Меморандум Нуньеса

Меморандум Нуньеса

Скандальный меморандум Нуньеса опубликован. В нем утверждается, что ФБР и Министерство юстиции злоупотребляли своей властью, организовав прослушивание предвыборного штаба Трампа в 2016 году. Демократы говорят, что этот меморандум вводит в заблуждение. Документ указывает на то, что чиновники из администрации Обамы воспользовались непроверенными утверждениями, которые оплатил штаб Клинтон, дабы обосновать расследование против сотрудников Трампа.

Американский народ вынуждают задать основополагающий политический вопрос, который впервые прозвучал много веков тому назад из уст древнеримского сатирика Ювенала: кто будет сторожить самих стражей? Что делать, когда средства, предназначенные для защиты людей, используются им во вред? Опубликованный в пятницу постоянным комитетом палаты представителей по разведке меморандум является первым шагом, дающим ответ на этот вопрос.

Главное обвинение из меморандума заключается в том, что высокопоставленные чиновники из администрации Обамы сознательно и специально использовали оплаченную штабом Клинтон непроверенную информацию, которая была частично предоставлена российской разведкой. Использовали они ее в секретном судебном документе, чтобы обосновать проведение контрразведывательного расследования против штаба Трампа во время президентских выборов 2016 года. Позднее эти недостоверные данные легли в основу кампании по саботированию деятельности новой администрации во главе с Трампом и по инициированию "охоты на ведьм" против президента.

Согласно этому меморандуму, высокопоставленные руководители из ФБР во время избирательной кампании добивались получения, получали, а затем продлевали в соответствии с Законом о надзоре за иностранными разведками ордера на прослушивание членов предвыборного штаба Трампа. Эти руководители, включая тогдашнего директора бюро Джеймса Коми и недавно уволенного заместителя директора Эндрю Маккейба, обосновывали свои заявки на получение ордеров в Суде по делам о надзоре за иностранными разведками отчасти той информацией, которую им предоставлял Кристофер Стил, работавший на фирму «Фьюжн Джи-пи-эс» (Fusion GPS) и собиравший ее по просьбе штаба Хиллари Клинтон. Главным контактным лицом Стила в Министерстве юстиции был второй заместитель генерального прокурора Брюс Ор (Bruce Ohr), чья жена тоже работала в «Фьюжн Джи-пи-эс» экспертом по России и занималась исследованиями в ущерб Трампу.

Ор хорошо знал о том, что работа Стила направлена против Трампа, а также о ненадежности имеющихся улик, но суду об этом ничего не сказал. Кроме того, согласно меморандуму, Маккейб показал в комитете по разведке, что без досье Стила «получить ордер в соответствии с Законом о надзоре за иностранными разведками было бы невозможно».

Другая важная информация была получена из обмена текстовыми сообщениями между агентом ФБР Питером Стрзоком (Peter Strzok) и его любовницей, адвокатом из ФБР Лайзой Пейдж (Lisa Page), которая обсуждала с Маккейбом получившую скандальную известность «страховку» против Трампа. Текстовые сообщения указывают на то, что среди самих следователей царила нездоровая предвзятость по отношению к Трампу, о которой мы тоже могли не узнать, поскольку, как говорил тот же римлянин Ювенал, «обычное преступление хранит молчание». Но это было до того, как стало известно о текстовых сообщениях.

Меморандум Нуньеса дает яркое представление о систематическом злоупотреблении служебными полномочиями, которое имело место в высших эшелонах власти в администрации Обамы. Этот меморандум не ставит под угрозу национальную безопасность, поскольку единственный сговор с русскими, о котором стало известно, был между штабом Клинтон, фирмой «Фьюжн Джи-пи-эс» и российской разведкой.

Утверждения о том, что в меморандуме раскрывается секретная информация, лживы, поскольку ничто в этом документе не является секретным. Там не раскрываются неизвестные доселе источники и методы. А все эти представленные доводы отвлекают внимание от главного: злоупотребления служебными полномочиями. И это не единственный случай, когда Закон о надзоре за иностранными разведками использовался неправильно.

Этот меморандум будет иметь тревожные последствия для расследования специального прокурора Роберта Мюллера. Теперь нам ясно, что целая сеть заговорщиков злоупотребляла государственной властью с целью подрыва избирательного процесса, а в случае неудачи — для ослабления позиций президента и саботажа против него, что мы наблюдаем до сих пор. А поскольку расследование Мюллера было основано на таких действиях, оно является результатом ложных посылок, и его следует немедленно прекратить.

Уважительное отношение к более важным вопросам должно подтолкнуть членов всех партий к сотрудничеству и открытости. Нет никаких законных оснований для того, чтобы скрывать информацию, имеющую отношение к этим делам.

Есть ли здесь «существенное опущение фактов», как утверждает ФБР? Тогда давайте заполним пробелы.

Меморандум неполный? Давайте его дополним.

Меморандум нельзя понять, не прочитав засекреченный справочный материал? Давайте его рассекретим.

Аргументы по поводу защиты источников и методов сбора информации неуместны, когда мы ведем речь о возможном кризисе таких масштабов. У ФБР и у государства нет и не может быть таких тайн, которые важнее, чем стабильность и легитимность нашей демократической системы.

Существует базовый уговор относительно деятельности разведки, в который верит большинство американцев: можно иметь чрезвычайные полномочия, однако пользоваться ими следует только в борьбе с плохими парнями. И люди рассчитывают на то, что наши государственные органы будут выполнять этот уговор, особенно когда у них в распоряжении имеется обширный набор следственных инструментов, и они могут разрушить неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность информации, а тем более право на них.

Чиновники и политики из Вашингтона не обладают окончательным правом решать, что нам можно смотреть, а что нельзя. Все они работают на нас, и это мы обладаем правом знать все то, что они делают предположительно от нашего имени. В конечном итоге, ответ на вопрос о том, кто будет сторожить самих стражей, предельно ясен: это должен делать сам народ.

Источник:
USA Today