Кто уронил гривну?

Кто уронил гривну?

Такая смешная логика у премьера Владимира Гройсмана. Он считает, что если листья осенью опали, а зимой падает снег, то должна падать и гривна. В Нацбанке вообще комики сидят. По их версии в октябре гривна упала из-за спроса на бензин, таблетки от кашля и “евробляхового” автоимпорта. И вовсе ни при чем национализация “Приватбанка”, в которую вкачали 140 млрд. грн. и вкладывают снова, отрицательный платежный баланс, огромные внешние долги и круглосуточно работающий денежный станок.

После того, как премьер-министр Владимир Гройсман во время пресс-конференции в минувшую пятницу заявил, что колебания нацвалюты носят сезонный характер (мол, в декабре всегда так происходит) и курс должен стабилизироваться в январе следующего года, свои пять копеек вставил НБУ.

Там заявили: “Ослабление валютного курса гривны в сентябре-октябре произошло под влиянием деятельности автотрейдеров, фармацевтических компаний и предприятий топливно-энергетического комплекса. На валютном рынке продолжалось превалирование девальвационного давления на гривну, связанного с ростом спроса на иностранную валюту со стороны предприятий топливно-энергетического комплекса, автотрейдеров и фармацевтической отрасли”.

Поэтому, по мнению НБУ, в течение октября обменный курс гривны к доллару США заметно ослабел. Обесценивание гривны произошло также в связи с сокращением предложения наличного валютного рынка со стороны населения и одновременным ростом спроса на нее. Регулятор также отмечает, что спрос на валюту связан с “сезонным ухудшением курсовых ожиданий” у населения.

То есть население у нас, оказывается, тоже специфическое. У него страсть к валюте проявляется сезонно. Осень пришла, картошку выкопали, детей в школу отправили, надо купить на зиму валюты. Сделать запасы. Как белки в дупле. Купили доллары, растыкали по матрацам. Испортили Нацбанку показатели.

Кстати, пока я тут писал, обнаружилось октябрьское интервью "Укринформу" исполняющего обязанности председателя НБУ Якова Смолия (которого вроде бы планируют на место исчезнувшей Гонтаревой). Так он к фармацевтам, нефтетрейдерам и “евробляхам” добавил аграриев – как сезонный фактор падения курса гривны. Ну, что ж, это логично: в великой аграрной стране без аграриев ничего не происходит.

В любой западной стране возник бы вопрос: может ли при таких “успехах” Смолий быть назначен председателем НБУ? Но у нас никто просто не задается таким вопросом и не проводит параллели между курсом гривны и монетарной политикой Национального банка. Даже сам Нацбанк такие параллели отвергает. Он же сказал, что в падении гривны виноваты осенние простуды, аграрии, «евробляхи» и сезонные странности населения

"В сентябре и начале октября, на наш взгляд, колебания были вызваны, прежде всего, определенными сезонными факторами. Например, в этот период уже не осуществляется экспорт старого урожая и еще не начался экспорт нового, но аграрии уже закупают горюче-смазочные материалы на будущее",– пояснил Смолий.

И добавил, что “фундаментальные факторы для курса гривны” сейчас благоприятные – мировые цены на товары украинского экспорта, особенно на сталь, являются высокими, к тому же скоро начнет поступать валютная выручка от нового урожая, так что нацвалюта скоро стабилизируется.

С этих его слов до сегодняшнего момента гривна прошла путь от 26,5 грн. за доллар до 28,2 грн. за доллар. Это то, что я своими глазами наблюдал в ближайшей обменке. Потом у пипла закончились финансовые запасы, он обменял на все, что хотел – на подарки, на отдых, на покрытие недостачи в малом бизнесе. И на этом курс сезонно стабилизировался в пределах плюс-минус 27,8 грн. за доллар.

Это больше, чем заложено в бюджете на 2017 год – 27,2 грн. за доллар, и меньше, чем планируется в бюджете на 2018 год – 30 грн. за доллар. Однако, как ни парадоксально, правительству выгодно, чтобы в новый год мы вошли с повышенной (если так можно сказать) девальвацией. Растущий курс потянул вверх цены, бензин уже по 30 грн., все это вместе дает инфляцию, а она в свою очередь позволяет статистике рисовать математический рост ВВП в гривне за счет роста цен.

Не случайно специалисты называют основным финансовым итогом 2017 года то, что инфляция на практике оказалась вдвое выше запланированной: 14% по версии НБУ и 16% по мнению независимых аналитиков против 7,1%, заложенной в бюджете-2017.

