Долговое проклятие Украины-2018. Кто нас спасет?-2

Долговое проклятие Украины-2018. Кто нас спасет?-2

Как мы уже выяснили, в 2018 году Украине предстоит выплатить по внешним долгам вдвое больше, чем в нынешнем году. А надежда на кредиты МВФ весьма призрачная. Но у нас есть еще один важный ресурс – финансовая помощь Европы. Ее нельзя направить на погашение кредитов МВФ, но можно заткнуть дыры, образовавшиеся после выплат по долгам. При условии, что Европа не будет ограничивать свою щедрость и обставлять ее специальными условиями, неудобными для нас.

Давайте сразу расставим точки над i: макрофинансовая помощь (МФП) Евросоюза, о которой так много говорилось во время саммита “Восточного партнерства”, – это не безвозвратные подарки, а тоже кредиты. Если быть совсем точными – долгосрочные кредиты с очень низкими процентами, которые ЕС предоставляет государствам-партнерам. В отличие от кредитов МВФ и программ Всемирного банка, макрофинансовая помощь ЕС поступает в государственный бюджет и может быть использована для погашения бюджетного разрыва. За это мы ее особенно любим.

После встречи Петра Порошенко с представителями Еврокомиссии, в том числе с комиссаром Йоханнесом Ханом, в Брюсселе, наш лидер заявил, что с 2018 года должна начать действовать новая программа макрофинансовой помощи Европейского Союза, объем которой может быть около 1,8 млрд. евро.

"Мы договорились, что на следующей неделе Еврокомиссия выпустит коммюнике об амбициозной программе макрофинансовой помощи. Три транша, такой же объем, что сейчас, причем начинаем работать с января 2018-го", – сказал Петр Порошенко.

Для непосвященного человека сказанное выглядит так, что в следующем году Украина получит без малого 2 млрд. евро безвозвратных пожертвований от добрых европейцев. И, судя по заголовкам в наших СМИ, так ошибочно думают многие.

Спешу разочаровать. Как уже сказано выше, МФП придется отдавать, да еще с процентами. Это раз. Озвученная сумма в 1,8 млрд. евро составляет объем всей программы, а не программы на 2018 год. Это два. Сколько мы получим в 2018-м и получим ли вообще, зависит от нашего хорошего поведения и выполнения условий, которые поставит ЕС. Или уже поставил. Это три.

Можно ругать европейцев за то, что они записали в обязательные условия для получения помощи свои шкурные интересы: древесину и металлолом. Но не они же у нас просят денег, а мы у них. Обидно другое: почему европейские партнеры не требуют дать им доступ к нашим высокотехнологическим разработкам, не просят увеличить экспорт сала. Все, чего хочет от нас Европа, это бревна и стружка

Поэтому при ближайшем рассмотрении спасательный круг от ЕС больше напоминает кредит МВФ, но только с возможностью “класть” его в бюджет, а не фиксировать на специальном счету в НБУ.

Более того, как от МВФ мы умудрились не получить половины запланированных в рамках программы EFF траншей, так и ЕС может открыть кредитную линию, но денег не дать.

В текущий момент времени известно о проблемах с третьей частью программы МФП, которая должна была завершиться в декабре этого года получением 600 млн. евро. Уж финиш близится, а денежек все нет. Поговаривают, что мы можем утратить эти средства в принципе из-за невыполнения ряда условий, включая антикоррупционные реформы. В общем, “те же яйца”, что и с МВФ, но, как говорят шутники, только в профиль.

Смутные сомнения терзают меня еще и потому, что вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис во время визита в Киев сказал, что для получения третьего транша макрофинансовой помощи от Евросоюза в размере 600 млн. евро до конца декабря Украина должна была уже в октябре показать выполнение всех условий.

"Мы ожидаем дальнейшего прогресса в электронном декларировании и борьбе с коррупцией. Также хочу напомнить, что требование решить проблему с мораторием на экспорт древесины не исчезло – мы перенесли его из условий для второго транша на третий", – сказал Домбровскис.

Он также добавил, что еще одним условием является непродление пошлин на экспорт металлолома. "Мы считаем, что стороны, подписавшие соглашение с ЕС, должны его выполнять. Мы получили четкое обязательство, что эта пошлина продолжена не будет", – подчеркнул он.

Можно ругать европейцев за то, что они записали в обязательные условия для получения помощи свои шкурные интересы: древесину и металлолом. Но не они же у нас просят денег, а мы у них. Обидно другое: почему европейские партнеры не требуют дать им доступ к нашим высокотехнологическим разработкам, не просят увеличить экспорт сала. Все, чего хочет от нас Европа, это бревна и стружка.

Ну, и еще чтобы мы были паиньками, не крали их деньги и не трынькали их как попало. О чем недвусмысленно сказал европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан, когда ему показали поражающий воображение своим размахом так называемый новый “план Маршалла” для Украины, разработанный литовцами.

Мы много писали об этой сказочной “конфетке”, а также о том, что план хорош всем за исключением отсутствия у него спонсоров. Чтобы их найти, уморы-литовцы предлагают создание в Евросоюзе специального трастового фонда по вытягиванию Украины из той ямы, в которой она сидит.

Что же касается бормотания о таможенном союзе с ЕС, на которое все тот же Хан ответил нам из серии “не выдумывайте”, а также о других форматах типа энергетического и цифрового союза и ассоциации с Шенгенской зоной, то все это “разговоры в пользу бедных”. А поскольку бедные – это мы, нам нужны не разговоры, а деньги

Именно это амбициозное предложение и комментировал г-н Хан, когда сказал: "У нас есть много инструментов, которые уже работают для Украины или других стран "Восточного партнерства". Среди имеющихся инструментов есть внешний инвестиционный план Евросоюза, созданный, в частности, для стран Африки. Этот же план можно использовать и для стран “Восточного партнерства”... Конечно, денег никогда не достаточно, но я думаю, что там (в Украине) достаточно денег, основной вопрос заключается в умении их использовать”.

Вам не кажется, что нам сказали: “Нет!” на предложение продолжить период любви за деньги? Я тоже думаю, что Европа не могла так прямо сказать, особенно в четвертую годовщину начала евромайдана. Как вежливые люди, европейцы сказали нам: “Может быть”. И, вслед за МВФ, начали четче формулировать условия.

Конечно, нетрудно отыскать аргументы для самоутешения. Самый распространенный из тех, что я читал в последние дни, – просто такова нынешняя политика Евросоюза по отношению к его соседям и стратегическим партнерам. ЕС больше никому ничего не дает “на шару”.

Не случайно в совместной декларации саммита "Восточного партнерства" четко записано: “Финансовая поддержка ЕС предоставляется при условии осуществления конкретных шагов по внедрению реформ. Подход ЕС "больше за большее" и в дальнейшем будет работать в интересах тех партнеров, которые больше всего внедряют реформы.

Реформирование государственного управления и судебного сектора, а также борьба с коррупцией составляют основу всех других политик и необходимы для укрепления устойчивости”.

Это касается не только нас, но и Грузии, Молдовы, а также Азербайджана и Армении. Но нас в первую очередь. Так как без траншей Евросоюза и Международного валютного фонда мы просто не сможем рассчитаться по долговым выплатам 2018 года. А дальше будет еще хуже.

Что же касается бормотания о таможенном союзе с ЕС, на которое все тот же Хан ответил нам из серии “не выдумывайте”, а также о других форматах типа энергетического и цифрового союза и ассоциации с Шенгенской зоной, то все это “разговоры в пользу бедных”. А поскольку бедные – это мы, нам нужны не разговоры, а деньги. И чем больше и раньше, тем лучше. Но так уже, похоже, не будет.

P.S. Когда работа над этой статьей подходила к концу, появилось официальное заявление Представительства ЕС в Украине. В нем сказано, что объем и условия предоставления Европейским Союзом макрофинансовой помощи Украине еще не определены и будут предметом обсуждения как между сторонами, так и внутри Евросоюза. Трудно сказать, почему европейцы фактически опровергли слова нашего лидера о достижении договоренности относительно предоставления денег в рамках новой программы только через неделю после окончания саммита “Восточного партнерства”. То ли “тормознули”, то ли это у них такая форма тонкого воспитательного издевательства над нами, грешными...