Теория заговора российско-венесуэльских хакеров

Теория заговора российско-венесуэльских хакеров

Ключом к успеху любой теории заговора является наличие в ней элементов реальности. Чтобы она покоилась на крепких опорах, натягивая между ними свою сеть интриг для объяснения необъяснимого и сокрытия неудобных истин. Неважно, что поначалу что-то может показаться невероятным: если построение дает простые ответы и указывает на кого-то, кого можно обвинить во всех проблемах, цель достигнута.

Испания в настоящее время присутствует самым что ни на есть непосредственным образом при рождении одной из таких романических и параноидальных теорий: армия российских хакеров с венесуэльским ответвлением, поддерживаемая Владимиром Путиным, изо всех сил пытается добиться независимости Каталонии.

Какова же ее стратегия, чтобы осуществить этот коварный план? «Распространять ложные новости во вред Испании и продвигать их в сети», — объяснил в минувший вторник Мариано Рахой, подтверждая, что, невзирая на отсутствие сколько-нибудь убедительных доказательств этой теории, правительство считает внешнюю угрозу реальной. «Значительное число атак происходило с российской территории, но мы не знаем, были ли они осуществлены российскими властями. Часть из них позже повторилась уже с территории Венесуэлы», — уточнила в Брюсселе министр Мария Долорес де Коспедаль (María Dolores de Cospedal) в отношении нового врага — невидимого, но, судя по всему, настойчивого в своих нападках на испанскую демократию.

Хотя это звучит, как издевательство, здесь нет издевки. Семя теории о российских хакерах было посеяно испанским изданием El País незадолго до каталонского референдума, а теперь его усердно взращивают все СМИ, приближенные к правящей партии. Основанием для того, чтобы председатель правительства подлил масла в огонь этого остросюжетного сценария, стал прямой вопрос на радио Cope (за которым последовала его несколько абсурдная беседа с ведущим, Карлосом Эррерой (Carlos Herrera), в которой ботов перепутали с хакерами, как это будет показано далее). Последняя новость в этой теории — присоединение венесуэльского фронта к делу Путина и его последователей, а также заявление Евросоюза о решимости бороться с проблемой. Ни то, ни другое не имеет ни единого, даже самого ничтожного доказательства, кроме случайных совпадений.

Слишком хорошо, чтобы быть правдой

Теория о заговоре российско-венесуэльских хакеров метит очень высоко. В ней имеется некий темный персонаж, который хочет посеять хаос на Западе, и после Брексита он поставил себе цель — ни много ни мало развалить Испанию. На эту роль не годится Николас Мадуро (Nicolás Maduro), уже классический внешний враг испанской демократии 1978 года рождения. Но очевидно, что его власть так далеко не распространяется. Нет, в этой схватке Испания бьется лицом к лицу с Владимиром Путиным, который развернул тайную сеть экспертов-компьютерщиков.

Проблема призвать к ответственности персонажа подобного масштаба в рамках испанской политики состоит в том, что его влияние на геополитические вопросы не настолько неестественно, как влияние Мадуро на процессы в Испании. Российская пропаганда и сообщения официальных СМИ Кремля действительно беспокоят США и Евросоюз, которые учредили даже специальное подразделение, чтобы отслеживать «утки» и «фейки», возможно, распространяемые русскими про Евросоюз. Это Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям Европейской службы внешнеполитической деятельности (European External Action Service East Stratcom Task Force), задача которой анализировать каждое из подобных вмешательств и опровергать их.

Так вот, из 110 «фейков», выявленных группой за последний месяц, сколько имеют отношение к Каталонии? Ни одного. А из 1368 за прошлый год? Ноль. Украина, Сирия, Евросоюз, Польша и США являются мишенью для сообщений, квалифицированных Европейской комиссией как «дезинформация», что следует из доклада, опубликованного на ее сайте: euvsdisinfo.eu.

Ни единого случая. Тем не менее, защита теории хакеров-сепаратистов может стать еще более уязвимой. Замалчивают российские СМИ, что происходит в Каталонии? Нет, как не делает этого и остальная международная пресса. И какова же их позиция? «Пучдемон бежал в Брюссель как типичный европейский политик: слабый, скользкий, трусливый, избегает ответственности, недальновидный», — заявил Дмитрий Киселев, ведущий новостных программ на государственном канале «Россия 1», второго по охвату аудитории страны.

Как отражает анализ антипропагандистского подразделения Евросоюза, российские СМИ изменили точку зрения по каталонскому вопросу и теперь открыто критикуют лидеров индепендентистов, которых поначалу восхваляли. И это гораздо меньше имеет отношения к самой Каталонии, чем могло бы показаться. «Вместо того, чтобы проводить параллели между сепаратистски настроенными регионами Украины и Каталонией — с глобальной целью оправдать присоединение Крыма, — они начали указывать на разницу между ними, когда кризис в Испании обострился», — объясняют эксперты Евросоюза. Российские СМИ, которые сравнивали Карлеса Пучдемона с лидерами Донбасса (украинский регион, воюющий против центрального правительства и неофициально поддерживаемый российскими войсками), теперь сравнивают его с украинским президентом, Петром Порошенко, «маленьким Пучдемоном», который «возможно, тоже сбежит».

