Черный январь: мы должны знать всю правду

Черный январь: мы должны знать всю правду

«Самая жестокая тирания та, которая
выступает под сенью законности и
и под флагом справедливости».
Монтескье

20 января в Азербайджане объявлено Днем всенародной скорби в связи с трагическими событиями 1990 года, когда в Баку были введены советские войска для удержания власти коммунистической партии в стране. Январские события – это не только одна из самых трагических страниц в истории Азербайджана, как «черный» или «кровавый» январь, но и одно из самых кровавых деяний репрессированного режима за все годы советской власти.

Карательная акция советских силовиков, осуществленная в Баку в январе 1990 года, своими масштабами, жестокостью, числом человеческих жертв превзошла аналогичные события в Тбилиси в апреле 1989 г., в Вильнюсе в январе 1991 г.

В результате ввода войск в Баку, выяснилось, что в близлежащих к столице районах тоже были жертвы. В общей сложности эта кровавая бойня забрала жизни 170 человек, ранены свыше 800 человек, незаконно арестован 841 человек и 400 человек пропали без вести.

В ночь с 19 на 20 января 1990 года по распоряжению тогдашнего руководителя Кремля М. Горбачева подразделения Советской Армии заняли город Баку. Судя по всему, намерение «утихомирить» республику вынашивалось еще задолго до январских событий. Вызывалось это все более нараставшим национальным движением в защиту территориальной целостности Азербайджана от притязаний соседней Армении, за возрождение государственной самостоятельности республики растущей демонстрацией неповиновения Народного Фронта Азербайджана республиканским властям и Кремлю.

Еще 20 февраля 1988 года на внеочередной сессии Совета Народных Депутатов НКАО, без учета воли депутатов-азербайджанцев, было принято решение о выходе области из состава Азербайджана и вхождения ее в состав Армении. 15 июня того же года Верховный Совет Армянской ССР принимает постановление о согласии на вхождение НКАО в состав Армянской ССР. А 17 июня Верховный Совет Азербайджанской ССР отменяет это решение. Все эти действия армян чрезвычайно накалили политическую ситуацию и межнациональные отношения в Азербайджане.

Вводить чрезвычайное положение, осуществлять войсковую операцию с применением огнестрельного оружия в двухмиллионном городе, объяснив все это необходимостью подавить национальное движение, запретить призывы и требования о национальном суверенитете было нельзя – не вписывалось в провозглашенную демократизацию. Но проделать это же самое, мотивируя необходимостью наведения порядка, защиты граждан, их безопасности – вполне укладывалось в тактику Кремля.

Кремлевскому руководству нужен был только повод, чтобы ввести в Баку войска, разгромить массовое национальное движение и такой повод нашелся. В конце декабря 1989-го в Азербайджанской ССР состоялись массовые беспорядки практически на всем протяжении советско-иранской границы. Многочисленные толпы вышли к пограничной полосе на протяжении сотен километров границы, разрушая контрольные препятствия, заборы, колючую проволоку. Вслед за этим, сразу после новогодних праздников, резко обострилась ситуация в Нагорном Карабахе, сопровождающаяся беспорядками на этнической почве в Баку и погромами армян. Примечательно, что во время этнической чистки азербайджанцев, проходившей годом раньше в Армении, центральная власть во главе с Горбачевым молчаливо следила за этим преступлением против человечности. Ни советская армия, дислацированнная в Армении, ни органы безопасности, ни внутренние войска МВД не принимали никаких решительных мер, чтобы остановить эту этническую чистку. В конце ноября – начале декабря 1988 года в течение несколько дней вооруженные бандформирования при активной поддержки республиканской власти, Компартии Армении изгнали из родных земель около 200 тысяч азербайджанцев. Во время этой чистки были убиты 216 человек, в том числе 57 женщин, 5 младенцев, 18 детей. В конце 1988 года, потеряв родину, дом, бросив все нажитое, толпы беженцев из Армении хлынули в Баку.

В начале января 1990 года по городам и районам Азербайджана прокатилась волна митингов, собраний, на которых во весь голос звучал решительный протест народа действиям соседней республики. Все задавались вопросом: почему высшее руководство страны на словах провозглашают незыблемость границ республики, а на деле не обеспечивает нерушимость этих границ и суверенитет Азербайджана? Почему действия армянских сепаратистов и экстремистов не пресекаются самым решительным образом силой закона?

Народ не получал ответы на эти вопросы. Территориальные притязания, провокационные акции, предпринятые Армении с одной стороны, политика центра, направленная на разжигание межнациональных отношений с другой, а также преступная бездеятельность руководства Азербайджана с третьей стороны, привели к тому, что народ полностью потерял доверие и к центральной, и к республиканской власти.

