Статьи
А первый советский «президент» Украины-то – из донецких...
10.11.2017 16:09

А первый советский «президент» Украины-то – из донецких...

Великая Октябрьская социалистическая революция, столетний юбилей которой недавно многие заметили, но не отметили, как следовало бы, для этого человека стала всем. После нее он достиг вершин в руководстве украинского государства. Того, советского, которое и утвердилось на этой земле после гражданской войны и падения буржуазной Украинской Народной Республики (УНР). Все при желании могут узнать, что за свою государственность в Украине боролись Михаил Грушевский, Владимир Винниченко, Симон Петлюра сотоварищи со стороны УНР.

Им противостояли Владимир Затонский, Николай Скрипник, Евгения Бош и Ко, утвердившие, в конце концов, УССР, которая и стала основателем целого СССР и пробыла в нем до 1991 года, сохранив и развив украинство на карте планеты и в сознании человечества.

А вот между ними надолго затерялся еще один человек, который наверняка знал всех перечисленных персонажей. Персонально – с одними он боролся, другими – номинально руководил. И в отличие от этой публики, его не только лично знал вождь этой революции Владимир Ленин, но и смог в отношении него проявить свою легендарную человечность. Типа Ленин – «самый человечный человек», если помните еще этот, как сказали бы сегодня, мем. Так вот «вождь мирового пролетариата» лично искал для нашего героя квартиру в Москве. Не обходил сам, конечно, сдающиеся квартиры, но давал распоряжения, чтобы семью в столице уютно пристроили. И любил с ним разговаривать. Правда, по очень занимательной причине. «Он интересно врет!», – сказал как-то Ленин после разговора о событиях и положении дел в Украине...

А звали этого человека – Ефим Григорьевич Медведев. Электрик-техник из харьковского трамвайного депо. И революция, повторяю, открыла для него невиданные социальные лифты, на одном из которых он и взметнулся вверх в 31 год от роду. Стал председателем президиума Центрального исполнительного комитета советов Украины (ЦИКУ), или «ЦИКУка», как тогда насмешливо называли этот орган. Должность Медведева в иерархии государственных постов сопоставима с должностью главы государства, президента, если хотите. Причем в советской Украине она изначально была легитимной, прошедшей демократические выборы. В отличие от Украинской Центральной рады (УЦР), которая провозгласила УНР, но была нелегитимна, так как ее никто никогда не избирал, члены УЦР сами назначили себя «депутатами от народа» еще в марте 1917-го, а глава ее Михали Грушевский всегда признавал, что «перейти к представительству, избранному общим голосованием, нам судьба не судила».
Ефим Григорьевич Медведев. Электрик-техник из харьковского трамвайного депо. И революция, повторяю, открыла для него невиданные социальные лифты, на одном из которых он и взметнулся вверх в 31 год от роду. Стал председателем президиума Центрального исполнительного комитета советов Украины (ЦИКУ), или «ЦИКУка», как тогда насмешливо называли этот орган. Должность Медведева в иерархии государственных постов сопоставима с должностью главы государства, президента

А Медведева трамвайщики сначала избрали в Харьковский совет рабочих и солдатских депутатов, потом в его исполком, а уже исполком Харьковсовета в декабре 1917-го делегировал его в Киеве на I Всеукраинский съезд рабочих и солдатских депутатов, который в Киеве и должен был решить с Центральной радой, что им строить в Украине. Но полюбовного диалога с УЦР не получилось, она сорвала съезд, так как выступила против признания Украины большевистской и союзной советской России. И тогда делегаты от Харькова уехали назад в родной город и там объединились с делегатами III съезда советов Донецко-Криворожской области и провели с ними I Всеукраинский съезд рабочих и солдатских депутатов, который 11-12 декабря 1917-го и провозгласил Украину советской. В федерации с Россией. Точно так же, как до того УЦР 7 (20) ноября того же года провозгласила свою УНР. И тоже пока в федерации с Россией. Несмотря на Ленина и большевиков.

Потом съезд в Харькове избрал свой высший представительский орган – Центральный исполнительный комитет советов, затем его президиум из пяти человек, а 15 (28) декабря 1917 года – его председателя рабочего Медведева Ефима. Кстати, не большевика, а члена левого крыла Украинской социал-демократической рабочей партии (УСДРП). Большевиками были лишь три его заместителя – Николай Артамонов, Степан Шелудько и Поликарп Решетько, а также секретарь президиума ЦИК – Николай Данилевский и даже его зам Сергей Сивков. Кто теперь из современных даже историков помнит эти имена тех, кто создал им государство и руководил им в самые трудные годы? Ну, и Медведева забыли тоже...

Пробыл «президентом» Украины Медведев недолго – до 19 марта 1918 года, когда на II Всеукраинском съезде советов его сменил уже твердокаменный большевик Владимир Затонский, который, судя по всему, все же сильно завидовал Медведеву. Либо большевики взяли курс на укрепление исключительно своей диктатуры и уже не нуждались в компромиссных конъюнктурных фигурах, которые привлекали бы к ним народ, они этот народ уже взнуздывали...

Хотя, справедливости ради, следует сказать, что тогдашняя Украина, расхристанная и расколотая идеологически, мировоззренчески и даже территориально (кроме УНР и УССР были и другие советские и несоветские республики), реально нуждалась в элементарном порядке и управляемости. ЦИКУ во главе с Медведевым и созданным первым советским правительством – Народным секретариатом (НС) во главе с большевичкой Евгенией Бош вряд ли могли дать такой порядок. Даже советские и большевистские вожди тогда страдали излишней самостийностью и политической партизанщиной. Во всяком случае, в Харькове не очень «праздновали» и ЦИКУ, и его НС. Всем там тогда заправляли Харьковский совет и глава его исполкома «товарищ Артем» (Федор Сергеев), кстати, народный секретарь (министр) по делам торговли и промышленности в НС. Но, несмотря на это, этот член НС называл коллег «самозванцами» и даже отказался предоставлять «правительству» советской Украины достойное помещение, и оно в начале обитало в тюремных камерах, освобожденных от «родственных пролетариату» элементов. Потом «министры» самовольно захватили редакцию газеты «Южный край» по адресу Сумская, 13 и выбросили всех на улицу. И упомянутый выше Затонский, тоже народный секретарь образования в НС, после рассказывал в воспоминаниях: «Называли себя правительством и сами к этому относились юмористически. Да и какое из нас было правительство: без армии, фактически без территории, даже Харьковский совет нас не признавал»... 
Еще большее недоумение у многих вызывал и «президент» Медведев. Сам он себя называл не иначе как «влиятельным и видным вождем украинского народа». Но большевики всячески пытались от него избавиться – он им уже мешал. И, в конце концов, через пару недель после избрания его отправили в Брест-Литовский на переговоры с немцами, которые затеяла советская Россия и к которым присоединилась УНР в надежде стать полностью независимой на немецких штыках

Еще большее недоумение у многих вызывал и «президент» Медведев. Сам он себя называл не иначе как «влиятельным и видным вождем украинского народа». Но большевики всячески пытались от него избавиться – он им уже мешал. И, в конце концов, через пару недель после избрания его отправили в Брест-Литовский на переговоры с немцами, которые затеяла советская Россия и к которым присоединилась УНР в надежде стать полностью независимой на немецких штыках. В пику УНР и советские сформировали свою делегацию и попросили Россию поддержать их равноправное участие в переговорах. В состав советско-украинской делегации вошли, кроме Медведева, еще и Затонский и народный секретарь НС по военным делам Василий Шахрай. Затонский после написал: «Было решено послать в Брест Медведева, потому что его тяжко было переносить в Харькове. Грубый, нетактичный человек, целиком не понимая обстановки, он делал кучу глупостей и ставил нас в неловкое положение. К тому же в Бресте как украинский эсдек он мог нам быть полезен (вместо мебели)». 
Украинская делегация в Бресте действительно понадобилась «для мебели», ибо ее не признали другие участники переговоров (немцы, австрийцы, турки), и русским пришлось включить Медведева и Шахрая в свою делегацию. Затонский же вообще остался в Москве по предложению Ленина, первая встреча с которым у Медведева случилась в январе 1918 года. Тогда «вождь» и полюбил говорить с «президентом Украины» и всячески ему помогал.

Процесс заключения Брестского мира стал для советской Украины катастрофой и началом конца карьеры Медведева. В январе 1918-го УНР провозгласила себя полностью независимым государством, и Россия по Брестскому миру, подписанному 3 марта того же года, обязывалась признать эту независимость. Уже через несколько недель германские войска оккупировали Украину и, как лесник из известного анекдота, «разогнали и немцев, и партизан». То есть и выгнали советских, и в апреле 1918-го совершили переворот в УНР, создав марионеточную Украинскую Державу во главе с гетманом Павлом Скоропадским.

