Мусорная реформа в молдавском стиле

Мусорная реформа в молдавском стиле

Мусор – страшное биологическое оружие львовского изобретения. Украина это осознала, когда Львов утонул в отбросах, а потом рассовывал их по всей стране. Поэтому мы переходим на раздельный сбор мусора. Революционное начинание пока ограничилось туалетом Кабмина и тремя картонными коробками с надписями «Стекло», «Пластик» и «Бумага». Но проблема не в способах сбора мусора и даже не в сортировке, чем успешно занимаются бомжи и цыгане, а в том, что делать на нем бизнес невыгодно. Так что ждем повышения тарифов...

Кто сказал, что европейский подход к сбору мусора (с раздельными контейнерами) – это выдумка новой демократической власти? Ничего подобного! При антинародном режиме в целом ряде городов были установлены контейнеры для раздельного сбора мусора.

Если мне не изменяет память, промелькнули они в 2011-м в Одессе. И в 2012-м в Мариуполе. Я даже помню, как тогдашний городской голова Мариуполя Юрий Хотлубей на открытии нового полигона ТБО в Орджоникидзевском районе заявил: мэрия закупит 600 контейнеров, из которых 300 будет использоваться для раздельного сбора мусора. Контейнеры для стекла и полиэтилена будут установлены возле домов, их обслуживанием будут заниматься ЖЭКи. А собирать стеклотару и ПЭТ-бутылки будет КП "Коммунальник".

Прекрасное начинание. Можно сказать, образцово-показательное. Недаром в Мариуполь тогда привезли делегатов из Евросоюза, который активно соблазнял упомянутый выше антинародный режим подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. Именно под это соглашение в том же самом теперь уже далеком 2012-м в закон “Об отходах” внесли норму о раздельном сборе мусора и штрафах за нарушение этого правила.

Вообще, Украина уникальная страна с ярко выраженными признаками склероза в государственной политике. Мы что-то подписываем, какие-то обязательства на себя берем, забываем о них, ничего, разумеется, не делаем, и когда наступает час Х и надо вводить обещанное, впадаем в ступор.

То же самое происходит с так называемой имплементацией евростандартов и техрегламентов. Узнаваема картина и с запретом молока от частников, введение которого уже отложили на полгода. По поводу раздельного мусора еще в 2012-м в Мариуполе возник вопрос: что с ним делать? И до сих пор он остается актуальным.

Знаете, поскольку мы, украинцы, с точки зрения европейцев, “ментальная родня” молдаванам, которые пробились в евроинтеграцию и безвиз на пару лет раньше, достаточно посмотреть одно видео, чтобы понять, как это будет у нас.

Очевидец заснял, как в Кишиневе контейнеры для стекла, бумаги и пластика опустошаются в одну машину-мусоровоз без сортировки. Между тем, мэрия молдавской столицы потратила на приобретение специальных контейнеров восемь миллионов леев ($468,2 тыс.).




Поэтому, когда я слышу, как министр экологии Остап Семерак сетует, что только в Одессе нужно около 50 тысяч контейнеров для раздельной сортировки мусора (интересно, куда делись те, которые были закуплены в 2011-м?), у меня перед глазами возникает это видео из Кишинева. Отсортировать можно, а что потом?

Допустим, за несколько месяцев власть методом, испытанным на курильщиках и носителях русского языка, применив меры насилия и штрафы, сумеет выдрессировать население, чтобы оно сепарировало пластиковые бутылки, стеклянную тару, бумагу, пищевые отходы и проч. Ладно, это мы рассортируем. А дальше что?

Общеизвестно, что в стране катастрофически не хватает мощностей по утилизации комбинированной упаковки, батареек (кстати, в какой контейнер их пихать, кто мне подскажет? – автор) и пищевых отходов.

По батарейкам вообще полный “швах”, насколько я понимаю: есть только два завода, где их вроде бы перемалывают, – Львовский государственный завод «Аргентум» и ООО "Экоспецпроект" в Белой Церкви. Но везти мусор со всей Украины снова во Львов... Это смешно, парадоксально и негуманно. Тем более что на львовском предприятии переработкой элементов питания якобы занимаются всего два человека пару дней в неделю. Потому что “трощить” батарейки – невыгодное занятие.

В отличие от макулатуры. Любой активный бомж подтвердит, что на металлоломе и макулатуре у нас можно неплохо заработать. И то, и другое в дефиците. Поэтому металлолом и макулатуру перерабатывающим предприятиям приходится импортировать из-за границы.

Средние объемы импорта в Украину макулатуры составляют около 200 тыс. тонн в год. Импорт металлолома колеблется в разы, в зависимости от ситуации в промышленности, налогов на экспорт лома и т.п. В 2017-м Украина впервые в истории импортировала лома черных металлов больше, чем экспортировала. По некоторым данным, разница вышла в 400 тыс. тонн.

Из интересного для бизнеса на переработке можно также назвать утилизацию отработанных масел (ГСМ) (трансмиссионных, моторных, индустриальных и даже пищевых – фритюрных). Скупщики используют отходы ГСМ в качестве топлива. Это экологически вредно, но выливать масла на свалку и в водоемы еще вреднее. Из двух зол приходится выбирать меньшее.

На этом коммерциализация переработки отходов, в принципе, заканчивается. И начинается бизнес на перевозке и захоронении бытовых отходов, которым традиционно занимаются фирмы, близкие к местной власти. Так как именно местная власть устанавливает тарифы на перевозку и финансирует содержание свалок, распиливая между своими деньги, выделенные на это из бюджета.

На свалках мусор сортируют опять-таки бомжи и цыгане, отделяя то, что можно продать на переработку. Остальное должно сжигаться. Но на сегодняшний день в Украине только три мусоросжигательных завода – в Киеве, Днепре и Харькове. Реально работает только киевский. Какой смысл в этой ситуации гражданам сортировать мусор, который все равно окажется на одной свалке, пока неясно.

Зато очевидно: с осознанием факта, что “закон не работает”, начнется следующий этап пиар-кампании на тему “чтобы заработал, надо платить”. И нас снова разведут на деньги. Уже сейчас замечаю первые признаки осторожного прощупывания общественного мнения.

Дескать, корень проблемы в том, что переработка мусора регулируется законом о естественных монополиях и принадлежит к видам хозяйственной деятельности на смежных рынках, а тарифы должны утверждаться НКРЭКУ. Подобные изменения в профильное законодательство были внесены в 2012 году представителями антинародного режима, “регионалами” – Юлией Левочкиной и Юрием Мирошниченко. Они забрали это право у местной власти.

Раз тарифы невыгодные, то и работать на мусорном поприще никто не хочет. Стоит повысить тариф – сразу появятся желающие и заживем по-европейски. Я уже где-то читал, что “средний тариф на переработку мусора в Европе 24 евро за 1 куб. м.”. Это отлично. А какая средняя зарплата в Европе, мы помним? Или это не в счет?

В общем, с мусором Украина явно пройдет путь от сортировки к новым платежам. Как сказал пан Семерак, новая модель обращения с твердыми бытовыми отходами будет предусматривать увеличение сборов за утилизацию мусора. Впрочем, никто не гарантирует, что и после увеличения сбора рассортированные контейнеры будут опустошены в одну машину. По-молдавски. Как живем, так и мусорим. Или наоборот: как мусорим, так и живем...