Переименование как оскорбление и унижение

Переименование как оскорбление и унижение

Году эдак в 1994-м, когда европейские реформаторы пытались передать опыт этих самых реформ в странах бывшего Варшавского договора, мне довелось побывать в таких реформированных странах – Польше, Чехии, Венгрии и Литве. Интересно было: все только-только развалилось, в Украине жрать было нечего, и покойников из-за отсутствия денег на гробы родственники подчас хоронили в целлофановых пакетах, а там – типа успешные реформы. И вот в Чехии довелось встретиться с тогдашним премьер-министром и «отцом» тамошних реформ Вацлавом Клаусом.

Он потом 10 лет был президентом страны, но тогда, засучив рукава, пытался поставить Чехию на новые рельсы – рыночные конкурентные. Вместо плановых социалистических. И первое, что он посоветовал сделать в Украине, это убрать все памятники Ленину и всему, что напоминало бы «освобожденным» украинцам о недавнем прошлом. «Как можно поверить в необратимость преобразований, если человек поднимается утром, смотрит в окно и видит этих идолов преступного прошлого?», – риторически вопрошал реформатор. Тогда это казалось смело, свежо, действенно и осуществимо: нет обновления по сути – круши истуканов, и все станет заметно...

Украине понадобилось 20 лет, чтобы понять это и приступить к массовому «Ленинопаду», дабы нынешний гарант нации смог отрапортовать неизвестно кому: «зныщыли 1300 памятников». И что? Какая это оказалась для Украины великая и хитрая обманка – крушить собственную память! Хотя бы потому, что с проведением реформ выяснилось: прошлое – не такое уж «преступное» и будущее – не такое уж счастливое. Особенно на фоне пенсионного, медицинского, теплового, энергетического и прочих других разновидностей геноцидов, цель которых – избавление от «излишков» украинского населения, которое оказывается лишним в новом, на всю голову «реформированном» обществе.

Сегодня уже очевидны два главных отличия европейского и украинского подходов к расставанию с прошлым. Во-первых, европейцы крушили памятники из навязанной им истории на то время последних 40-45 лет «социалистического рая». Объективно тот же Ленин, например, имел к ним опосредствованное отношение. Только как привнесенный извне родоначальник социалистической и коммунистической идей, которые нужно было отторгнуть в соответствии с новыми капиталистически-рыночными веяниями. Его и снесли, но все свое и всех своих они оставили. Как часть непрерывной отечественной истории, без которой не было бы современной Чехии (Польши, Венгрии, Словакии и т. д.)...

В Украине Владимир Ленин тоже ни разу не был, но он, в отличие от той Чехии или Словакии, создал Украину. Тем, что фактически разрешил ей быть на карте мира. Особенно после того, как в 1920 году горе-самостийныки во главе с «головным отаманом» Симоном Петлюрой и прочими «диячамы» фактически позволили полякам Юзефа Пилсудского оккупировать полстраны. Более того, Ленин и его ленинцы-последователи – Иосиф Сталин и Никита Хрущев – фактически, как конструктор «Лего», собрали Украину

В Украине Владимир Ленин тоже ни разу не был, но он, в отличие от той Чехии или Словакии, создал Украину. Тем, что фактически разрешил ей быть на карте мира. Особенно после того, как в 1920 году горе-самостийныки во главе с «головным отаманом» Симоном Петлюрой и прочими «диячамы» фактически позволили полякам Юзефа Пилсудского оккупировать полстраны. Более того, Ленин и его ленинцы-последователи – Иосиф Сталин и Никита Хрущев – фактически, как конструктор «Лего», собрали Украину в том виде, в каком она получила независимость в 1991 году. И вот же в чем парадокс: Ленин сотоварищи создали Украину, и им памятники сносят, а нынешние горе-правители за 26 лет шельф у острова Змеиный в Черном море и Крым потеряли, а числятся в «хероях» и «спасителях нации». И, в принципе, не против, чтобы их еще и при жизни увековечивали в каких-то изваяниях на площадях и улицах. Вы же читали последнее воззвание Виктора Ющенко, какой он хороший и как ему ни за что не стыдно. А ведь он стал началом катастрофы, и при нем шельф «уплыл» вместе с нефтью и газом, в нем припрятанными...

Во-вторых, – и это главное! – крушение новых чужих и восстановление старых своих памятников и даже памятных дат в странах Восточной Европы шло в основном для восстановления исторической справедливости и только потом – для подтверждения необратимости происходящих процессов. За исключением стран Прибалтики и вот сейчас Польши, крушащей памятники советским воинам-освободителям времен Второй мировой войны, баталии с памятниками шли все же не так оголтело, нарванно, насильственно и оскорбительно для памяти тех, для кого эти скульптуры что-то значили и кто за эту память заплатил жизнями и кровью.

В Украине же памятники крушили в рамках декоммунизации и десоветизации, которые плавно и трансформировались в деколонизацию и дерусификацию. А потом и в оголтелую русофобию. И цель всех этих «мероприятий» – не только восстановить историческую справедливость, а ускоренно и насильственно, через колено и души людей, насаждать беспамятство. Чтобы так тоже убедить людей в необратимости происходящего и, конечно же, его справедливости. Но вместе с водой выплескивали и «ребенка» – память о прошлом, в котором жили и умирали, боролись и созидали, совершали подвиги и просто жили родственники: отцы, деды и прадеды. Выкорчевывали с треском и слезами, кровью и хрустом не привнесенную историю, а пережитую целыми прошлыми поколениями и оставленную в наследство украинцам нынешним.

Причем на место выкорчеванной подлинной и старой истории насаждалась новая, высосанная из пальца. На зачищенной до состояния «tabula rasa» площадке запускали порезвиться ходульных и мифических персонажей, деятельность которых на ниве украинской истории как минимум противоречива, как максимум – сомнительна и даже позорна. Но эти исторические персонажи, поднятые на щит нынешними историками-шарлатанами, жаждущими признания и преференций, должны служить главной цели – извратить историю, посеять беспамятство и дать Украине нового врага. Чтобы потом, со ссылками на историю, обвинить его в том, что именно из-за него ничего не получается у современников. Нет ни реформ, ни процветания, ни даже призрачного будущего, в котором гарантировано счастье как награда за лишения и терпение.

И такой враг найден – Россия. И вот как ее, например, зачищает в украинской памяти и сознании «новый академик» и историк Валерий Бебик: «Русских, как таковых, нет, понимаете. Нет такой нации «русские». Есть разные этносы, которые объединены в политическую нацию «русские». ...Имперские структуры не имеют этнического родства. Но это уже политическая генетика. Когда будет доказано, что никаких русских на самом деле нет, то это же рушится «русский мир», рушится вся мифология российского фашизма, потому они и заволновались. На самом деле, русский язык – это суржик украинского, разбавленный татарскими матами». Как говорится, санитаров – в студию!
Перелицовщики истории стараются не просто все переиначить, но и оскорбить, унизить, запугать. Бьют по самому главному, для многих святому и болезненному по восприятию. Последний пример – установка памятника Симону Петлюре в Виннице. И все было бы хорошо: для многих этот персонаж сегодня – «херой национально-вызвольных змагань». Но установили-то памятник на месте былого квартала Иерусалимка, в котором испокон веков до оккупации Винницы гитлеровцами (1941-1944) жили евреи

Но это еще не все. Перелицовщики истории стараются не просто все переиначить, но и оскорбить, унизить, запугать. Бьют по самому главному, для многих святому и болезненному по восприятию. Последний пример – установка памятника Симону Петлюре в Виннице. И все было бы хорошо: для многих этот персонаж сегодня – «херой национально-вызвольных змагань». Но установили-то памятник на месте былого квартала Иерусалимка, в котором испокон веков до оккупации Винницы гитлеровцами (1941-1944) жили евреи. И вообще еще в начале ХХ века Винница была заштатным уездным городом, в котором преобладало еврейское население. А «отамана» Симону Петлюру в 1926 году и убили в Париже именно за потворствование еврейским погромам, в которых погибли десятки тысяч евреев. В том числе и на Виннитчине. И убийца, еврей Самуил Шварцбард, через год был оправдан судом присяжных. Из французских граждан, а не «агентов НКВД», как пытаются намекать сейчас.

Окончательно «еврейский вопрос» в Виннице решили гитлеровцы. К моменту освобождения города в нем осталось 27 тысяч жителей из довоенных 100 тысяч. И не осталось ни одного, повторяю, НИ ОДНОГО еврея. Они остались в страшное наследие всему миру на фото, названном «Последний еврей Винницы»:



Сейчас на месте Иерусалимки – центральный квартал города вокруг улицы Красноармейской, ныне, говорят, декоммунизированной в Стрелецкую. Но память-то осталась. Да и евреи вернулись. И не просто вернулись. Вот вам настоящая история: не известно, кто по национальности нынешний мэр Винницы Сергей Моргунов (с 27 февраля 2014 года), и кем были в этом плане мэры Владимир Ваховский (2000-2002) и Александр Домбровский (2002-2006). Но зато хорошо ведомо, что за предыдущие до этого 23 года, так уж получилось, именно евреи мэрствовали в Виннице 16 лет: Дмитрий Дворкис (1992-2000) и Владимир Гройсман (2006-2014). Да-да, тот самый Вова Гройсман, который сегодня премьер-министр Украины и «пышаеться», что он – украинец...

И кто же против, каждый может «пышаться» чем хочет. Но как жить и что можно чувствовать, переступив через память о соотечественниках и наплевав на их невинную кровь, – это, конечно, вопросы из разряда политического каннибализма и сволочной конъюнктуры, расплата за которую может случиться именно на последнем Страшном суде. Не так ли?

А директор Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский по этому поводу обнародовал датированное 13 октября 2017 года стихотворение выходца из Винницы, где пошли под нож погромщиков его предки, Зория Файна из его воображаемого письма убитым деду и прадеду:

У меня вчера украли Винницу,
Посадив на лавочке Петлюру,
Вместо деда моего, который вырезан
В девятнадцатом году продажной шкурой.
На Иерусалимке, в тихом дворике,
Никогда вы идиш не услышите,
Там сидит печальный, как надгробие,
Идол и его кровавый след.
У моих детей украли Винницу
И у ваших тоже, вы не думайте –
Там где ложь, и за нее не стыдно нам –
Там позор и будущего нет.


