Статьи
Российская газовая аннексия и клятвы Гройсмана
15.02.2018 09:41

Российская газовая аннексия и клятвы Гройсмана

И вот он приближается – тот заветный час, когда Украина возобновит закупку газа у «Газпрома». Не по своему желанию, а только волею пославшего нас Стокгольмского арбитража. Куда послал? Сами догадайтесь. Ситуация щекотливая. Но можно обратить ее в свою пользу. С марта мы начинаем закупать российский газ. А с апреля по настоянию МВФ повышаем его цену для населения, вопреки клятвам Гройсмана, что этого никогда не будет. Кто виноват в итоге? Конечно, агрессор. Ну и немножечко шведский суд...

Знаете, я до сих пор не могу понять, зачем премьер Владимир Гройсман устроил весь этот “кордебалет” вокруг цены на газ для населения. После астрономически повышенных цен на отопление, горячую воду и электричество еще одно подорожание газа никто бы и не заметил.

Наверное, хотелось показать, кто в стране главный. Что главные у нас Кабмин и его премьер. А не президент с Нацбанком, которые ведут какие-то сепаратные (не побоюсь этого слова) переговоры за спиной правительства и о чем-то договариваются с кредиторами на венских балах и в Давосе.

Не понимаю, откуда в Гройсмане такая наивность. Человек, который прошел “полевые испытания” винницким центральным рынком в лихие 90-е, должен четко понимать: главный у нас МВФ. Кто платит деньги, тот заказывает музыку. МВФ сказал повысить цены на газ для населения. Задача исполнительной власти независимой страны – взять под козырек и выполнить. А не придумывать, будто “власти согласовывают с МВФ коммерческую цену" на газ для украинцев и убеждают Фонд, что без этого можно обойтись.

Напомню, что вся эта история тянется с осени прошлого года. Цена газа должна была повыситься на 17,6% еще в октябре. Однако премьер-министр Владимир Гройсман категорически отказался от такого шага и пообещал вообще не поднимать цену газа. Ни-ког-да.

Хотя официально Кабмин просто отложил срок публикации цены природного газа на уровне импортного паритета (как того требовал МВФ) до 31 марта 2018 года. Согласно методике определения цены газа по так называемому импортному паритету, установленной постановлением №187 от 22 марта 2017 года, цена газа для населения и должна увеличиться на те самые 17,6%. Этот механизм был оговорен с МВФ еще в начале 2017 года.
И вот мы подходим к самому “приятному”: наступило время начать выполнение решения суда. Агрессор, цинично ухмыляясь, заявляет устами Минэнерго России, что “ждет активных действий по газовым переговорам в феврале”. Об этом сообщил министр энергетики РФ Александр Новак в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе

Максимум, что пытались выкрутить наши переговорщики, – оттянуть “страшный конец” (то есть неизбежное подорожание газа) до весны и таким образом сделать населению неприятный сюрприз уже со следующего отопительного сезона. То есть с осени 2018 года.

Достаточно странная затея, учитывая, что в начале 2019 года страну “постигнут” выборы. И впечатления от новой цены на газ еще будут свежими. А так за год привыкли бы. Как привыкли к новым ценам на проезд, еду, лекарства и, конечно, коммунальные услуги.

К визиту миссии МВФ на этой неделе Министерство энергетики и угольной промышленности уже подготовило проект остановления, по которому повышение цены на газ ждет с апреля составит 8,3%. Это в свою очередь потащит вверх тарифы на тепло (в тепловой энергии 85% “топлива” составляет газ) и другие услуги.

Гройсману надо будет как-то объяснять населению, почему он так “стратил”: обещал не повышать цену на газ, но в итоге повысил. Хохмы типа “хозяин слова – захотел дал, захотел забрал” не подойдут. Этой фразой наверняка воспользуются оппоненты премьера. Катить бочку на МВФ, мол, “изнасиловали гады”, тоже не выход.

Но жизнь сама подкидывает нам “креатифф”. Если помните, мы уже неоднократно писали о грандиозной победе “Нефтегаза” в Стокгольмском арбитраже. Мы так виртуозно судились с “Газпромом”, что получили в результате вердикт, обязывающий Украину возобновить закупки газа у России. Причем прямо в разгар обсуждения в парламенте закона о признании ее оккупантом-агрессором.

Учитывая, что до этого мы почти два года закупали российский газ по реверсу в Европе и дико гордились своей энергетической независимостью, ситуация получилась несколько двусмысленной. Как в том анекдоте: “пошли за шерстью, вернулись ощипанными”.

