Статьи
Как Facebook & Co зарабатывают миллиарды на наших данных
30.10.2017 09:16

Как Facebook & Co зарабатывают миллиарды на наших данных

Его восхождение к титулу барона лжи началось в шутку. Джестин Колер (Jestin Coler) работал программистом в компании, занимающейся программным обеспечением, в Анахайме недалеко от Лос-Анджелеса, когда он наряду с этим построил вторую прибыльную работу: производство фейковых новостей.
У его новостных сайтов были очень солидные названия, они назывались National Report или Denver Guardian.

Но статьи были вымышленными, подобно рассказам барона Мюнхаузена. В своих сообщениях Колер играл с теориями заговора и выдвигал различные предположения, например, о кандидате на пост президента от демократической партии Хиллари Клинтон. Так, за три дня до президентских выборов в США в ноябре 2016 года появилось ложное сообщение о том, что расследовавший скандал с электронной почтой Клинтон детектив из ФБР совершил самоубийство.

Профессиональный производитель лжи мог быть более чем удовлетворен своей работой. «Самые успешные фейковые новости те, что как бы подтверждают существующие предубеждения и эмоционально трогают людей», — объясняет Колер.

Например, на ссылку со статьей о Клинтон кликнули 1,6 миллиона человек. На Facebook под фейковыми новостями Колера кнопки «нравится» или «поделиться» были нажаты более полумиллиона раз. В некоторые месяцы его доход от рекламы, размещенной Facebook и Google на его страницах, достигал 50 тысяч долларов, невозмутимо рассказывает 40-летний мужчина.

Благодаря выдумыванию можно было обогатиться и раньше. Но тогда под этим имелись в виду такие инновации, как пенициллин, двигатель внутреннего сгорания или, по меньшей мере, такое программное обеспечение, как Windows. Выдумки Колера, напротив, просто ложь. Он распространяет ее и еще на этом и зарабатывает, потому что его торговая площадка — интернет, а именно такие гигантские платформы, как Facebook. Там информация — товар. Достоверность и этика спросом не пользуются.

Чем чаще пользователи кликают или делятся статьями Колера на Facebook, тем больше денег он получит за онлайн-рекламу. Просто бизнес, большего он в этом не видел. Так продолжалось три года. На пике у него было 20 сотрудников, которые наполняли его страницы страшилками. Позже американские СМИ назвали его Master of Fake News, «мастером фейковых новостей».

Дорогостоящие последствия

Но затем случился обвал. Американская радиостанция NPR разоблачила Колера через несколько недель после выборов в США, на которых одержал победу кандидат от республиканской партии Дональд Трамп. Возможно, и благодаря таким людям, как Колер? «Сегодня я раскаиваюсь в содеянном, — говорит он, оглядываясь назад. — Мое хобби как-то вышло из-под контроля, оно стало для меня настоящим бизнесом, которым сейчас я не горжусь». Он больше не хочет выдумывать или распространять фейковые новости. Так он говорит.

Для крупных технологических концернов проблемы, связанные с этим явлением, напротив, только начинаются. Потому что системы Facebook, Google и Twitter, позволили таким людям, как Колер, бесконтрольно распространять ложь и в придачу зарабатывать на этом деньги. И, предположительно, они предложили ворота для вторжения «серых кардиналов» из России, пытавшихся повлиять на результаты выборов в США.

На первый взгляд интернет кажется местом плюрализма, где каждый может найти свое. Но на самом деле в интернете образовалась информационная олигополия, в которой несколько американских концернов при поддержке бесчисленных небольших компаний решают, что мы увидим в сети, какие данные о нас при этом будут собраны и какая реклама нам будет показана.

Тот, кто при актуальных поисковых запросах не всплывает на первой странице в результатах Google, фактически не существует в сети. И информацию, которую пользователь Facebook получит не вовремя, вероятно, он никогда не воспримет.