Медведев сначала организовывал сопротивление немецким войскам. А после того, как 19 марта того же года его не избрали «президентом», он в апреле отправился в Москву, в представительство левого крыла УСДРП, которая стала сначала самостоятельной партией, а потом, в июле 1918-го коллективно влилась в созданную Компартию большевиков Украины – КП(б)У. Так Медведев впервые официально стал коммунистом. Но тоже ненадолго. Уже в следующем году он отправился на нелегальное подпольное положение в Украину для борьбы с петлюровцами УНР, деникинцами, махновцами и всеми прочими, кто посягал там на советскую власть. В подполье он сблизился с левыми эсерами – Украинской партией социалистов-революционеров (боротьбистов) – УПСР(б). Затем боротьбисты тоже стали коммунистами – Украинской коммунистической партией (боротьбистов). После победы над деникинцами коммунисты-боротьбисты в марте 1920-го заявили о самороспуске и об индивидуальном членстве в КП(б)У. А Медведев во второй раз стал правоверным комми-ленинцем. Но тоже ненадолго: с мая по август 1920-го, когда он перестал платить членские взносы, о чем свидетельствует его партбилет, сохраненный потомками. Это, ясное дело, означало автоматическое исключение из рядов партийцев...

Позже, в 1922 году, Медведев трижды пытался восстановиться коммунистом. Именно восстановиться, признав его заслуги в общей борьбе, а не поступить заново. Дошел до рассмотрения своего дела в Политбюро ЦК (было тогда такое в Украине) КП(б)У. Решали его дело тогдашние вожди Украины – ее «президент», «всеукраинский староста» Григорий Петровский, второй секретарь ЦК КП(б)У Дмитрий Лебидь, член и будущий генсек ЦК КП(б)У Станислав Косиор. Они и постановили: принять на общих основаниях. Майский пленум ЦУ КП(б)У того же года, конечно же, согласился с вождями, и Медведев оставался беспартийным. И больше к коммунистам принципиально не просился. Вплоть до расстрела в 1938 году – «за участие в контрреволюционной и военно-террористической организации и совершении антисоветской деятельности». И как ни страшно это говорить, смерть, не исключено, спасла его и от мучительной болезни (ему давно диагностировали эмфизему легких), и от созерцания того, во что вылилась его совместная борьба с большевиками-коммунистами. Реабилитировали его только в 1957 году и вновь забыли...
Медведев оставался беспартийным. И больше к коммунистам принципиально не просился. Вплоть до расстрела в 1938 году – «за участие в контрреволюционной и военно-террористической организации и совершении антисоветской деятельности». И как ни страшно это говорить, смерть, не исключено, спасла его и от мучительной болезни (ему давно диагностировали эмфизему легких), и от созерцания того, во что вылилась его совместная борьба с большевиками-коммунистами

Потом впервые о «первом президенте» Медведеве в новейшем времени вспомнили, только когда грянула так называемая перестройка. В 1987 году, когда журнал «Архивы Украины» впервые поместил у себя его фотографию, и в 1988 году – в связи с подготовкой третьего издания протоколов I съезда КП(б)У, когда в июле 1918-го Медведев и вошел в «руководящую и направляющую». И тогда же работник планово-экономического управления исполкома Харьковсовета народных депутатов Валентин Медведев, внук Ефима Медведева, сказал историкам о деде: «Этот человек прожил недолгую, но тяжелую жизнь, наполненную борьбой, поиском и ошибками, влетами и падениями, но всегда был верным идеалам правды, добра и справедливости, нашим коммунистическим идеалам борьбы за светлое будущее народа». Вот уже действительно: рукописи и архивы не горят, а человек жив, пока о нем помнят...

...И по мере изучения истории Ефима Медведева становится понятно, что он действительно верил в «светлое будущее». Даже хотел видеть его коммунистическим, сотрудничал с коммунистами и был им. И сотрудничая с коммунистами и будучи коммунистом, Медведев никогда их не предавал. Ни в борьбе с Центральной радой, ни с немцами в Бресте и в Украине, ни с деникинцами. Но он, похоже, никогда не верил им до конца. И потому, сохраняя верность долгу, шатался, метался и подстраивался под текущий момент. Но именно этого шатания коммунисты ему не прощали. Вспомните, как Затонский писал, что Медведев «не понимая обстановки, он делал кучу глупостей». А это были не «глупости», это, может быть, были поиски иного решения, более человечного, не такого кровавого и бескомпромиссно однозначного. Этого коммунисты ему и не простили. Хотя украинским ленинцам он подходил стопроцентно идеально: был и потомственным рабочим-пролетарием, и украинцем, и членом другой партии, что позволяло ловить симпатии и голоса некоммунистических людей, как на живца. Потому-то Медведева комми поначалу и двигали. А он всегда был не только компромиссной, но и противоречивой фигурой. Во всем. Даже в происхождении.

Медведев родился 20 марта (1 апреля по новому стилю) 1886 года в Донбассе, в Бахмуте (до недавних пор Артемовске) в семье рабочего-шахтера. Но отец был не просто рабочим, а и долго время не порывал с крестьянским прошлым: держал скотину, обрабатывал несколько десятин земли. И, надорвавшись, умер, когда сыну Ефиму было всего 7 лет. Община взяла пацана на содержание и помогла получить ему и среднее образование, и профессию электротехника в Бахмутском ремесленном училище, и, естественно, место в жизни: с 1902 года он работал по специальности в Бахмуте, Константиновке, Юзовке (сейчас Донецк), Екатеринославе (сейчас Днепр). По данным его анкеты, заполненной уже в 1923 году и тоже сохраненной потомками, Медведев с 1904 года вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП), но примкнул он к большевикам или меньшевикам, не известно. И это тоже стало, похоже, «минусом» на допросе в НКВД в 1938-м...

Но, кажется, уже тогда Медведев четко уяснил, какое и для кого он хочет светлое будущее. И он хотел за него не только бороться, но и жить. Самому и давать жить другим, уважая их взгляды, слабости, условия и обстоятельства жизни, меняющуюся ситуацию. Он был борцом, но не был фанатиком. В 1908 году он прекратил активное участие в работе РСДРП, потому что женился и еще до 1917 года обзавелся четырьмя детьми. И упомянутой уже эмфиземой легких. После гражданской войны у него родилось еще трое детей. Всего у него было четыре сына и три дочери...
Медведев четко уяснил, какое и для кого он хочет светлое будущее. И он хотел за него не только бороться, но и жить. Самому и давать жить другим, уважая их взгляды, слабости, условия и обстоятельства жизни, меняющуюся ситуацию. Он был борцом, но не был фанатиком. В 1908 году он прекратил активное участие в работе РСДРП, потому что женился и еще до 1917 года обзавелся четырьмя детьми

...А сам Медведев в Великую русскую революцию 1917 года, как уже было сказано, вступил левым социал-демократом и в Харькове, куда перебрался с большой семьей. И он поверил лозунгам большевиков-ленинцев, которые были самыми популистскими и потому самыми понятными и заманчивыми. Мир, работа, свобода, социальная справедливость, демократия, равенство и равноправные перспективы – это ли не самое то, что нужно было ему, многодетному отцу, который знал, как тяжело жилось и его родным, и ему самому в прежние времена. И он поверил коммунистам, но вера эта, кажется, все время истончалась и подвергалась сомнению. По мере того, как коммунисты показывали свое истинное лицо. И потом показали свое подлинное отношение и к демократии, и к демосу. Медведев, похоже, пытался сохраниться в этом бурном потоке и непростых житейских и политических перипетиях как честный человек. И как только выдавалась возможность уйти от политики, он сразу переходил на хозяйственную работу, близкую к его специальности...

С конца 1918 года он работал председателем электротехнического отдела ВДНХ в Москве. Он тогда перевез свою семью в Москву, именно тогда второй раз побывал на приеме у Ленина, который и подыскал жилье не так ему, как жене Прасковье Терентьевне и детям, все-таки подтвердив, что и человечность ему была не чужда. В записной книжке Ленина, хранящейся в музее, есть запись: «Был в гостях у Медведева». И как несколько лет назад рассказал одной из донбасских газет врач высшей категории Амвросиевской центральной райбольницы Евгений Бырдин, внук Медведева от одной из его дочерей, старшие дети первого «президента» знали даже, какие угощения подавала мать на стол, когда принимали столь высокого гостя, и что ему особенно понравился украинский борщ. Еще бы!

Потом у Медведева опять было подполье, борьба с различными врагами новой страны и за свою коммунистическую принадлежность и работа, работа, работа. До выхода на пенсию по болезни Медведев, повторяю, работал исключительно как специалист-технарь: завтехотделом Екатеринославского Совнархоза, главным инженером Луганской суконной фабрики, начальником электротехнического Харьковского паровозостроительного завода, помощником директора Южно-рудного треста и т. д. Но он не был «летуном». Тогда это называлось «работал там, куда посылала партия».