Накануне январских событий сторонники Народного фронта начали непрерывный митинг перед зданием Центрального Комитета Компартии, перекрыв к нему все подходы. Опасаясь советской военной интервенции, активисты Народного фронта Азербайджана начали блокаду военных казарм. Пикетчики заняли здание телецентра и отключили канал центрального телевидения.

К середине января стало ясно, что руководство во главе с Везировым, теряет контроль над республикой. Власть на местах постепенно переходила представителям Народного фронта Азербайджана и других сил. Было очевидно, что после выборов придет к власти Народный Фронт Азербайджана, который может поставить вопрос об отделении Азербайджана от СССР. Этого Горбачев и его сторонники перестройки, конечно, не могли допустить.

По поручению генсека срочно в Баку направляются кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Примаков и секретарь ЦК КПСС Гиренко. Одновременно Минобороны перебрасывает в Баку тяжелое вооружение и резервистов. И в ночь на 20 января советская система совершает еще одно свое кровавое преступление.

С вводом войск в Баку началось страшное, невиданное преступление против мирного населения города и всего Азербайджана. Попирались все гражданские и человеческие права миллионов людей. Захват Баку осуществлялся под командованием министра обороны Язова, силами войск МВД и КГБ СССР Бакатина и Крючкова, а также регулярных частей Советской Армии и Военно-Морского Флота, с применением тяжелой военной техники, вертолетов и военных кораблей. Войска, обстреливая без предупреждения мирное население, вошли на улицы города, как из окраин, так и из военных частей, дислоцированных в черте города. Особые бесчинства военных имели место в пригородах, где население состоит исключительно из лиц азербайджанской национальности и где погромы, якобы явившиеся одной из причин ввода войск, были в принципе невозможны. В ходе широкомасштабной военной операции женщины, дети и старики разных национальностей сотнями гибли под гусеницами военной техники и обстрелами из современного стрелкового оружия с применением пуль со смещенным центром тяжести, запрещенных международными соглашениями. В эту трагическую ночь военнослужащие, забыв о милосердии в отношении к раненым, отключали электроэнергию в ряде больниц; шквалами выстрелов не допускали к больницам добровольцев для сдачи крови. Были обстреляны даже машины и медперсонал «Скорой помощи». Многие тяжелораненые были зверски добиты. В ряде места тяжелой военной техникой были раздавлены легковые автомобили вместе с людьми. Отмечены случаи грабежей, мародерства, акты вандализма среди военнослужащих. Желая скрыть следы своих бесчинств, военные власти прятали и сжигали трупы погибших. Свидетельством этого являются сотни людей, пропавших без вести.

В знак протеста против зверств, восстали несколько сот курсантов различных национальностей Бакинского общевойскового высшего военного училища, захватив часть Сальянских казарм со складом боеприпасов в центральной части города. Узнав о намерении военных властей вывести трупы погибших на военных кораблях, 50 гражданских судов, в том числе и нефтяные танкера, заблокировали Бакинскую бухту. Они систематически обстреливались военными кораблями.

Город напоминал прифронтовую полосу. Над 2-х миллионным городом, с нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленностью, кружились военные вертолеты с ракетами на борту. Захватив продовольственные склады, военные запрещали вывоз продуктов в магазины. В больницах гибли люди из-за нехватки медикаментов, а Москва не позволяла их ввоз в республику из других регионов.

История помнит аналогичные события, произошедшие ранее в Алма-Ате (1986), в Тбилиси (1989), позже в Душанбе (1990), Вильнюсе и Риге (1991), где жертвами военной агрессии коммунистического режима тоже стало мирное население. Однако, преступление, совершенное по отношению к азербайджанскому народу по своей жестокости превосходило все предыдущие преступления коммунистической диктатуры. Впоследствии главный палач кровавых боен в Грузии и Литве М. Горбачев извинился перед народами этих стран, однако, у азербайджанского народа, ставшего жертвой наиболее кровопролитного преступления, он прощения не стал просить.

Каковы же в действительности были намерения руководителей бывшего Советского Союза, замаравшего свои руки кровью сотен бакинцев? Очевидно, что М. Горбачев со своим окружением хотел удовлетворить территориальные притязания армян ценою нарушения территориальной целостности Азербайджана, в отношении которого велась предвзятая политика, основанная, прежде всего, на религиозном факторе. Именно исповедование азербайджанцами ислама и явилось одной из главных причин поддержки М. Горбачевым армян в их территориальных притязаниях. Пребывая на руководящей должности государственного аппарата Азербайджана, я неоднократно убеждался в том, что использование религиозного фактора в провокационных целях всегда было на вооружении советской системы, политика центра строилась на дискриминации населения, исповедующего ислам. Одним словом, невиданная жестокость в подавлении народного движения в Азербайджане была обусловлена, прежде всего, религиозной принадлежностью его граждан.

Преступление коммунистического режима против азербайджанского народа квалифицируется юридическим правом как геноцид и государственный терроризм. Руководством Советского Союза были нарушены основные положения Пакта о правах человека 1966 года, Хельсинкского заключительного акта 1975 года, Гаагских конференций 1899 и 1907 годов, Женевской конвенции 1949 года и, наконец, Конвенции 1948 года о запрещении геноцида и наказании за него, которые предусматривают запреты на использование вооруженных сил против мирных жителей с применением карательных мер.

Однако ведущие западные государства тогда никак не отреагировали на произошедшие трагические события в Баку, заняв позицию «двойных стандартов» полного невмешательства, тем самым поддерживая разрушительную политику М. Горбачева. Отдельно взятый Азербайджан в тот период не представлял для них геополитического интереса. Основной стратегической целью противников СССР в холодной войне был полный развал Советского Союза, и разразившийся нагорно-карабахский конфликт, и кровавая расправа с азербайджанским народом были им только на руку. Западная пресса была не объективной, сообщения и статьи носили обобщающий характер, содержали в себе анализ применительно к положению по всей стране, в плане их влияния на ход перестройки, демократических процессов, проходивших в СССР.

Некоторые газеты открыто высказались в поддержку М. Горбачева, сочувствуя ему и считая, что у него не было другого выхода, кроме как ввести в республику войска. «Нью-Йорк таймс» (США) в номере от 22 января пишет: «…подавление военной силой этнического восстания в этой республике пользуется широкой, пусть не восторженной, поддержкой внутри страны и вызывает сдержанное сочувствие у западных правительств...». В свою очередь «Санди экспресс» высказывает такую мысль: «Откровенно говоря, у Горбачева не было другого выхода, кроме как послать войска».

Но в основном драматические события в Баку относили к внутренней проблеме СССР, такая оценка давалась подавляющим большинством западных средств массовой информации, а также целым рядом политических деятелей и организаций Европы и США. Представитель Госдепартамента Маргарет Татуайлер выступила от имени американского правительства, заявляя, что США не поддерживают Азербайджан, поэтому не считают нужным комментировать события в Баку. Госдепартамент откровенно поддержал М. Горбачева, считая, что его усилия направлены на сохранение мира между двумя враждующими народами. Ситуацию в Азербайджане оценил как «внутреннее дело СССР» и МИД Великобритании, такое же мнение высказал и министр иностранных дел Италии Д. Микелс. Становится очевидным, что руководство СССР подготовило запад к предвзятому восприятию событий в Баку, так как в советской прессе тогда усиленно муссировался бред об «эскалации исламского экстремизма» в Азербайджане.

Отстраненный Кремлем от государственного управления Гейдар Алиев не остался в стороне от трагедии своего народа. Его выступление в представительстве Азербайджана в Москве по тем временам было невиданным вызовом власти и могло обернуться большими неприятностями лично для него и членов его семьи. Придя в 1993 году к власти в Азербайджане, Г. Алиев много сил отдал на восстановление стабильности и демократии в республике, добившись в 1994 году прекращения боевых действий в зоне армяно-азербайджанского карабахского конфликта. Это дало повод азербайджанскому народу назвать его своим спасителем, а 15 июня 1993 года, когда он по воле народа прибыл в Баку и возглавил Милли Меджлис, отмечается как День национального спасения.

Как не странно, но до сих пор не дана полная, объективная политическая и юридическая оценка событиям 20 января. До сих пор не дают покоя вопросы: Кто и с какой целью столкнул два соседних народа – армян и азербайджанцев? Как на глазах мировой общественности могли осуществить этническую чистку азербайджанцев в Армении? Почему не устроили международный суд над организаторами кровавой бойни в Баку, и почему никто не понес наказание за совершенное преступление? Почему до сих пор скрывают правду о Бакинской трагедии? Почему 69 из 108 томов материалов следствия были вывезены сотрудниками бывшей Прокуратуры СССР в Москву и почему они до сих пор не возвращены Азербайджану?

«Черный январь» хранит много тайн. Мы должны, и просто обязаны знать всю правду о Бакинской трагедии, чтобы она больше никогда не повторялась.