Новые правители


Возникли власть и рынок нового типа. Цари прессы прежних времен, Хугенберги (Hugenbergs) раньше и Шпрингеры (Springers) или Моны (Mohns) позднее, наряду с их коммерческими интересами всегда следовали мировоззренческой доктрине. Это не делало их безусловно привлекательными, но они были предсказуемы.

Новые правители над информацией, мнениями и данными — совсем другие лица. Они, по другую сторону лицемерной поддержки демократии и космополитизма, абсолютные агностики. Их взгляд на мир всегда такой, какой хочет видеть пользователь. Тот, кто склоняется к правым, получит на Facebook информацию, которая укрепит его мировоззрение. Кто к левым — тоже. Все с одной целью: собирать все новые данные о пользователе и, основываясь на этих данных, делать все более целенаправленные предложения.

Такова реальность в интернете на протяжении многих лет. Долгое время с ней мирились. Но сейчас настроение изменилось, как в Америке, так и в Европе. Крупные технологические концерны из Кремниевой долины когда-то были звездами американской экономики и хотели своими инновациями показать нам будущее. Однако мнимые друзья с их образом торговли данными превратились в угрозу — для демократии, для свободного выражения мнения и для нашей частной жизни.

Каждый клик, каждая покупка, каждый комментарий в интернете отслеживается, обрабатывается и продается. Тот, кто имеет информацию, имеет власть, так звучит мантра в Кремниевой долине. Страшно, что концерны знают о нас все и что они свободно могут использовать наши самые личные данные. В последнее время регуляторы бьют тревогу, они хотят обуздать доминирование концернов.

«Таргетированная реклама» — волшебное слово в Кремниевой долине. Вы забронировали номер в отеле Мюнхена? Тогда вы, вероятно, увидите рекламу ресторана в тех окрестностях. Вы ищите диван? Уже показывается цифровая реклама Ikea. Вам нравится страница берлинского марафона на Facebook? Тогда, вероятно, вас привлекут Adidas и Nike новыми кроссовками для бега.

Чтобы это было возможным, Facebook, Google и Co собирают все данные о своих пользователях, которые они могут получить. Данные — это топливо, которое поддерживает их бизнес-модель на ходу. В прошлом году 97% своего оборота, 27 миллиардов долларов, Facebook заработал на рекламе. У материнского концерна Google Alphabet это составило 88%, 79 миллиардов долларов соответственно.

Насколько велик необузданный бизнес на информации, настолько он и проблематичен. В США Facebook, Google и Twitter 1 ноября должны дать показания перед разведывательными комитетами сената и палатой представителей конгресса, чтобы ответить за предполагаемые манипуляции во время выборов. В последние годы на подобных слушаниях были широко представлены руководители автоконцернов и банков.

Для главы Facebook Марка Цукерберга (Mark Zuckerberg) общественная дискуссия о фейковых новостях и российском влиянии на предвыборную кампанию в США особенно некстати. Основатель крупнейшей в мире социальной сети сейчас работает над созданием серьезного имиджа. 33-летний мужчина, который раньше предпочитал шаркать на работу в близких народу шлепанцах от Adidas и считал серую футболку деловым костюмом, теперь ведет беседы с главами государств, такими, как, например, федеральный канцлер Ангела Меркель, или с папой Франциском, в сшитом на заказ костюме, из которого выглядывают запонки.

Долина под критикой

Но именно фейковые новости, которые, подобно метастазам, распространились на его платформе, подрывают его имидж ответственного предпринимателя. Скандал вокруг целевой рекламы для пользователей-антисемитов показывает, как просто можно перехитрить алгоритмы Facebook. Медийная организация Pro Publica в ходе своего журналистского расследования запустила на Facebook рекламу, ориентированную на антисемитов.

Pro Publica заплатила 30 долларов, чтобы статья целенаправленно транслировалась на эту группу пользователей. Pro Publica могла выбрать в качестве целевых клиентов пользователей, которые в интересах указали «как сжигают евреев». «Facebook одобрил рекламу в течение 15 минут», говорится в статье, которую в итоге опубликовала финансируемая из благотворительных фондов служба журналистских расследований Pro Publica.

Исполнительный директор Facebook Шерил Сэндберг (Sheryl Sandberg), которая на трибуне охотно выдает себя за человека, стремящегося усовершенствовать наш мир, и, как и Марк Цукерберг, исповедует иудейскую религию, была вынуждена после этого признать ошибку. Она заявила, что «чувствует отвращение и разочарована — отвращение из-за таких мнений и разочарована из-за того, что наши системы это допустили», — написала она в сентябре в посте на Facebook.

Но то, что случилось на Facebook, не было неполадкой. Это практически неизбежное сопутствующее явление бизнес-модели Facebook: отсортировать пользователей собственной платформы максимально точно в соответствии с их предпочтениями и интересами, а потом продать эти ценные данные рекламодателям.

Мы, пользователи, продукт. И антисемитизм в этой модели становится одним из многих критериев, сравнимым с отвращением к брокколи. «Такое случается, когда свою обязанность придерживаться собственных стандартов перекладывают на сырые алгоритмы», — дает критическую оценку технический аналитик Уолт Моссберг (Walt Mossberg) в Twitter.

Крупные компании из Кремниевой долины уже давно начали движение в правильном направлении. В начале октября Facebook даже разместил публикации на всю страницу в New York Times и Washington Post, чтобы объяснить, как концерн из Menlo Park собирается усовершенствовать борьбу с фейковыми новостями. Twitter на этой неделе объявил, что в будущем политическая реклама будет иметь соответствующие пометки. Пользователи должны иметь возможность увидеть, кто оплачивает рекламу и на какие группы она ориентирована.

Но, пожалуй, этого будет недостаточно для того, чтобы воспрепятствовать новым более строгим законам, которые в будущем могут значительно усложнить зарабатывание денег. Как показывают недавние примеры, полагаться только на технологии будет недостаточно. Facebook будет вынужден нанять больше людей для того, чтобы выявлять неподобающие комментарии, видео и рекламу и их блокировать. А также и для того, чтобы оценить, является ли критерий поиска «антисемит» этически допустимым.

Такие затраты на персонал не только снизят размер прибыли, они также подорвут одно из основных убеждений Кремниевой долины в том, что в конечном счете компьютеры лучше принимают решения, чем люди. Но такие критерии, как порядочность, правдивость или приличия до сих пор может распознать только человеческий мозг.

И поэтому еще нужно посмотреть, удастся ли политике поставить на место Facebook, Google и Co. «Дискуссия о фейковых новостях дает людям понять, что власть концернов стала слишком большой», — предостерегает Бэрри Линн (Barry Lynn) из института Think tank Open Market в Вашингтоне. Грань между истинным и ложным, между настоящим и сфальсифицированным сообщением, которая когда-то была так очевидна, становится все труднее разглядеть. Генератор идей в сфере цифровых технологий Линн считает политиков в Вашингтоне тоже ответственными за это. Они слишком долго наблюдали за тем, как Facebook, Google и Amazon манипулируют обществом, говорит он.

ЕС выходит вперед


В Европе настроение уже изменилось. В июне Еврокомиссия наложила антимонопольный штраф в размере 2,4 миллиарда евро на поисковую службу Google, потому что она при онлайн-шоппинге использовала свою власть на рынке для своей выгоды: в первую очередь пользователям в результатах поиска показывались сервисы Google, конкуренты были заметно обделены.

Германия также практикуется в жестком обращении с социальными медиа. Разработанный федеральным министром юстиции Хайко Маасом (Heiko Maas) и вступивший в силу в октябре закон о защите сети определяет, что концерны должны удалить незаконный контент в течение 24 часов, в противном случае им грозит штраф.