Получается, что ЕС собрался положить конец проблеме, которой не существует даже по данным ее собственного специализированного подразделения? Разумеется, нет. Ввиду необходимости продемонстрировать размах задуманного испанское правительство, El País и близкие к Народной партии СМИ сообщили, что дело уже находится на рассмотрении в Брюсселе и что над ним уже работают. Первое верно: Министр иностранных дел Альфонсо Дастис (Alfonso Dastis) поставил вопрос на заседании Европейского совета на этой неделе. Второе — нет: Дастис не смог получить от своих коллег никакой конкретной поддержки, более того, Высокий представитель Европейского союза по вопросам внешней политики, Федерика Могерини, отказалась комментировать предполагаемое российское вмешательство в Каталонии, ограничившись напоминанием о том, что в свое время просила увеличить финансирование Оперативной группы.

В поисках «фейка»: отмывание насилия?

Ни политики, ни эксперты ЕС не видят результатов деятельности российских хакеров, которые угрожают целостности Испании при неоценимой поддержке венесуэльцев. Где же все эти «фейки»? Что они распространяют? Узнать это невозможно. Ни El País, ни остальные СМИ, трубящие о российском заговоре, не предлагают ни одной ссылки на эту информацию. Мы не знаем, опубликована ли она на русском, а потому предназначена для внутреннего пользования и не ли, может иметь никакого эффекта ни в Испании, ни в ЕС; или на испанском с целью оказать влияние на испанское общественное мнение; или же на английском, чтобы добиться поддержки международной прессы, о которой так страстно мечтают сепаратисты.

Есть кое-что, что ни правительство, ни СМИ, зараженные «конспиранойей», прямо не говорят, но что витает в воздухе благодаря комментариям самого Дастиса. В ряде интервью зарубежным журналистам глава испанской дипломатии — первый министр, получивший уже два замечания от Конгресса — попытался заронить зерно сомнения относительно насилия, проявленного полицией в день голосования в Каталонии: «Многие кадры сфабрикованы», — повторил он несколько раз. Это единственный пример того, чтобы правительство (вновь вслед за El País) указало на факты, которые считает «фейком» в каталонском процессе.
© РИА Новости, Хавьер Луэнго | Перейти в фотобанк
Ситуация у парламента Каталонии в Барселоне

Следует отметить, что, как это бывает, когда случаются теракты и природные бедствия, во время референдума 1 октября сети были забиты изображениями того, что якобы происходило в реальном времени. Некоторые размещенные пользователями фотографии действительно были старыми, но огромное количество других снимков и видеозаписей — нет. И СМИ, которые предприняли целую кампанию, чтобы опровергнуть, что в тот день против граждан Каталонии было применено насилие, отрицали факты, которые действительно имели место быть, давая лживые объяснения того, что случилось на самом деле.

Элементы реальности: что мы знаем

На каких же опорах зиждется теория российско-венесуэльского заговора? Основная из них — фейковые новости. Да, конечно, «утки» и «фейки» являют собой угрозу для работы средств массовой информации в силу той легкости, с которой любой пользователь может фальсифицировать заголовок или выдать за реальность то, чего не было, публикуя это в прессе. Любое явление документируется в реальном времени, и его влияние можно почувствовать в мейных событиях такого масштаба, как, например, американские выборы…

Первые исследования того, как Дональд Трамп воспользовался потоками «фейка» (и эксплуатировал их) себе во благо уже увидели свет. Хотя сейчас в Конгрессе США работают две комиссии по расследованию связей магната с Россией, результаты академических изысканий указывают на более приземленную природу феномена: это внутренние группировки в США — от новых ультраправых (alt-right) до граждан, скептически относящихся к системе по различным причинам, в большинстве своем расистского толка, или же антиглобалистского, антимультикультурального или антифеминистического — использовали своего рода партизанскую войну в пользу Трампа, но главным образом — против Хиллари Клинтон (Hillary Clinton).

Еще одной опорой теории является Джулиан Ассанж (Julian Assange), основатель Wikileaks, который из активиста, выступающего за транспарентность, превратился в российского агента, как только поддержал право на собственное решение Каталонии. Его роль в распространении информации, близкой сторонникам независимости, и высокая активность в социальных сетях являют собой основной «признак» существования теории, по словам Йоланды Кинтана (Yolanda Quintana), эксперта по влиянию Интернета на СМИ и активизм.