И к этому можно только добавить, что в Одессе демонстративно ломают бюст и памятные доски в честь маршала Георгия Жукова. В Полтаве, на поле под которой в 1709 году вошла Московия, а с него вышла Российская империя, норовят уничтожить памятник Петру Первому и усаживают в бронзе Ивана Мазепу и разбивают памятную доску в честь фельдмаршала-малороса Ивана Паскевича, который, как и Александр Суворов, не проиграл ни одного сражения. На Закарпатье оскорбляют венгров и их память и стараются уничтожить их памятники. В Киеве переименовывают проспект Московский в проспект Степана Бандеры и норовят перелицевать проспект Ватутина, который освободил Киев от гитлеровцев, в честь Романа Шухевича, гитлеровцам служившего в звании гауптштурмфюрера...

Киев – это своеобразное зеркало коллективного безумия, вызванного безнаказанностью и стремлением новых «победителей» выслужиться. Тут все делали нагло, зло и крайне нарочито и демонстративно. По замыслу перелицовщиков, столица страны должна была стать и стала еще и столицей манкуртизации, в чем-то опередив даже «украинскую Пьемонтщину» – Галичину. Все – в пику, побольнее, поглубже, в душу и в мозг сопротивляющимся и неприемлющим «ноу-хау»

Вообще-то, в этом плане Киев – это своеобразное зеркало коллективного безумия, вызванного безнаказанностью и стремлением новых «победителей» выслужиться. Тут все делали нагло, зло и крайне нарочито и демонстративно. По замыслу перелицовщиков, столица страны должна была стать и стала еще и столицей манкуртизации, в чем-то опередив даже «украинскую Пьемонтщину» – Галичину. Все – в пику, побольнее, поглубже, в душу и в мозг сопротивляющимся и неприемлющим «ноу-хау». Одно из последних недавнее октябрьское переименование 10 улиц по решению Киевсовета просто символично. Из этих десяти улиц только три говорят о восстановлении исторической справедливости: улица писателя коммуниста Ярослава Галана была переназвана в улицу Августина Волошина, президента Карпатской Руси, советского композитора Лебедева-Кумача – в забытого украинского ученого Николая Голего, а Социалистическая – в первого русского авиатора украинского происхождения Льва Мациевича. И, конечно, особенно вбивали гвоздь в прошлое, переименовывая улицу «колонизатора» и режиссера Николая Лебедева-старшего в улицу Юрия Поправки и автора «Интернационала» Эжена Потье – в улицу Антона Цедика. Поправка и Цедик – это уже не восстановление старой, а написание новой истории, это бойцы, погибшие в АТО в Донбассе. Равно как призывы назвать безымянный сквер перед посольством России (где они там его только увидели?) в сквер ветеранши АТО Амины Окуевой, недавно расстрелянной неизвестными под Киевом. Как говорится, лучше уж убийц бы нашли...

И ведь вакханалия эта продолжается и будет продолжаться, поражая и подавляя воображение своей дьявольской изобретательностью и сатанинским издевательством над памятью и подлостью. Недавно в Днепре (бывшем Днепропетровске) жители через суд отстояли декоммунизированное название улицы Героев Сталинграда и добились возвращения старого названия. Но как же до этого переназвали эту улицу «декоммунизаторы» – Богдана Хмельницкого. Как бы иезуитски сталкивая лбами почитателей разной истории: в надежде на то, что если, мол, уберем героев Сталинграда, то никто не посмеет покуситься на гетмана Хмельницкого. Как видим, суд решил в пользу старого названия. Но в современной Украине это же ничего не значит, если вердикт не нравится «победителям»...

...Впрочем, Богдану Хмельницкому в новой Украине и так, судя по всему, не поздоровится. В стране, похоже, готовится очередное политическое отцеубийство – развенчание «москальской» и «колонизаторской» сути гетмана. Несмотря даже на то, что именно он впервые еще в 1654 году утвердил на карте планеты само понятие Украинского государства, вырвав его из цепких лап шляхетской Речи Посполитой. Но, по мнению нынешних «профессиональных украинцев», сделал-то еще недавно «батько Богдан» это неправильно: ушел не назад в Польшу и не в Османскую империю, а под скипетр московского (читай – русского, «москаля») царя Алексея. В Польше тогдашних украинцев считали и открыто называли «быдлом». Турки-османы при помощи крымских татар и сами торговали украинцами на всех тогдашних невольничьих рынках. А царь Алексей защитил веру, сохранил государственность в виде широчайшей автономии. Но для нынешних «патриотов» это ничего не значит – «лишь бы не москаль». Так что памятники Ленину закончились, а новый враг нужен, вот «зраднык» Хмельницкий и пригодится. В Киеве уже звучат призывы снести памятник ему, а горсовет Переяслава-Хмельницкого убирает приставку в честь гетмана из названия города. Такой вот патриотизм. Точнее – начало его нового витка...