Чтобы понять, что беспокоит таких политиков, как министра юстиции Мааса или еврокомиссара по экономике Маргарет Вестагер (Margrethe Vestager), ответственных за рекордные штрафы для Google, нужно осознать значение бизнеса на торговле данными, который в значительной степени скрыт от взора общественности.

«Данные — основа для создания добавленной стоимости в будущем», — объясняет профессор из Оксфорда Виктор Майер-Шонбергер (Viktor Mayer-Schönberger). Он был одним из первых, кто потребовал «права на забвение» в интернете, которое затем стало законом в ЕС. Майер-Шонбергер видит все большую пропасть между такими технологическими корпорациями, как Google и Facebook на одной стороне и все уменьшающимся остатком данных и рекламного онлайн-мира на другой.

«С властью крупных технологических корпораций сегодня не сравнится ни одна другая компания, потому что она не располагает соответствующими данными, — говорит он. — Это значит, что мы не можем просто полагаться на добрую волю крупных спрутов, обладающих данными, и реагировать только тогда, когда их поведение станет беспардонным, мы должны начать действовать раньше».

Но лишь то, что между множеством мелких предприятий и несколькими гигантами пролегла глубокая пропасть, не означает того, что они не участвуют в бизнесе на данных. Это сложный и фрагментированный рынок, в котором бесчисленные торговцы и посредники передают данные, часто вообще не ставя пользователя в известность об этом.

Такое программное обеспечение, как Lightbeam от Firefox или Ghostery от дочерней компании Burda Cliqz дают впечатляющую картинку того, сколько так называемых отслеживающих компаний обслуживают пользователя против его воли, когда он путешествует по сети. Одно короткое посещение портала wetter.de для того, чтобы узнать погоду перед утренней прогулкой с собакой, обеспечивает группу из примерно 40 компаний интересными данными, это показывает визуализация через Ghostery.

Какие именно данные высасывают данные трекеры, они не выдают. Но к стандартным относятся вопросы: какой почтовый индекс вы задаете при вашем запросе погоды? Как долго вы находитесь на странице? Какие подстраницы вы кликаете? На какой рекламе вы останавливаете свое внимание?

Компании, которые этими данными пользуются, носят такие загадочные имена, как Acxiom и Criteo, Experian и Open X. Некоторые независимые, некоторые принадлежат таким корпорациям, как Oracle и Bertelsmann. Люди имеют с ними дело ежедневно, но несмотря на это, не знают об этом. «Из связанных между собой баз данных», которые «описывают каждого из нас», развилась огромная сеть, объясняют австрийские исследователи Сара Шпикерманн (Sarah Spiekermann) и Вольфи Кристль (Wolfie Christl) в своей книге «Сети контроля».

«Каждый раз, когда мы используем наш смартфон, ноутбук, банкомат, кредитную карту или смарт-телевизор, детализированная информация о нашем поведении и наших движениях передается на серверы», — пишут исследователи.

Отслеживаемые в сети

Отслеживающие компании имеют достаточно инструментов, чтобы следовать по пятам за пользователями. Подобно тем шпионам, которые следят за своими объектами с помощью камер, жучков и GPS-трекеров. Однако затраты в сети намного меньше: многие сайты, среди них и серьезные, сами обеспечивают связь с различными службами. В конечном счете, большинство из них финансируются благодаря рекламе, которую запускают сети.

Довольно известный инструмент — Cookies: небольшие файлы, которые сбрасываются на компьютер пользователя новостными порталами, финансовыми сервисами или соцсетями. Без них интернет бы не функционировал, например, они обеспечивают онлайн-магазину возможность видеть, что покупатели кладут себе в корзину. Но они также отмечают, чем мы интересуемся.