«Динамика здесь та же, что и в тактиках кибервойны. Были осуществлены атаки на институции, которые могли иметь своей целью кражу информации для стратегического «слива», и Ассанж усилил свою активность совершенно однозначным образом», — считает Кинтана, автор книги «Кибервойна: то, чего вы не знаете о новых угрозах и войнах, которые уже ведутся в сети» (Catarata).

Хотя Ассанж объяснил, что он защищает каталонское движение за независимость потому, что оно стало жертвой «таких же атак», что и Wikileaks («электронный и физический шпионаж, цензура, коррумпированные суды, аресты, экстрадиция, тюремные заключения, изгнание, финансовая блокада, «фейк» и пропаганда, давление со стороны союзников), для Йоланды Кинтана «это не причина для того, чтобы его активность возросла так очевидно, что он даже вступил в конфронтацию с персонажами вроде писателя Артуро Переса-Реверте (Arturo Pérez-Reverte)». И при этом, если копнуть, то опять ничего: «Возможно, что все это происходит на самом деле… а возможно, нет. Смешно пытаться доказать это сейчас, доказательства появятся по прошествии месяцев, а то и лет», — подчеркивает она.

В любом случае, реальное влияние Ассанжа на испанское общественное мнение сомнительно. Исследовательница допускает это, заявляя, что, «если будет доказано, что перед нами операция по вмешательству» ее целью является «увеличить хаос и поляризацию, а не оказать идеологическую поддержку какому-то движению». «Есть модели, симптомы… Но нет крепких аргументов, на которых сейчас могла бы держаться эта теория», — считает Кинтана, которая является также официальным представителем Платформы защиты свободы информации. Между тем, уверяет она, испанская контрпропаганда начала действовать, и ее кампания «вполне реальна». «В прошлую пятницу началась операция», утверждает она, заключая: «Следует предупредить граждан, что тут нет невинных, что все плюют ядом».

Не существует достаточных доказательств того, что Ассанж, автор некоторых крупнейших в истории разоблачений, сотрудничает с Путиным. Российско-венесуэльские теоретики связывают его атаки против США (которые принудили его укрыться на неопределенное время в посольстве Эквадора в Лондоне, где он находится уже пять с половиной лет) с тем, что он поддерживает Россию.

Указывают также на связь с Эдвардом Сноуденом (Edward Snowden), крупнейшим в истории разоблачителем, сбежавшем в Россию. Американец прибыл в аэропорт Москвы в 2013 году из Гонконга (откуда его бы экстрадировали в США и судили за госизмену) благодаря содействию Ассанжа, который убедил консула Эквадора выдать Сноудену экспресс-визу, чтобы тот смог покинуть бывшую британскую колонию. Примечательно, что Сноуден даже не использовал Wikileaks, чтобы опубликовать документы о массовой слежке в США за гражданами и политическими лидерами всего мира, а напрямую связался с журналистами Гленном Гринвальдом (Glenn Greenwald) и Лаурой Пойтрас (Laura Poitras). Тот факт, что именно в России он в конце концов получил политическое убежище тоже не более, чем случайность: вся мировая общественность, включая Испанию, отклонила его прошения в страхе перед гневом США. Проведя несколько месяцев в международной зоне московского аэропорта, Сноуден принял предложение убежища от Путина.

Эррера запутался

Последним аргументом является размещение фальшивых аккаунтов, распространяющих информацию во вред Испании. Правительство во главе с Рахоем, Коспедаль и Дастисом уверяет, что 55% из них российские, и еще по меньшей мере 30% венесуэльские. И если за чавистской демократией еще не замечали обращения к этой золотой жиле, то достоверно известно, что огромное количество фирм, продающих боты и фальшивые аккаунты действуют на территории России. Самые дешевые, которые только увеличивают количество подписчиков, не взаимодействуя с остальными пользователями, стоят три рубля за тысячу штук. Способные исполнять большее количество функций, как, например, делиться контентом, дороже. В любом случае это всего лишь простые компьютерные программы, которые исполняют приказы (и которые сама Народная партия использовала, чтобы увеличить свое влияние в сетях).

Эти боты не имеют никакого отношения к хакерам, плетущим заговор в поддержку независимости. Основная разница заключается в том, что первые — это программы, бинарные последовательности, а вторые — люди, хотя следовало бы послушать рассуждения правительства на эту тему, поскольку ему этот пункт не очень ясен. Использование обоих терминов одновременно привело к тому, что ведущий радиостанции Cope запутался в теории, которую его СМИ отстаивает, во время интервью с Мариано Рахоем в минувший вторник. Эррера дошел до того, что утверждал прямо противоположные вещи (что кампания против Испании ведется «роботами» и что ее главными действующими лицами являются «группа российских граждан»), заставляя Рахоя исправлять его нелепости. Очевидно было, что один из низ не знал, о чем говорит, а второму это только что объяснили.

Источник: Publico