Психозы недели. Прощеное Воскресенье

Психозы недели. Прощеное Воскресенье

Ну, что, православные, хороший день наступает – Прощеное Воскресенье. Есть повод и самим попросить прощения, и других простить. Наша власть могла бы извиниться перед народом за то, что она с ним сделала и как обманула четыре года назад, в эти же самые дни – самые кровавые за всю послевоенную историю Украины. Могли бы с Польшей поговорить или хотя бы попытаться и о Бандере, и о Хмельницком. Ну, и Европе тоже есть что сказать. Мол, вы ради нас ввязались в санкции против России, а мы тут в Оболонском суде обсуждаем, кто Крым «продал» и за сколько. Извините, бес попутал...

Начну с Бандеры. И скажу страшные, еретические слова, за которые национально-патриотическая “инквизиция” может испепелить в прямом и переносном смысле слова. Степан Бандера – не святой. Более того, он даже не гражданин Украины. И никогда им не был, в отличие от Саакашвили. Родился наш национальный герой в Австро-Венгрии, а организацией террора занимался в Польской Республике еще до того, как она была разделена по пакту Молотова–Риббентропа.

Поэтому у поляков к нему свои исторические и криминалистические претензии: за организацию политических убийств на их территории. Мы же не можем возразить, что покушение на жизнь школьного куратора Гадомского 28 сентября 1933 года (в знак протеста против “полонизации школ”), убийство спустя несколько дней секретаря советского консульства во Львове А. П. Майлова и самое резонансное убийство – министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого в 1934 году это не дело рук Бандеры и возглавляемой им организации?! И осужден польским судом он был несправедливо?

Кстати, убийство Перацкого дало Польше повод выступить в Лиге Наций с предложением ввести международные санкции против терроризма, включая запрет на предоставление политического убежища террористам. Чем нынешняя польская элита особо гордится.

Разве мы всего этого не знали? Знали. Именно потому пару десятилетий сдерживали патриотов с их требованием всенародного поклонения Бандере на государственном уровне. “Пробу пера” сделал Виктор Ющенко, который 20 января 2010 года, накануне окончания президентского срока, издал указ №46/2010 о присвоении Степану Бандере звания Героя Украины (посмертно).

Замечу, что 17 февраля 2010 года депутаты Европарламента официально выразили сожаление в связи с присвоением Бандере звания Героя Украины и призвали новоизбранного президента Виктора Януковича пересмотреть действия Ющенко. Было такое? Было!

Мы же вроде бы считаем себя европейцами. И как европейцы должны быть вежливы и дипломатичны. Не поляки же первые начали, а мы. Кто переименовал Московский проспект в проспект Степана Бандеры? Киеврада. Зачем? Чтобы позлить “московитов”. А в итоге раздразнили “зверя польского национализма”. Эта “зверюга” теперь вырвалась на свободу и рвет нас как “тузик грелку”

Это “звоночек” о том, что болезненные исторические темы лучше не поднимать на официальный уровень и не муссировать в обществе? Да. Примеры в мире есть? Сколько угодно. Турция никогда не договорится с армянами насчет “армянского геноцида”. Эта карма у них навечно. Но они как южные люди не могут ни простить, ни забыть.

Мы же вроде бы считаем себя европейцами. И как европейцы должны быть вежливы и дипломатичны. Не поляки же первые начали, а мы. Кто переименовал Московский проспект в проспект Степана Бандеры? Киеврада. Зачем? Чтобы позлить “московитов”. А в итоге раздразнили “зверя польского национализма”. Эта “зверюга” теперь вырвалась на свободу и рвет нас как “тузик грелку”.

А чего мы ждали? Раз у нас официально подняли Бандеру на пьедестал чуть ли не главного героя Украины, то поляки, для которых он террорист, считают своим долгом сбить его с этого пьедестала тоже официальным путем. Так что все эти “антибандеровские законы” – банальная пропагандистская “ответка”.

И если еще недавно поляки относились к Бандере как к историческому персонажу, то теперь, с нашей легкой руки, он стал для них вопросом политического принципа. Как и Богдан Хмельницкий.

Ну, с Хмельницким все проще. Из-за чего шум? Премьер Польши Матеуш Моравецкий, выступая на днях на открытии какого-то мемориала, сказал, что “восстание Хмельницкого в еврейской историографии часто приравнивается к Холокосту – было убито свыше 100 тыс. евреев ", потому украинский гетман стоит в одном ряду с теми, кто совершал “величайшие преступления против еврейского народа”.

И потом еще рассказал трогательный эпизод с осадой Львова, когда Хмельницкий в обмен на выдачу евреев обещал отступить от города: "Львов отказал, сказал, что не отдаст еврейских братьев, и не отдал".

В этом месте все, кроме, уверен, посла Израиля, громко всхлипнули. Потому что не знают истории. Ведь поляки в деле уничтожения “братьев евреев” в средние века постарались не меньше Хмельницкого. Тут мы квиты. Не надо ля-ля, как говорится.

И вообще, эпоха такая была, нетолерантная. Павший город отдавался победителям на разграбление и уничтожение большей части жителей. Никакого “Красного креста” и конвенций о защите пленных не существовало. И слово, даденное православными казаками католикам-ляхам, как и наоборот, никто, разумеется, не сдержал бы. Это к вопросу об осаде Львова.

Откуда такая уверенность? Нет, я не историк. Но читайте хотя бы “Тараса Бульбу” Мыколы Гоголя – “великого украинского писателя”, о котором в фильме “Киборг” ведутся дискуссии между “киборгами”: предатель он украинского народа или нет, потому что писал по-русски.

Еще один повод, кстати, политикам извиниться перед своим народом: за то, что ради своих амбиций они забили головы простым людям пропагандистским хламом, перессорили семьи и друзей.

К слову, о нашем народе. Народ у нас неплохой, но уж слишком ведомый. Не хочу писать слово “стадо”. Хотя напрашивается. Мы постоянно ведемся на уловки политиков. Мы не понимаем, что они играют нашими судьбами “в кости”, что мы для них “пушечное мясо” – как в прямом смысле слова, так и в электоральном

Но вернусь к Польше. То, что она активно тыкает в нас пальцем – за участие в уничтожении евреев, это путь в никуда. Кто топил печи Освенцима, уже разобрались. Кого смогли поймать, того судили. Возвращаться к этой теме нечестно. Но в дипломатическом скандале все средства хороши.

Слава Богу, есть Германия, которую за 73 послевоенных года всем миром выдрессировали при каждом удобном случае публично каяться за фашизм и просить прощения за все бесчеловечные вещи, совершенные общими усилиями немецкого народа. Так что не успели поляки записать в свой закон выражение "польские лагеря смерти", как выскочила Ангела Меркель с криком: “Это мы! Это мы! Холокост – это к нам!”.

“Канцлер Германии заявила, что это ее страна несет ответственность за все, что произошло в ходе Холокоста во времена национал-социализма. В частности, и за концентрационные лагеря. Так она прокомментировала лично на сайте правительства польский Закон об Институте национальной памяти” (цитата СМИ).

Молодцы немцы. Из такой дерьмовой репутации вылезли, и все благодаря покаянию. Я не говорю, что надо каяться, как они. Но научиться просить прощения не мешает. Особенно нашим политикам. За что? За все?

Можно начать с малого – депутатам извиниться за то, что положили себе зарплаты в 35 тыс. грн. Не смогли удержаться от соблазна. А кто бы смог? Если бы наемные работники могли сами устанавливать себе оклады, они бы тоже не сдержались. А депутаты – это наши наемные работники – слуги народа. Какой народ, такие и слуги.

Людям, которые сейчас в правительстве, стоит признать, что те, кто получили власть в феврале 2014-го, не говорили майдану всей правды. Ни о коммунальных тарифах, ни о возможной девальвации, ни о том, что начнется жесточайший передел собственности между олигархами. И что революция, за которую они сложили (или были готовы) сложить головы, это “междусобойчик олигархов”: одни вытеснили других. Руками восторженного народа.

К слову, о нашем народе. Народ у нас неплохой, но уж слишком ведомый. Не хочу писать слово “стадо”. Хотя напрашивается. Мы постоянно ведемся на уловки политиков. Мы не понимаем, что они играют нашими судьбами “в кости”, что мы для них “пушечное мясо” – как в прямом смысле слова, так и в электоральном.

Пока был внешний враг – ПТН ПНХ, все было четко и понятно. Собрались, оделись, пошли на войну. На войне оказалось, что агрессор туда не явился. Или явился частично и в завуалированном виде. А с той стороны линии фронта оказались такие же патриоты, только под другим лозунгом: не “Україна – єдина країна”, а “Это наша земля”.

Провели взаимные “работы” по уничтожению друг друга. Подписали два Минских соглашения, крайнее из которых от 2015 года “отмечает” третий год своего существования. Живем в совершенно искореженной реальности, в фактически разделенной стране, яростно ненавидим друг друга, но мысль о взаимном прощении пока не наклевывается. Не созрели.

Зато созрели для откровений и обвинений друг друга. Опять же не случайно, а к годовщине “крымского вопроса”. Многие мои друзья взяли за моду смотреть прямые трансляции суда по беглому президенту Виктору Януковичу в Оболонском суде.
Я хочу извиниться перед читателями за свое. Простите меня, что не могу порой сказать всей правды. Не потому, что мне запрещают. Просто “сцыкотно”. Простите, что не радую вас хорошими новостями, а пишу в основном про “мрачилово”. Как есть, так и пишу. Утрирую иногда, не без того. За это отдельно каюсь. Простите, что ничего не могу изменить своей писаниной

Сразу замечу, что Янукович там проходит боковой линией. Самые интересные роли у свидетелей. Уже выступали Арсений Яценюк, Арсен Аваков, Андрей Парубий, Андрей Дещица, Игорь Тенюх. Недавно были Александр Турчинов и российский экс-депутат Илья Пономарев. Мемуаристика выходит очень крутая. Тянет на сериал-расследование формата BBC.

Как я понимаю канву сюжета, Януковичу вменяется в вину, что он отдал Крым 1 марта 2014 года. Адвокаты доказывают, что отдал не он, а нынешняя власть. Власть дает под присягой свидетельские показания, как и при каких обстоятельствах Крым сдался без боя России. Главный тезис – “мы не умели по-настоящему воевать”. А через месяц на Донбассе уже сумели? У России есть ядерное оружие? Но почему-то в отношении Крыма это нас испугало, а с Донбассом нет.

Еще интересная (особенно для иностранных наблюдателей) мысль прозвучала: если бы вступили с Россией в войну, то не смогли бы провести президентские и парламентские выборы, т.е. стать легитимной властью. Вот это уже “теплее”.

Еще больше порадовали меня рассуждения, что с Россией за Крым шел коммерческий торг. Поначалу речь шла о десяти миллиардах долларов, позже о пятидесяти миллиардах, а потом пришли “зеленые человечки” и взяли полуостров бесплатно. Или не бесплатно? Сегодня на Мюнхенской конференции гарант выступает. Вряд ли прояснит что-нибудь. Но мало ли...

Почему-то мне кажется, что этот вопрос возникает и у наших западных партнеров, которые как в омут с головой кинулись в антироссийские санкции, не сильно им выгодные (мягко говоря). И при этом осыпали нас финансовой помощью как дружественную демократическую нацию, которая сбросила с себя оковы диктаторского режима.

На небольшие юридические нюансы решили закрыть глаза. Ни в одной Конституции мира не предусмотрена смена власти революционным путем. “Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе”. Но победителей не судят. И нам тоже выдали кредит доверия. А мы его исчерпали. И на пятом постреволюционном году пришли к жесткому требованию Запада: дополнить электронные декларации и плеяду антикоррупционных органов еще и Антикоррупционным судом. О чем это говорит? О том, что мы разочаровали своих покровителей. Надо ли просить за это прощения? Не мне решать.

Я хочу извиниться перед читателями за свое. Простите меня, что не могу порой сказать всей правды. Не потому, что мне запрещают. Просто “сцыкотно”. Простите, что не радую вас хорошими новостями, а пишу в основном про “мрачилово”. Как есть, так и пишу. Утрирую иногда, не без того. За это отдельно каюсь. Простите, что ничего не могу изменить своей писаниной. Журналистское слово подвержено инфляции. Его вес при нашей специфической свободе слова равен нулю. Это, скорее, игра в русскую рулетку для автора, чем назидание для общества. Простите меня и за это...