Барометр мирового беспорядка

Барометр мирового беспорядка

В последнее время мировой порядок сам на себя не похож. Насчет того, когда он начал сбиваться с пути, единого мнения нет. Россияне, безусловно, назвали бы датой 1989 год (крах коммунизма в Европе), американцы — 2001 год (11 сентября), некоторые европейцы — 2003 год (вторжение в Ирак), Арабы — 2011 год (революции). Китайцы же предпочитают смотреть вдаль и, наверное, указали бы на опиумные войны XIX века.

Как бы то ни было, сейчас, в конце 2017 года, стрелка компаса словно взбесилась. Поэтому нам нужен барометр, чтобы замерить давление мирового беспорядка и взглянуть в геополитическую вселенную, которую он всем нам сулит.

Падение барометра указывает на ключевого игрока старого мирового порядка: США. За девять месяцев у власти президент Дональд Трамп намеренно повернулся спиной к традиционной роли «лидера свободного мира», которую американская держава играла со Второй мировой войны.

Причем этот отказ вовсе не является пассивным, а сопровождается стремлением к разрушению выстроенной вокруг США многосторонней системы: президент бросается с кувалдой на возведенный его предшественниками порядок. Новый и разрушительный фактор.

Недавно Трамп осудил многостороннее соглашение по иранскому атому (хотя и не вышел из него, оставив такое решение на совести Конгресса). За несколько дней до того он объявил о выходе Америки из ЮНЕСКО. Летом же он отказался от выполнения Парижского соглашения по борьбе с потеплением климата.

Список международных организаций и соглашений, которые оказались под угрозой со стороны президента-изоляциониста, выглядит впечатляюще: Транстихоокеанское партнерство, Североамериканское соглашение о свободной торговле (с Канадой и Мексикой), Всемирный банк, Всемирная торговая организация. Его пришлось упрашивать, чтобы он в конечном итоге признал необходимость НАТО, основы атлантического альянса.

«Непатриотично бросать продвигаемые нами по всему миру идеалы, отказываться от обязательств по международному лидерству ради сомнительного и полусырого национализма, созданного людьми, которые предпочитают искать козлов отпущения, а не решения», — заявил 17 октября уважаемый сенатор-республиканец от Аризоны Джон Маккейн (John McCain).

Трамп утверждает, что хочет «вернуть Америке величие»? Однако для того, чтобы держава была по-настоящему великой, необходима «презумпция преемственности», заявил глава Совета по международным отношениям Ричард Хаас (Richard Haass) по поводу отказа от договоренности с Ираном. Он считает доктрину Трампа «доктриной отступления».

Барак Обама вызвал на свою голову громы и молнии внешнеполитической элиты Вашингтона за слова о «лидерстве из задних рядов» (leading from behind) в Ливии: Трамп тоже остается сзади, но при этом еще и отказывается от рычагов управления. Как пишет The New York Times в краткой редакционной статье, «Америка прежде всего» (предвыборный лозунг Трампа) превратилась в «Америку позади всех».

В то же время стрелка барометра вопреки всем ожиданиям идет вверх в Европе. Там все еще очень сильна популистская волна, несмотря на контрудары на выборах в Нидерландах и Франции. Как бы то ни было, Европейский союз все же несколько пришел в себя после голосования за Брексит в июне 2016 года и на фоне угрозы Трампа, судя по всему, начинает постепенно осознавать свою мощь, которую поощряет взлет Макрона.

Джейми Флай (Jamie Fly), бывший советник сенатора-республиканца от Флориды Марко Рубио (Marco Rubio), а ныне эксперт Фонда Маршалла, надеется, что трансатлантический альянс не ждет повторение черных лет раскола в связи с войной в Ираке. В любом случае, в отличие от 2003 года и Ирака европейцы выступают единым фронтом по Ирану. Главы дипломатий подписавших соглашение с Тегераном стран (Франция, Великобритания, Германия), а также все министры иностранных дел ЕС подтвердили в понедельник в Люксембурге приверженность договору, пойдя тем самым против Вашингтона.

В Европейской комиссии комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер (Margrethe Vestager) и комиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрём (Cecilia Malmström) с новыми силами берутся за налогообложением американских интернет-гигантов и предостерегают Трампа насчет давления на ВТО.

Невинные годы Брюсселя подходят к концу. На китайские инвестиции в стратегические европейские отрасли смотрят уже с куда меньшей наивностью. «Мы провели десять лет за урегулированием кризисов, — говорит представитель руководства ЕС. — Теперь пришло время пробуждения Европы. Нужно действовать активнее и с большим оптимизмом».

В Китае барометр тоже идет вверх. Пекин пользуется отходом США, чтобы представить себя поборником многостороннего подхода и свободной торговли, одновременно закручивая гайки во внутренней политике. Он продвигает шелковый путь, строит авианосцы, инфраструктуру и международные институты.

Американский эксперт Джейми Флай предостерегает насчет китайского «оппортунизма» в сложившейся вокруг Северной Кореи обстановке. По словам эксперта по России из Джорджтаунского университета Анджелы Стент (Angela Stent), китайцы считают, что нынешний мировой порядок сыграл им на руку, и добиваются лучшего места за общим столом, тогда как россияне уверены, что система работает им в ущерб.

Россия осталась на прежнем уровне. Она расширила влияние на Ближнем Востоке, но у нее практически нет перспектив в Сирии, а на Украине сложилась тупиковая ситуация. Индия же отдаляется от нее, продолжая сближение с Западом.

Арабский мир трещит по швам, тогда как подававшие большие надежды развивающиеся страны (Бразилия, ЮАР, Индонезия) тормозят внутренние проблемы.

Барометр говорит о множестве возможных ураганов. Будьте внимательны, сейчас очень нестабильное время.