Известный экономист Виктор Суслов считает, что это свидетельствует о провале политики инфляционного таргетирования НБУ. “В условиях, когда инфляция оказалась вдвое выше цели, можно констатировать, что Нацбанк не справился со своей главной конституционной миссией – обеспечением стабильности национальной валюты”, – считает он.

Кстати, в любой западной стране возник бы вопрос: может ли при таких “успехах” Смолий быть назначен председателем НБУ? Но у нас никто просто не задается таким вопросом и не проводит параллели между курсом гривны и монетарной политикой Национального банка. Даже сам Нацбанк такие параллели отвергает. Он же сказал, что в падении гривны виноваты осенние простуды, аграрии, «евробляхи» и сезонные странности населения. Вопросы есть? Вопросов нет и быть не может.

Жить в стране с таким забавным Нацбанком и не менее забавным премьером и чувствовать себя белочкой, запасающейся на зиму зелеными “орешками”, я не собираюсь. Потому что верить в сказки перестал еще в школе. Прости, Дед Мороз, но и в тебя тоже. Поэтому расскажу вам несколько тайн о том, кто уронил гривну.
Первая причина обесценивания гривны – ее печатают для поддержания “Приватбанка”. Вторая причина проистекает из первой. Гривну печатают не только для “Приватбанка”, но и в целом для потребностей правительства. Можно прямо сказать, что выполнение бюджета и социальные выплаты держатся исключительно на эмиссии Нацбанка

Первая тайна достаточно явная. Символом 2017 года стала национализация “Приватбанка”, стартовавшая декабрьской ночью 2016 года. Сначала все аплодировали мастерству Валерии Гонтаревой. Потом, присмотревшись, заметили массу юридических просчетов. Заметили, когда бывшие собственники были уже в суде с сотнями исков и начали изматывать государство судебной войной.

Кстати, не разделяю неописуемую радость по поводу того, что Высокий суд Англии арестовал активы Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова по всему миру на $2,5 млрд. в качестве обеспечительной меры по иску “Приватбанка”. Редкий случай, когда я верю упомянутым выше господам, что это временная мера и экс-владельцы все отыграют. Другими словами, мы с них получим кукиш с маком.

А тем временем “Приватбанк” все время хочет “кушать”. Обанкротить его тоже нельзя – он слишком большой. Если упадет “Приват”, упадет все. А содержание этой “ненасытной громадины” требует огромных постоянных расходов.

За последний год в “Приватбанк" государство вложило 139,3 млрд. грн. На днях стало известно, что банк докапитализируют еще на 16 млрд. грн. Таким образом, общая сумма расходов на докапитализацию выросла до 155,4 млрд. грн. И это явно не последнее вливание. Очень скоро великан снова потребует ням-ням.

Так что первая причина обесценивания гривны – ее печатают для поддержания “Приватбанка”. Вторая причина проистекает из первой. Гривну печатают не только для “Приватбанка”, но и в целом для потребностей правительства. Можно прямо сказать, что выполнение бюджета и социальные выплаты держатся исключительно на эмиссии Нацбанка.

Аналитики называют это “чрезмерно мягкой монетарной политикой”. Я скажу проще. Правительство подсело на денежную эмиссию, как наркоман на дозу. А Нацбанк покрывает этим собственные ошибки по “зачистке” банковской системы. Отсюда – искусственное наполнение ФГВФЛ: для раздачи вкладчикам ликвидированных банков по 200 тыс. грн., чтобы молчали. И махинации с невозвратными кредитами еще живых банков, о чем мы подробно писали в предыдущих публикациях.

Ну, и самое главное – компенсация негативного сальдо платежного баланса. По данным самого НБУ, негативное сальдо торговли товарами за 10 месяцев 2017 года составило $7 млрд., увеличившись за год почти на $2 млрд.; а негативное сальдо текущего счета платежного баланса достигло $3,3млрд., увеличившись за год на $400 млн.

Когда нет инвестиций, кредитов МВФ, долги наращивать непросто, ибо мы еще со старыми на расплатились, а экспортеры не справляются с задачей обеспечения страны валютой (потому что торгуют в основном дешевым сырьем), есть только один выход перекрыть кассовый разрыв между приходом и расходом валюты: напечатать еще гривны. Сколько надо – столько и напечатать. А потом искренне удивляться: отчего же курс нацвалюты так резко пошел вниз? Сезон, понимаешь, такой – гривнепадовый...