог (асфальтовый заводик не должен простаивать) – это трамваи из Цюриха. Их отдали Виннице бесплатно, и таким образом город полностью обновил трамвайный парк. Трамваи старенькие, но удаленькие. Ездят до сих пор.

Специалисты говорят, что сначала б/у электротранспорт закупали преимущественно города Западной Украины. Потом инициативу переняли Донецк, тогда еще подконтрольный Киеву, и Харьков. К ним присоединились Кривой Рог и Днепропетровск (еще не Днепр).

Трамваи “Татра” собирали по всему миру – от Берлина до Риги. Например, в 2011-м Днепропетровск купил 48 трамваев “Татра Т4D” в Магдебурге. Одесса в 2012 году прибарахлилась 14-ю б/у троллейбусами Škoda и 12-ю трамваями “Татра Т3SU” в Дрездене. Во Львове большая часть городского парка – это троллейбусы Skoda и трамваи «Татра КТ4D», которые собирали по всем городам Восточной Европы.

Даже богатый Киев накануне «евромайдана» приобрел 28 б/у трамваев в Праге и Мост-Литвинове. Хотя в общей картине городских перевозок, где доминируют пугающие иностранцев маршрутки, это как капля в море.

Короче говоря, любовь к старью у нас давняя и не связана с триумфальным шествием реформ, которые мы, по версии власти, наблюдаем последние годы. Но поскольку из всех реформаторских шагов лучше всего удались два – общее снижение уровня жизни и девальвация национальной валюты с 8 до 26 грн./$, обноски стали нашим базовым национальным достоянием. Теперь мы говорим о них с гордостью.

“Немецкий Deutsche Bahn готов рассмотреть передачу Украине по остаточной стоимости 100 подержанных региональных дизель-поездов с кондиционерами и вакуумными туалетами”, – сообщил министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян.

Деньги выделят исключительно на закупку списанных составов в Германии. Искренне верю, что они находятся в лучшем состоянии, чем украинские после реставрации. И что еще 15 лет мы сможем в них ездить. Особенно, если вложить значительные средства в переоборудование их старья и подготовку его к работе в наших специфических условиях. Но знаете, почему-то мне немножко стыдно за то, что мы не достойны новых вагонов

Также Украина планирует получить из Германии подержанные электрички. По словам министра, специалисты Мининфраструктуры и "Укрзализныци" должны посетить Германию, чтобы проанализировать стоимость переоборудования подвижного состава. Об этом со ссылкой на «ЛигаБизнесИнформ» сообщает «БизнесЦензор».

В электричках нужно будет заменить тележки, поскольку они рассчитаны на ширину европейской колеи, а также решить вопросы с напряжением для электродвигателей, так как в Германии используется другой тип.

"Сейчас ведем переговоры с Германией. Надеюсь, удастся получить от них подержанный подвижной состав, чтобы хоть как-то стабилизировать рынок пригородных перевозок. Заберем все, что дадут... Мы просим его передать, но если они будут настаивать на оплате, посмотрим, чего это стоит, и сделаем это”, – сказал министр.

Именно это сообщение вызвало бурю эмоций. С одной стороны, радоваться надо – евроинтегрируемся через надежное немецкое старье. У самих тоже “лавка древностей”, но в худшем состоянии. По утверждению министра, мы имеем 165 составов дизель-поездов, в эксплуатации – 112. А 118 из них нуждаются в исключении из инвентаря до 2021 года. Соответственно, утверждает он, коллапс не за горами.

Скажем так, к коллапсу нам не привыкать. Вопрос лишь в цене. Потому что насчет дармовщинки должностные лица погорячились. Немцы – люди экономные и ничего не собираются отдавать нам бесплатно. Недорого – да, но не даром. А поскольку мы находимся в состоянии реформ и денег у нас нет, предлагают поступить цивилизованно и взять у них товарный кредит.

Еще в июне сообщалось, что “Украина договаривается с Германией о привлечении 100 млн. евро на обновление пригородных электропоездов”. Я тогда еще наивно подумал, что они дадут нам деньги на развитие собственного производства. Есть же Крюковский завод, другие предприятия, которые могли бы подсобить.

Ан нет! Деньги выделят исключительно на закупку списанных составов в Германии. Искренне верю, что они находятся в лучшем состоянии, чем украинские после реставрации. И что еще 15 лет мы сможем в них ездить. Особенно, если вложить значительные средства в переоборудование их старья и подготовку его к работе в наших специфических условиях. Но знаете, почему-то мне немножко стыдно за то, что мы не достойны новых вагонов.

Тем временем с деньгами не все так однозначно. Непонятно, кому их давать. Глава наблюдательного совета "Укрзализныци" Евгений Кравцов, который после “эвакуации” Войцеха Балчуна исполняет обязанности топ-менеджера компании, говорит, что кредитная линия правительства Германии для закупки бэушных региональных поездов может быть выделена местным советам. А не "Укрзализныце", которая, добавим от себя, и так перегружена всевозможными долговыми обязательствами.

Дискуссия вокруг стоимости “обновок-обносков” для “Укрзализныци” очень обидела автолюбителей. На форумах пишут, что если 30-летний железнодорожный металлолом воспринимается как манна небесная, то почему 10-летние автомобили – это уже “евробляхи”?
Что у нас в сухом остатке? Назойливо повторю: нас в сухом остатке бедность, которая не проявляется так ярко и “кинематографично”, как в трущобах Индии, фавелах Бразилии или в странах Африки, но все же это бедность. Старые вагоны, подержанные машины, поношенная одежда, бедно одетые, часто недалекие люди, собравшиеся в толпы и олицетворяющие передовые демократические силы общества

И правда: раз “винтаж” – то для всех. Статистика впечатляет. Первичные регистрации подержанных легковых автомобилей в Украине в январе-сентябре 2017 года составили 38,6 тыс., что в 5,7 раза больше аналогичного периода прошлого года. Только в августе в Украине было зарегистрировано 11,8 тыс. легковых автомобилей, из которых 5,2 тыс. – импортированные авто, бывшие в эксплуатации.

Подчеркиваю: зарегистрировано. А сколько не зарегистрировано? Точной статистики нет, но где-то я читал, что по дорогам страны катаются почти 64 тыс. автомобилей с зарубежными номерами. А все потому, что народу влом платить почти 10 тыс. евро за растаможку, скажем, Volkswagen Touareg 2008 года выпуска, купленного в Германии или Польше за 5 тыс. евро. Если же “бляхарям” утвердят “справедливую растаможку” от 1 до 1,4 тыс. евро и все они станут на учет, то статистика нас просто шарахнет. Потому что окажется, что старые авто занимают у нас 70% рынка.

Что ж, с этим придется смириться. Как мы смирились с тем, что Украина заняла седьмое место в мире по количеству импортируемого секонд-хенда. Только в прошлом году, согласно официальным данным, к нам завезли около 100 тыс. тонн поношенной одежды и обуви. Выручка с продажи превысила 3 млрд. грн. А налогообложение дает в бюджет страны 600 млн. грн.

Это реформы? Да, панове, это реформы! И это, увы, бедность. Знаете, какая страна больше всего экспортирует секонда? Соединенные Штаты Америки – 1,4 млн. тонн ношеной одежды в год. А кто крупнейший импортер? Это Пакистан. Покупает 200 тыс. тонн подержанной одежды ежегодно – вдвое больше, чем Украина. А знаете, сколько в Пакистане населения? По данным 2016 года 193,2 млн. человек. Во сколько раз это больше, чем у нас?

Специально для патриотов – минутка объективности. Да, Россия также в числе крупнейших импортеров секонд-хенда и покупает его на треть больше, чем мы: 140-150 тыс. тонн ежегодно. Но и там населения почти в три раза больше, чем в Украине – 144,3 млн. человек.

В итоге мы, бесспорно, лидируем по количеству обносков на душу населения и по темпам прироста магазинов секонд-хенда. За последние годы их количество, по самым скромным подсчетам, удвоилось. В такой же пропорции вырос и спрос. Теперь на каждого украинца приходится 2,5 кг старой одежды и обуви в год.

Причем значительная часть того, что у нас продается на вес или дешево, бесплатно вброшена европейцами и американцами в специальные контейнеры для “благотворительных вещей”. Не случайно придание старому хламу товарного вида – это отдельный сегмент индустрии услуг. Весьма востребованный.

Что у нас в сухом остатке? Назойливо повторю: нас в сухом остатке бедность, которая не проявляется так ярко и “кинематографично”, как в трущобах Индии, фавелах Бразилии или в странах Африки, но все же это бедность. Старые вагоны, подержанные машины, поношенная одежда, бедно одетые, часто недалекие люди, собравшиеся в толпы и олицетворяющие передовые демократические силы общества. В этой “экипировке” мы движемся в светлое, национально сознательное будущее.