Многие пользователи знают, что эти файлы можно удалить одним щелчком мыши. Но существуют маклеры данных, которые не так легко стряхнуть. «Используются все техники, чтобы идентифицировать пользователя», — предупреждает Кристиан Беннефельд (Christian Bennefeld), глава компании E-Blocker, которая специализируется на защите частной жизни.

Например, с помощью так называемого «Browser Fingerprinting» шпионы берут цифровые «отпечатки пальцев» пользователя. Тогда компьютер автоматически передает некоторую информацию, например, какую операционную систему вы используете, разрешение экрана и языковые настройки. Также браузер выдает информацию о номере версии устройства и используемых расширениях. В основном комбинации уникальны, что помогает отслеживающим компаниям точно идентифицировать пользователя.

Представление о том, что именно при этом происходит, быстрее всего передают данные, которые задуманы для клиентов этих компаний. Корпорация, занимающаяся разработкой программного обеспечения, Oracle в одной презентации описывает, что рекламодатели могут получить от платформы управления данными Oracle Bluekai данные своих клиентов из 200 различных источников. Среди них перечисляются демографические данные и местоположение пользователя, его прежние покупки, интересы и образ жизни.

Тот, кто имеет много информации, может составить точную картину. Исследователи из Кембриджа продемонстрировали, что они могут определить на основании данных, полученных исходя из нажатия кнопки «нравится» пользователями Facebook, какие политические взгляды они представляют, их сексуальную ориентацию и какое количество алкоголя они употребляют.

«Отслеживание пользователей — широко распространенное явление», — говорится в исследовании компании Cliqz, занимающейся программным обеспечением. Компания оценила анонимные данные 200 тысяч немецких интернет-пользователей и выяснила: 95% посещенных интернет-сайтов содержат, по крайней мере, один трекер, а 78% хотят при этом передать данные, потенциально идентифицирующие пользователя.

Самый большой охват имеет Google: трекеры корпорации представлены на 62% всех загруженных страниц, на 42% сайтов эти трекеры передают информацию, которая может служить для идентификации пользователя.

Это не противозаконно. С одной стороны, эти программы позволяют владельцам веб-порталов улучшить свое предложение. «Если в магазине при шаге к заказу получаю количество отказов до 83%, я должен это устранить», — объясняет Беннефельд из E-Blocker. Охват тоже важен, например, для медиа-компаний. С другой стороны, программы помогают в маркетинге для веб-сайтов: они позволяют создавать целевую рекламу.

Например, пока вы ждете на портале прогнозов погоды загрузки данных о возможном дожде, трекеры передают рекламной сети ваши предпочтения, которые они о вас сохранили. Так рекламодатель за доли секунды может запустить для вас подходящую рекламу.

Термин звучит как алгоритмическая реклама, которая включает в себя аукционный метод размещения цифровой рекламы. Таким способом финансируются многочисленные предложения в сети, газета Handelsblatt Online тоже, которая наряду с платным цифровым доступом предлагает бесплатный, финансируемый за счет рекламы, контент.

И все же, во многих местах система еще не поддается контролю. Большинство рекламных сетей давно уже не довольствуются только проигрыванием подходящей рекламы. Они используют свои маленькие программы для сбора информации о пользователях. Политическая приверженность, определенная по выбранным статьям на новостных порталах; финансовая ситуация, выясненная по онлайн-запросам на кредит на дом или новый телевизор; проблемы со здоровьем, которые выявляются по поискам симптомов; сексуальные предпочтения, о которых можно сделать выводы по посещению порно-порталов. Там тоже используются коммерческие трекеры.

Заинтересованные компании не устают уверять, что они никогда не интересуются конкретной идентификацией пользователя, а только его профилем, и исключительно в рекламных целях. Многие провайдеры в Германии работают с псевдонимами, как это предусмотрено в законе о телекоммуникации: вместо имени или адреса электронной почты в базе данных стоит цепочка из знаков и цифр.