“Нефтегаз”, чтобы сохранить лицо, трактует решение Стокгольмского арбитража как сплошной позитив для Украины. Дескать, 22 декабря 2017 года суд удовлетворил основные требования украинской стороны. В частности, снизил цену газа, который закупался у «Газпрома» во втором квартале 2014 года, на 27,4% – до $352 за тыс. куб. м; отклонил требования российской стороны согласно принципу «бери или плати» на сумму $56 млрд. и, главное, снизил объем газа, который в 2018-2019 годах мы обязаны покупать у «Газпрома», с 52 до 5 млрд. куб. м в год.

Чувствуете, как мы победно вляпались: не отменил требование покупать газ во что бы то ни стало, а снизил объем обязательной закупки. Ну, потому что растущей аграрной сверхэкономике 52 млрд. куб.м. просто некуда засунуть. Это даже судьям в Стокгольме очевидно.

И вот мы подходим к самому “приятному”: наступило время начать выполнение решения суда. Агрессор, цинично ухмыляясь, заявляет устами Минэнерго России, что “ждет активных действий по газовым переговорам в феврале”. Об этом сообщил министр энергетики РФ Александр Новак в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе.

Мы со своей стороны говорим, что “надеемся на протяжении этого месяца имплементировать решение Стокгольма в части контракта купли-продажи”. И честно признаем, что “провели несколько раундов переговоров”. В результате чего “у нас есть документ, который, по нашим оценкам, близок к тому который, будет подписан”.
Одни только вопрос меня мучает: а дальше как будем объяснять населению рост цен? Контракт “Тимошенко–Путина” ведь ограничен 2019-м годом. И потом все – нас отпускают на свободу с чистой совестью и без всяких обязательств закупать газ. Более того, если строительство альтернативных газопроводов будет идти так же бодро, то и транзитом мы “маяться” не будем

Дальше возникает вопрос, как это все дело трактовать. Понятно, что любой правильный патриот скажет, что покупать газ у агрессора, даже в рамках имплементации решения Стокгольмского арбитража” – это спонсирование оккупанта. И кто-то должен за это понести наказание по статье “измена Родине”.

Но поскольку посадить судебную коллегию Стокгольмского арбитража по данной статье вряд ли получится, остается использовать тему вынужденных закупок российского газа как подручное средство для другой пиар-кампании. Уже догадались какой? Ну как же – мы же с апреля повышаем цены на газ для населения.

Уловили причинно-следственную связь: в марте начинаем закупать российский газ, а в апреле его цена для украинского народа вырастет? Кто виноват? Конечно, Путин. Не Гройсман и не МВФ. Они просто рядом оказались. Случайно так вышло.

Правда, есть одна загвоздка. “Нефтегаз”, опасаясь, что в него начнут кидать камни за такую вот победу в Стокгольмском суде, активно вещает, что российский газ будет на $20-50 дешевле по сравнению с ценой, определяемой по предыдущей формуле и зафиксированной в контракте 2009 года. И более того, на $20-30 ниже стоимости газа из Германии, благодаря сокращению транспортных затрат.

Ну вот это явно сказано зря. Поспешил “Нефтегаз” с расчетами. Не все подсчитал. Не может быть газ от агрессора дешевле газа из Евросоюза. Хотя это тот же самый “продукт”, только законтрактованный у разных фирм.

Немецкие фирмы не могли накидывать свои проценты сверх цены “Газпрома”. Они же наши стратегические евроинтеграционные союзники. А “Газпром” никогда не уступал нам ранее, даже при антинародном режиме. И уж точно не уступит сейчас. Поэтому, спохватились вовремя в “Нефтегазе”, такими выгодными поставки природного газа из России могут быть только при условии, что они будут честными и некоррупционными. А разве они будут честными и некоррупционными? Они будут дорогими и непорядочными. Отсюда и повышение цен на газ для населения с 1 апреля.

Одни только вопрос меня мучает: а дальше как будем объяснять населению рост цен? Контракт “Тимошенко–Путина” ведь ограничен 2019-м годом. И потом все – нас отпускают на свободу с чистой совестью и без всяких обязательств закупать газ. Более того, если строительство альтернативных газопроводов будет идти так же бодро, то и транзитом мы “маяться” не будем.

Впрочем, 2019-й – это год выборов. Хотя, если верить американской разведке, может быть, и раньше. И загадывать, какие могут быть аргументы тогда на счет повышения цен – это гадание на кофейной гуще предвыборной пропаганды. Что-нибудь да придумаем. Главное, придерживаться принципа: “За окошком дождь и град. Это Путин виноват!”.

Егор Смирнов
Источник: Версии

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна