Нобель на «безрыбье»

Нобель на «безрыбье»

Надоела мне текущая суета. Поговорим о великом. Нобелевский комитет переживает кризис жанра: лауреатов все больше, достижений все меньше. После присуждения премии мира президенту США Бараку Обаме разразился скандал с разоблачением «закулисной нобелевской кухни». Скептики даже предлагали отменить премию мира, чтобы не превращать ее в фарс. Тем не менее, на этих выходных прошла очередная церемония награждения. И появились новые лауреаты...

Для начала небольшое предисловие. История с присуждением президенту США Бараку Обаме «нобеля мира» очень сильно отразилась на репутации самой авторитетной премии современности. Комитет и раньше бывал субъективен. Периодически случались “неурожайные годы”, когда не удавалось найти достойного кандидата в области медицины, литературы и (чаще всего) экономики. Открытия – это такая штука, которую трудно приурочить к датам. Поэтому нередко давали по принципу “на безрыбье и рак рыба” или авансом на будущее.

Именно авансом получил награду «за экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничество между народами» Барак Обама через 10 месяцев после того, как стал президентом США. На тот момент он не успел сделать ничего такого, за что можно было бы дать премию мира.

Он не выступил посредником в урегулировании конфликта между Российской империей и Японией в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг., как его предшественник Теодор Рузвельт. Который был награжден премией мира в 1906 году за “ выдающуюся роль в подписании Портсмутского договора”. Не был инициатором учреждения первой всемирной организации Лиги Наций (прародителя ООН), как 28-й президент США Вудро Вильсон, награжденный в 1919 году. Даже импичмированный Джимми Картер заслужил своего “нобеля” тем, что в 1978 году помог завершить серию из 4-х египетско-израильских войн, организовав подписание договора о мире и передаче Синайского полуострова Египту на саммите в Кемп-Дэвиде.

В 2007 году мировая общественность уже недоумевала, почему Нобелевскую премию мира получил вице-президент США в администрации Билла Клинтона Альберт Гор, который за мир никогда не боролся. Правда, он считался защитником окружающей среды. И совместно с МГЭИК (Межправительственная группа экспертов по изменению климата) был причастен к выработке мер по возможному предотвращению парникового эффекта.

Ну, ладно, пусть даже так – экология это дело планетарной важности. Но Обама! Он явно контрастировал с такими лауреатам премии мира, как Мартин Лютер Кинг, мать Тереза и Махатма Ганди. По сути, его отблагодарили за указ о закрытии “Гуантанамо” и публичное признание ошибкой американской операции в Ираке.


В период холодной войны, железного занавеса, гонки вооружений и всего остального, когда Советский Союз и США были главными центрами влияния и одновременно антагонистами на планете, зародилось уникальное международное движение медиков за предотвращение ядерной войны (ВМПЯВ)

Но шведские академики не учли, что это было всего лишь элементом предвыборного популизма. Окружение Обамы считало Афганистан, а не Ирак главным фронтом в борьбе с международным терроризмом. Поэтому одновременно с премией мира он удвоил контингент американских солдат в Афганистане. А тюрьма в “Гуантанамо”, если не ошибаюсь, существует до сих пор.

Спустя четыре года после награждения Обамы, на волне большого разочарования этим решением, представитель Комитета по Нобелевской премии Гейр Лундестад раскрыл закулисные подробности о том, как на самом деле принимаются решения о присуждении наград. В своей книге «Секретарь мира» он рассказал, что Обаме дали премию ввиду отсутствия в тот год других ярких претендентов. Комитет поддался общей волне симпатии к первому чернокожему президенту США. А потом чувствовал себя как ежик, принявший кактус за самочку.

Откровения Лундестада, вызвавшие бурю негативных эмоций со стороны его коллег, на самом деле вскрыли очень серьезную проблему – дефицит достойных кандидатов на “нобеля”. Отсюда и целый ряд проблем: награждение за спорные заслуги; повторяемость премий (разным людям и организациям за одни и те же достижения); возведение в ранг открытий достаточно промежуточных плодов научных изысканий.

Нынешний год не стал исключением из этого правила. Наблюдатели уже отметили, что Нобелевскую премию мира в 2017 году получила “Международная капания по запрещению ядерного оружия”. Это, по сути, дочерняя структура сообщества советских и американских врачей под названием “Врачи мира за предотвращение ядерной войны”, которым Нобелевскую премию мира дали еще в 1985 году.

Тут, кстати, уместно будет вспомнить, что в период холодной войны, железного занавеса, гонки вооружений и всего остального, когда Советский Союз и США были главными центрами влияния и одновременно антагонистами на планете, зародилось уникальное международное движение медиков за предотвращение ядерной войны (ВМПЯВ).

Организация была основана в декабре 1980 года и началась со встречи шести советских и американских ученых. Это – профессор кардиологии Гарвардского института общественного здоровья Бернард Лаун, доктор Джим Мюллер и военврач Эрик Чевиан, а также директор Всесоюзного кардиологического научного центра АМН СССР Евгений Чазов, академики АМН СССР Леонид Ильин и Михаил Кузин.

В середине 1980-х количество членов ВМПЯВ насчитывало около 145 000 человек, к началу 1990-х в движение входило уже около 200 000 человек из более чем 60 стран мира. В 1984 году организация получила премию ЮНЕСКО, а в 1985 году – Нобелевскую премию мира.

В 2007 году “Врачи мира за предотвращение ядерной войны” расширились, переформатировались и запустили “Международную кампанию по запрещению ядерного оружия”. Ею собственно и наградили в прошлые выходные в Осло.

Нобелевским лауреатом по экономике стал американец Ричард Талер, изучающий, как поведение и психология влияют на принятие экономических решений. Ему 72 года, он профессор, специалист по поведенческой экономике в Booth School of Business при Чикагском университете. Был советником Барака Обамы, а также снялся в фильме «Игра на понижение» об ипотечном кризисе 2007-2008 гг.

Талер считает, что поведение инвесторов очень часто определяется не холодным расчетом, а эмоциями и настроением. Например, на готовность к риску может повлиять то, как именно описана инвестиция, голоден или сыт инвестор в момент принятия решения, какая погода на улице, выиграла или проиграла его любимая команда. Все эти факторы могут влиять на принятие решения, даже если человек этого не осознает.
Бизнес уже давно научился зарабатывать на иррациональности потребителей и на их согласии с так называемым несправедливым ценообразованием, когда бутылка воды в аэропорту стоит вдвое дороже, чем в супермаркете, а обменный курс – спекулятивный, но никто против этого не возражает. Ни люди, ни государство

Все это чрезвычайно увлекательно, но... На самом деле бизнес уже давно научился зарабатывать на иррациональности потребителей и на их согласии с так называемым несправедливым ценообразованием, когда бутылка воды в аэропорту стоит вдвое дороже, чем в супермаркете, а обменный курс – спекулятивный, но никто против этого не возражает. Ни люди, ни государство.

Более того, специалисты по поведенческой экономике в последние полтора десятилетия не раз становились нобелевскими лауреатами. В 2013 году Нобелевская премия была присуждена Роберту Шиллеру, одному из ведущих специалистов по поведенческой экономике и рыночным пузырям. Шиллер написал популярную среди специалистов книгу “Spiritus Аnimalis, или Как человеческая психология управляет экономикой” (в соавторстве с Джорджем Акерлофом), где рассказал об особенностях человеческого поведения, которые влияют на макроэкономические процессы.

Конечно, это не совсем то же самое, чем занимается Талер. Но если взять для сравнения (не удивляйтесь!) породы собак, то есть бельгийская овчарка, немецкая и шотландская. Это разные породы, но все равно они – овчарки. Так и столпы “поведенческой теории”: все они психологи от экономики. Или экономисты от психологии. Не знаю, как сказать.

Кстати, Ричард Талер долгое время работал вместе с другим нобелевским лауреатом – экономистом и психологом Даниэлем Канеманом. В 2005 году они получили премию Самуэльсона за теорию финансового и экономического поведения.

Если в награждении экономистов и борцов за мир (или хотя бы за права человека, климат и проч.) много вынужденного субъективизма, ибо где брать героев, которых реально нет, то с точными науками все, казалось бы, должно быть проще. Есть открытие – есть премия. Но... Что делать, если прорывы в науке случаются не каждый год?

В этом году Нобелевскую премию по физике получили ученые Райнер Вайсс, Барри Бариш и Кип Торн за обнаружение гравитационных волн детектором LIGO. Чувствую себя полным неучем и невеждой: к своему стыду, не могу точно сказать – это открытие века или просто удачный научный эксперимент? К тому же гравитационные волны, если не ошибаюсь, были предсказаны Альбертом Эйнштейном в общей теории относительности лет сто назад. Так что будем считать: нынешние лауреаты подтвердили инструментально теорию Эйнштейна.

Точно так же не берусь судить, насколько выдающимся является открытие молекулярных механизмов, контролирующих циркадный ритм (так называемый “часовой ген”), за которое Нобелевской премии по медицине в этом году были удостоены Джеффри Холл, Майкл Росбаш и Майкл Янг.

Конечно, все познается в сравнении. Первый лауреат (1901 года) Эмиль Адольф фон Беринг изобрел антидифтерийную сыворотку. Заслуги академика Ивана Павлова (1904 год) все мы знаем. Фредерик Бантинг и Джон Маклеод (1923 год) открыли инсулин, Карл Ландштейнер (1930 год) – группы крови человека. Александр Флеминг и Эрнст Борис Чейн (1945 год) – создатели первого антибиотика (пенициллина). Барри Маршалл и Робин Уоррен (2005 год) определили, что язву желудка вызывает хеликобактер пилори. Франсуаза Барре-Синусси и Люк Монтанье (2008 год) открыли ВИЧ.

Впрочем, в истории были и более странные награждения. Например, Дьёрдь фон Бекеши получил медицинского “нобеля” в 1961 году за открытие физических механизмов восприятия... раздражения улиткой. Так что “кризис жанра” у Нобелевского комитета наступил, видимо, не сегодня. Просто с годами он, возможно, усилился. Особенно в тех номинациях, где политика и модные течения переходят дорогу науке.