Проблема в том, что этот способ обходится, как только отслеживающей компании становится известен адрес электронной почты пользователя. Тот, кто оставляет свой адрес на нескольких сайтах, должен понимать, что трекеры обмениваются своими данными о его персоне, даже если они действительно хранятся у них под псевдонимом.

Специалист по данным предупреждает еще и о следующей угрозе: если маклеры данных собирают уже наши самые личные данные, не могут ли однажды эту информацию получить и наши работодатели, страховщики или банки?

Реклама в режиме реального времени

То, чем понемногу занимается бесчисленное множество компаний, Facebook и Google довели до совершенства. Они — истинные профессионалы в составлении многогранного профиля пользователя из большого количества маленьких кусочков информации.

Doubleclick, Adwords и Adsense, так называются крупные рекламные сервисы Google. На основе данных, которые Google получает, например, из приложения Google Maps, компания может запустить персонализированную рекламу на собственной видео-платформе Youtube, которую используют более миллиарда человек, почти треть всех интернет-пользователей.

Вместо того чтобы включать только данные из поисковой маски Google, рекламодатели могут теперь определять свои целевые группы с помощью данных приложения Google Maps, введенные поисковые данные в котором могут быть оценены как будущие занятия пользователей.

Если вы, например, прогуливаетесь по супермаркету на острове Зильт, вы можете получить на свой смартфон рекламу лакричных конфет «Sylter Brisen Klömbjes». Возможным это делает комбинация данных из таких рекламных сетей, как Doubleclick, и геолокационных данных из приложения Google Maps.

Конечно, Facebook обращается к такой информации в профиле пользователя, как имя, пол, дата рождения, а также к таким деталям, как школа, которую он посещал, или любимая музыка. Facebook регистрирует, на какие фотографии, видео, ссылки кликают люди, как и под каким IP-адресом, как долго они рассматривают этот контент или каким образом они передают его дальше. Facebook знает, какие комментарии оставляют фанаты, что они «лайкают», на какую рекламу долго смотрят или кликают, на компьютере или на смартфоне.

Также и общение через мессенджеры в Facebook, личные разговоры или финансовые транзакции, которые там тоже возможны, отслеживаются.

И все эти тысячи осколков информации собираются в единую мозаику профиля, которую Facebook держит в базе данных о каждом своем пользователе, включая виртуальные «ящики», в которых сеть размещает пользователей, чтобы было проще продавать их данные. Политическая позиция — правая или левая? Операционная система — Android или iOS? Семейное положение — женат или холост?

Но Facebook знает намного больше, потому что он сопровождает пользователей по сети, даже если они уже больше не находятся на странице Facebook. Для этого платформа считывает файлы Cookie. Adserver Atlas, который Facebook купил в 2013 году, позволяет комбинировать Facebook-ID и технологию Cookie. Это значит, что за пользователем могут следить через несколько устройств.

Сам пользователь превратился в товар. Это сопутствующий ущерб, с которым мы должны жить, если мы хотим получать знания от Google, общаться через Facebook и Twitter и делать покупки на Amazon?

Марк Гретер (Mark Grether) смотрит на это прагматично. «Если потребители хотят продолжать бесплатно пользоваться интернетом, тогда мы должны принять то, что кто-то должен платить за инфраструктуру и содержимое. В настоящее время это функционирует благодаря рекламе», — говорит глава компании Sizmek, крупного рекламного онлайн-маклера из Нью-Йорка. Sizmek хочет стать крупнейшей независимой от корпораций маркетинговой платформой данных для агентств и компаний-рекламодателей, и, по собственным данным, уже обслуживает более 20 тысяч рекламодателей и 3,6 тысячи агентств в 70 странах.

Этот бизнес слишком прибыльный, чтобы в нем не поучаствовать. Теперь и онлайн-магазин Amazon планирует мощный прорыв в цифровой рекламный бизнес. До сих пор у Amazon был только небольшой рекламный отдел. Рекламный оборот Amazon отдельно не выделяет, согласно оценкам по отрасли, за прошлый год он составил около 1,3 миллиарда долларов, это всего 1% от общего объема продаж. Однако вскоре он увеличится.

Согласно подсчетам инвестиционного банка Morgan Stanley обороты Amazon в рекламном бизнесе в следующем году могут составить пять миллиардов долларов, а к 2020 году достичь семи миллиардов долларов. Таким образом, хотя Amazon по-прежнему останется позади Google и Facebook, но поднимется на третье место. По отношению к Facebook и Google Amazon имеет решающее преимущество: онлайн-магазин не только знает, что кликают пользователи, но и что они в итоге покупают. Это совершенный замкнутый цикл данных. Для рекламодателей он очень привлекателен.

На вопросы Amazon реагирует сдержанно. Данные о количестве сотрудников в рекламном подразделении предоставить не можем, говорят в штаб-квартире Amazon в Сиэтле. Можем сказать лишь то, что действуют команды рекламщиков в Нью-Йорке, Мюнхене, Лондоне, Париже или Токио.

Немецкие концерны также признали, что они должны эффективнее оценивать данные своих пользователей. Но отрыв американцев огромен. Особенно идея о том, что в приложении для знакомств Tinder или при онлайн-покупках на небольших порталах можно зарегистрироваться под своим профилем в Facebook, вызывает в Германии зависть. Этот способ называется Single-Sign-On», с его помощью Tinder и Facebook могут обмениваться дополнительными данными. Журналистка британской газеты The Guardian запросила данные, которые приложение для знакомств собрало о ней с 2013 года. Европейские законы о защите данных это допускают. Она получила 800 страниц, среди которых не только информация о ее бывших свиданиях, но и сведения о ее друзьях на Facebook и «лайках».

Германия должна догнать

Теперь немецкие предприятия хотят отважиться на подобный прорыв. Такие концерны, как Daimler, Allianz, Lufthansa и Deutsche Bank объединились в альянс данных Verimi, который должен начать свою деятельность в следующем году. Тогда пользователям понадобится только один пароль, чтобы пользоваться онлайн-предложениями предприятий-участников альянса. Это безопаснее, говорится на сайте Verimi, и, разумеется, также будут соблюдены европейские предписания о защите персональных данных. Пока неясно, как предприятия будут передавать друг другу и использовать эти данные.

Собиратели данных по обеим сторонам Атлантики должны быть готовы к тому, что их поле деятельности в будущем будет ограничено. В мае вступает в силу новый закон о защите данных в ЕС, который среди прочего усложнит передачу информации третьим лицам. В настоящее время в Брюсселе решается судьба следующего постановления о цифровой конфиденциальности.

В США также могут быть ужесточены правила для Facebook и Co. Уже в следующем году в США предстоят важные промежуточные выборы, на которых будет переизбрана часть сенаторов и конгрессменов. Они не захотят, чтобы их потом снова оболгал лживый барон на Facebook.

В конечном счете речь идет о мировом сообществе, которое постепенно должно повзрослеть с точки зрения жизни в цифровом мире. Люди должны научиться тому, что значит жизнь цифрового гражданина. Сюда относится критическое отношение к источникам информации, а не вера во все подряд, что вылетает на экране при просмотре ленты на Facebook. Сюда относится, по крайней мере, развитие представления о том, какими методами оценивается собственная цифровая активность. И, наконец, также сетевое политическое сознание. Насколько сильно должны быть ограничены интернет-киты и их бесчисленные рыбки, это тема, споры вокруг которой, по меньшей мере, так же амбициозны, как некогда спор о размере абонентской платы за радио.
Катрин Биалек (Catrin Bialek); Астрид Дёрнер (Astrid Dorner); Кристоф Керкман (Christof Kerkmann); Бритта Ведделинг (Britta Weddeling)
Источник: Handelsblatt

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна