Гранатами по мантиям?

Гранатами по мантиям?

...Был вчера в суде и сегодня счастлив без меры – у нас там обошлось без того, что очередной разочарованный в эффективности невиданной судебной реформы в Украине метнул в украинское правосудие гранату. Как в это же время случилось в Никополе Днепропетровской области, где отец сына, убитого преступниками, не выдержал переноса судебного заседания по своему делу и решил ускорить процесс кардинально. Очень кардинально – взорвал две гранаты, от которых погиб сам, ранил троих подсудимых, двоих конвоиров, секретаря суда и одного любопытного гражданского...

...У меня тоже дело было напряженное, громкое, резонансное. А место хоть и не знаковое, но символичное. Житомирский апелляционный суд сегодня находится в шикарном здании, которое для себя отгрохал некогда известный банк «Украина», который успешно обанкротился. Вот в его покои и въехали люди в мантиях. И находится суд на улице Святослава Рихтера. Так теперь декоммунизировали улицу имени 1 Мая, с чем явно не согласны ее жители: только на здании суда прилепили новую белоснежную табличку, остальные здания еще «отдают Первомаем». «Почему не поменяли?», – спросил я прохожего, явно напоминающего трудящегосся, которому не только отменили праздник и улицу, но и давно отобрали работу. «А на хера?», – как-то недобро поинтересовался он в ответ. И таких снаружи суда много. А внутри витают духи обиженных банкиров и клерков – любой гранатку может подметнуть, осерчавши...

Но вчера, в последний день осени, обошлось. Хотя суд рассматривал апелляционные жалобы осужденных на 9 лет (каждому) «за терроризм» журналистов Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина, а также их адвокатов. Когда Верховный суд Украины отказал осужденным в изменении места подсудности их дела, остались Житомир и область, чьи суды и впаяли им сроки.

Их адвокаты, кажется, собираются бить по двум направлениям, обозначенным двумя же статьям Уголовно-процессуального кодекса Украины. Статья 284 – закрытие уголовного производства, потому что отсутствует само уголовное преступление, установлено отсутствие состава уголовного правонарушения и не установлены достаточные доказательства вины и исчерпаны возможности получения новых доказательств.

Адвокаты, кажется, собираются бить по двум направлениям, обозначенным двумя же статьям Уголовно-процессуального кодекса Украины. Статья 284 – закрытие уголовного производства, потому что отсутствует само уголовное преступление, установлено отсутствие состава уголовного правонарушения и не установлены достаточные доказательства вины и исчерпаны возможности получения новых доказательств

И статья 417 – несоответствие назначенного судом наказания степени тяжести уголовного преступления. Пикантность же ситуации очевидна: во-первых, адвокаты потому и просили перенести рассмотрение апелляций из Житомира в Киев, что отмена приговора, закрытие уголовного дела или признание вердикта чрезмерным и жестоким – это удар по житомирскому судейскому корпусу. Местные ребята в мантиях сами-де должны в режиме апелляции признать, что напортачили и осудили журналистов неправомерно. А кто захочет сечь себя прилюдно?

Во-вторых, адвокат Васильца в своей жалобе указала, что имеются процессуальные нарушения при выборе судей. Якобы доказано постороннее вмешательство в автоматическую систему распределения судей на дела (кто кого и за что судит, теперь в Украине решает автомат). И якобы в житомирском судейском корпусе уже не осталось судей, которые бы так или иначе не были причастными к делу Васильца–Тимонина, а значит, они тоже сами судили и теперь сами же должны признавать свою неправоту.

Сермяжная правда в этом есть, и она очевидна. Васильца и Тимонина судили с ноября 2015 года и осудили только в сентябре 2017-го. Их потаскали по судам в Житомире, Бердичиве и Андрушевке. К их делу действительно имели то или иное отношение очень много судей. И вот теперь Верховный суд постановил и направил житомирским «мантиеносцам» реальную «заподляну»: или еще раз подтверждайте свой вердикт, или сами вляпались, сами и отмывайтесь, и нечего загружать судей в других областях.

Я не буду напоминать и рассусоливать общеизвестные факты по этому делу. Скажу лишь о том, что рассмотрение апелляций осужденных и их адвокатов, а потом кассация на то, что суд в Житомире подтвердил правильность вердикта, – это две последние инстанции-препятствия для того, чтобы этим делом занялся Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. Жалобу туда еще летом нынешнего года отправила адвокат Светлана Новицкая, и она в ЕСПЧ принята. Равно как пристально за нашумевшим делом двух журналистов следят в ОБСЕ, ООН, Организации Красного Креста и многих международных правозащитных организациях.
Теперь суд в Житомире пойдет по второму кругу: опять будет определять состав судей, назначать дату, выслушивать апелляции, разбираться в уже разобранном деле. А время-то идет, журналисты томятся в СИЗО, атмосфера накаляется и вообще и в частности, а поток гранат, судя по интенсивности их применения, отнюдь не иссякает. Как страшно жить, да?

И у украинских судей и прочих правоохранителей, равно как и у всей украинской власти, которой и придется разгребать все последствия этого дела, тоже остались два пути. Или подтверждать свой вердикт, или же найти способ, как проявить себя в сложившейся ситуации гуманистом и приверженцем свободы слова. И у многих с каждым днем крепнет уверенность: без повеления верховной власти тут точно не обойтись...

Пока же ничего не получается. Заседание в Житомирском апелляционном суде 30 ноября 2017 года не случилось, как в известном анекдоте, свадьба не состоялась по двум причинам: невеста была в белом платье, а жених вообще не хотел жениться. Так и здесь. Адвокат осужденного Васильца Наталья Вознюк заявила отвод судьям по указанным выше причинам. Но и без этого ничего не получилось бы, потому что председательствующая судья Светлана Бережная сама... взяла самоотвод. И знаете почему? Да потому, что она родом из Донбасса, там у нее остались родственники и имущество, и она элементарно опасается, что им может быть плохо, если она вынесет решение, а оно кому-нибудь не понравится. Либо в Житомире, либо в Донбассе. Ну, там гранатку кто-то в окно или в президиум бросит, дом или суд подожгут, родственника покалечат. Как, напоминаю, в Никополе. Или в любом другом месте, где гранаты уже пошли в ход как весомые аргументы своей правоты. И это очень страшно, когда судьи боятся судить, потому что опасаются за свою жизнь. Несмотря на то, что вроде бы отрапортовали об успешной судебной реформе...

...Теперь суд в Житомире пойдет по второму кругу: опять будет определять состав судей, назначать дату, выслушивать апелляции, разбираться в уже разобранном деле. А время-то идет, журналисты томятся в СИЗО, атмосфера накаляется и вообще и в частности, а поток гранат, судя по интенсивности их применения, отнюдь не иссякает. Как страшно жить, да? Но что поделаешь? Как отмечал некогда поэт Наум Коржавин, «но кони все скачут и скачут, а избы горят и горят»...