И специалистом Медведев, похоже, был не просто классным, помогая всеми силами необходимой стране сталинско-коммунистической индустриализации, но и дальновидным. Его можно даже назвать чуть ли не первым экологом, в среде индустриализаторов заботившимся об улучшении жизни не только страны, но и условий жизни и работы ее граждан. Упомянутый выше внук Бырдин рассказывал, что нашел в записках деда его рассказ о разговорах с Лениным: «Тут нами также были затронуты вопросы экономики относительно Донбасса и угля на рудниках… Я детально пояснил положение Донбасса и шахт. Когда я рассказал, Владимир Ильич спросил: «А разве вы рабочий?». Я ответил, что рабочий, самый настоящий рабочий, который работал в шахте в очень тяжелых условиях. И рассказал ему об условиях работы в шахте. А он говорит: «Это ужас, это страшно, это действительно тяжело. И что можно сделать, чтобы облегчить добычу угля?». Я отвечаю: «Только техническое совершенствование может помочь. Этого, к сожалению, сегодня нет»...
Медведев, похоже, был не просто классным, помогая всеми силами необходимой стране сталинско-коммунистической индустриализации, но и дальновидным. Его можно даже назвать чуть ли не первым экологом, в среде индустриализаторов заботившимся об улучшении жизни не только страны, но и условий жизни и работы ее граждан

Правильно говорил Медведев, правильно. И Ленин его, может быть, и понял, но шахтерский труд и сегодня остается каторжным. Еще более удивительная ситуация сложилась при строительстве тепловой электростанции на Северском Донце, после чего Медведева вообще какое-то время клеймили в СМИ как «противника индустриализации». Медведев тогда утверждал, что проект строительства ТЭС несовершенен, так как может дать электроэнергию, но при этом загрязнит Северский Донец и столица Украины – Харьков – останется без чистой воды. Потому что водообеспечение города, возложенное на артезианские скважины в низинах, утверждал Медведев, будет недостаточным, и без воды из реки не обойтись. Его тогда клевал даже всесильный авторитет-индустриализатор, председатель ВСНХ УССР Кирилл Сухомлин. Заклевали, построили, а уже в 1938 году Харьков начал задыхаться без воды, и в него все-таки пошла вода из Северского Донца. И до сих пор идет. Но Медведева к тому времени уже расстреляли, и, как говорится, харьковчанам решать, что они пили вчера и что пьют сегодня...

Такие вот дела. Все дети Медведева тоже настрадались, когда отца расстреляли как «врага народа». У семьи отобрали, естественно, повышенную персональную пенсию республиканского значения, которую в 1935 году Медведеву дало правительство Украины за заслуги и честную работу в народном хозяйстве. Дочь Евгению выгнали из института, сын Виктор лишился работы конструктора, дочь Любовь уволили с должности завлабораторией, «члена семьи изменника Родины» (ЧСИР) и самого младшего сына Юрия не приняли в комсомол. Но когда началась Великая Отечественная война, сыновья оказались достойны отца. Анатолий в составе противотанкового истребительного батальона прошел от Харькова до Сталинграда и обратно до Берлина. Юрий в оккупированном Харькове был подпольщиком и в 1943-м ушел на фронт в Красную армию. Виктор защищал Харьков в ополчении и был расстрелян гестапо после оккупации Харькова. Вениамину не повезло: его угнали в Германию. Но он выжил, вернулся и вместе с братьями честно работал в СССР и, конечно же, в Украине. Все дети первого «президента» тоже стали достойными гражданами своей страны, руководителями и даже коммунистами. Они добились его реабилитации, но сейчас, увы, память о нем тоже никому не нужна...

...И теперь могут пострадать и внуки с правнуками. Потому что сейчас Украина переживает смутные времена. Она теряет Донбасс, но в Киеве утверждают, что очень этого не хотят и пытаются найти скрепы в истории, культуре, духовности, чтобы сохранить единство. Но при этом знать и слышать не хотят, как важен был и есть сейчас Донбасс для страны. И история первого «президента» Украины – чем не такая скрепа и повод для объединения? Но у нас в Украине, видите ли, декоммунизация, и с мутной водой переписанной истории выплескивают и ее достойных детей, которые эту Украину и создавали...
Владимир Скачко
Источник: Версии

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна