Поздно пить «Боржоми»: об украинском протекционизме

Поздно пить «Боржоми»: об украинском протекционизме

Если ты, как Саакашвили, не впитал любовь к украинскому с молоком матери, то не поймешь того «вселенского срача», который поднялся вокруг законопроекта «Покупай украинское, плати украинцам». Я тоже не понимаю. Это же старый руховский лозунг – «Купуй українське!». Ему лет десять, если не больше. Мы хотели одеть весь мир, но «обули» самих себя. Почему все выливается в очередной патриотический скандал?

Сначала мы вступили в ВТО с максимально низкими пошлинами только ради того, чтобы обогнать Россию. Потом мы согласились почти беспошлинно покупать европейские товары и переходить на европейские стандарты, чтобы подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. Сейчас мы удивляемся, почему Европа не стоит в очереди за украинскими носками и украинским салом. И ломаем копья вокруг законопроекта "Покупай украинское".

Как сейчас помню: примерно в 2009-м весь Киев был заставлен билбордами с Юрием Костенко (главой Руха) и этим самым лозунгом. Вот – вещдок:

Но даже не Костенко его придумал. О протекционизме и защите национального товаропроизводителя говорят столько лет, сколько независимая Украина подвергается разнообразным экономическим экспериментам. И всякий раз, предпринимая очередную неудачную попытку стать новым “евразийским тигром” (ага, чупакаброй!), чиновники делали это исключительно в интересах развития нашей промышленности.



Я хорошо помню, как с первого дня президентства Ющенко мы рвались в ВТО и дорвались в марте 2008 года. За считанные месяцы до того, как страну накрыла волна мирового финансового кризиса.

“Ющенко: Вступление в ВТО до конца года –- задача номер один 6 окт. 2005 г...”.

“В.Ющенко сделал все возможное для вступления Украины в ВТО. 18 окт. 2006 г...”.

“Ющенко обещает вступить в ВТО до марта 2008 года – Новости ...”.

“Ющенко и президент Киргизстана Бакиев обсудили вступление Украины в ВТО. 7 мар. 2007 г. ...”.


Цель была “благородная”: успеть запрыгнуть в "поезд", обогнав Россию. Ну, мы и обогнали. Однако какой ценой? Я не случайно упомянул в дайджесте заголовков Киргизстан. Наши братья-киргизы вступили в ВТО первыми. И по такому же сценарию, как и мы – максимально снизили пошлины и распахнули свой рынок для всего импортного.

В результате (цитирую заключение аналитиков), “за 10 лет нахождения Киргизии в организации в этой стране почти полностью исчезло промышленное производство. Сельское хозяйство значительно сократило свое производство. В частности, земледелие сократилось в 35 раз, животноводство в 30 раз. Вместе с тем увеличился уровень торговли, но преимущественно импортными товарами. Что показывает ВВП Киргизии – он на 98% состоит из продажи импортных товаров”.

Мы оказались достойными последователями мудрых киргизов. Установили пошлины – еще ниже. А на некоторые товары вообще обнулили. К тому же мы подписались под условием, по которому Украине запрещено дотировать экспорт сельскохозяйственной продукции. И сделали много такого, что ставило крест на внутреннем производстве.

От полного краха промышленности нас спасал емкий и неприхотливый рынок СНГ и в первую очередь России. Которая никуда не спешила, вступая в ВТО, и выторговала себе весьма выгодный торговый режим.

В итоге, когда мы перессорились, разорвали в 2016 году “Соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и РФ” и стали работать по правилам ВТО, Украина оказалась в слегка дурацком положении.

Мы должны были выставить к российским товарам... ставки “по ВТО”, т.е. нулевую импортную пошлину по многим позициям. А сами вынужденно платили русским намного больше. Ибо, как мы уже сказали, Москва выторговала себе более выгодные импортные тарифы.

Лишив себя всех возможных преимуществ в рамках ВТО, Украина продолжила это делать уже в контексте Соглашения об ассоциации с ЕС. Мы автоматически принимаем их технические регламенты, стандарты, без пошлин завозим все, что они захотят завезти к нам. В ответ вымаливаем расширенные квоты на отдельные сырьевые товары, прежде всего сельскохозяйственные. И пытаемся вписаться в их евростандарты. Что пока слабо получается

Так что, несмотря ни на что, формально российский импортер чувствует себя в Украине намного лучше, чем украинский экспортер в России. Почему-то после этой информации не удивляет факт резкого роста импорта из РФ, который за первое полугодие 2017-го подскочил аж на 40,7%.

Лишив себя всех возможных преимуществ в рамках ВТО, Украина продолжила это делать уже в контексте Соглашения об ассоциации с ЕС. Мы автоматически принимаем их технические регламенты, стандарты, без пошлин завозим все, что они захотят завезти к нам. В ответ вымаливаем расширенные квоты на отдельные сырьевые товары, прежде всего сельскохозяйственные. И пытаемся вписаться в их евростандарты. Что пока слабо получается.

Ну, а дальше возникает когнитивный диссонанс. Как заявляет Минэкономразвития, “Украина сделала значительный вклад в либерализацию торговли в рамках ВТО: уровень открытости торговли у нас один из самых высоких среди членов организации”. Я даже не знаю, это мы хвастаемся или жалуемся?

И вообще, почему именно Минэкономразвития громче всех возражает против законопроекта, который предоставляет преференции отечественным производителям при госзакупках? Дескать, это нарушает соглашению об ассоциации с ЕС, противоречит положениям о недискриминации иностранцев в торговле. И приведет к введению зеркальных защитных ограничений в ЕС для украинских товаров и услуг.

А сейчас нас не дискриминируют в Европе квотами, стандартами, сертификатами, всевозможными ограничениями? Чего же мы продаем туда исключительно сырье? Ну, еще провода скручиваем для международных компаний и отшиваем на заказ одежду по их лекалам. Перегоняем в этом “творчестве” Индонезию и Бангладеш. Китайцы уже давно “играют в высшей лиге”, их зарплаты раза в три выше наших.

Прочитал недавно аналитику, что на карте глобального будущего перспектива Украины предсказуема: доля промышленности уменьшится, доля сырья – вырастет. Уже сейчас две трети экспорта Украины – это сырье: 33% аграрной и пищевой продукции, 21% черной металлургии и руды, 3,6% леса. Вес высокотехнологичной продукции в промышленности страны неуклонно снижается: с 4,6% в 2014 году до 4,3% в 2016 году, а доля средневысокотехнологичной продукции упала с 15% до 13,5%.

Спасет ли отечественного товаропроизводителя законопроект о преференциях при госзакупках? Сомневаюсь. И дело даже не в том, что, как уже написали все противники проекта, надо собрать 23 справки.
И никакие протекционистские законы ничего не изменят в стране, которая, с одной стороны, распахнула свой потребительский рынок перед иностранными поставщиками. С другой – выживает за счет иностранной помощи. И при этом сидит в глубокой коррупционной яме олигархических договорняков

На самом деле внутренний рынок ограничен низкой покупательной способностью граждан и государства. Можно сколько угодно мухлевать с системой Prozorro, пытаться заменить импортные товары на отечественные и наоборот, но никакой добавки к росту ВВП это не даст. Ни нашего, ни импортного бюджет не закупит больше, чем у него есть денег.

Мы хотим миллион новых танков. Тысячи километров новых дорог. Гигантские порты. И много чего еще. Но... хотеть не вредно. К априори пустому бюджету страны и карману простого гражданина бесплатно прилагается губозакаточная машинка.

Теперь по сути. Кто сказал, что мы не “купуем українське”? Мы едим украинские продукты; пьем украинский алкоголь и курим сигареты, произведенные в Украине, на которые наши парламентские умники решили повысить акцизы. Мы живем в домах, построенных украинскими строителями частично из украинских стройматериалов; ездим в украинских “Богданах”; катаемся на лыжах в украинских Карпатах и загораем на украинских пляжах под Одессой и Херсоном.

Там, где надо и где договорились, тендеры выигрывают наши олигархи. Не верите – спросите, у кого «Укрзализныця» закупает рельсовые крепления. Исключительно у отечественного товаропроизводителя.

Но с другой стороны, Украина давно бы обанкротилась, если бы не массированные вливания европейских и американских денег. Они дают нам финансы, но требуют, чтобы “чеки” были «отоварены» у них. Модные центры обслуживания граждан с электронными мониторами и “талончиками”, программы по техническому перевооружению энергетики, по строительству каких-то там командных пунктов в Очакове – все это подразумевает закупку на западные деньги западных же материалов.

И никакие протекционистские законы ничего не изменят в стране, которая, с одной стороны, распахнула свой потребительский рынок перед иностранными поставщиками. С другой – выживает за счет иностранной помощи. И при этом сидит в глубокой коррупционной яме олигархических договорняков.

Поэтому у нас и Prozorro – не “прозоро”. И Минэкономразвития танцует вприсядку перед европейскими патронами. Демонстрирует рвение, чтобы на следующий год не урезали “реформаторские доплаты”. Даже экс-министр Айварас Абромавичус (по прозвищу “Анчоус”) и тот вылез со своими комментариями. И лоббисты национального товаропроизводителя пытаются чего-то намутить для защиты рынка.

Мой вердикт такой: поздно пить (не при Михо будет сказано) “Боржоми”, когда почки отвалились. Раньше надо было думать над условиями вступления в ВТО и Зону свободной торговли с ЕС. Ничего сейчас уже не сделаешь. Мы и так будем покупать украинское там, где оно дешевле импортного. Наша бедность нас защитит...