Крым: референдум №2. Уход продолжается?

Крым: референдум №2. Уход продолжается?

Гарант и главковерх нации говорил образно и до, и после. Перед выборами российского президента в Крыму он сказал: «...Единственный президент, которого будет выбирать Крым, будет президент Украины. Я по этому поводу не сомневаюсь». После них не менее круто: «Легитимность президентских выборов в РФ и якобы избранного на них кандидата ставится под сомнение не только незаконным проведением голосования во временно оккупированном Крыму. Это в целом был политический фарс, не имеющий ничего общего с выборами в демократическом понимании этого процесса».

Гарант даже объяснил почему: «Это были выборы без выбора, без реальной политической конкуренции, без свободы слова, без равных возможностей».

Но вот реальный результат того, что случилось на полуострове: после обработки почти 100% бюллетеней действующий президент России Владимир Путин на президентских выборах в Крыму набрал 92,16%, а в Севастополе – 90,45% голосов. И, по мнению многих обозревателей, 18 марта 2018 года, через четыре года после того, как в 2014-м Крым в этот день был принят в состав России, на полуострове состоялся не столько и не только акт избрания «хозяина Кремля», но и второй референдум о крымской судьбе. В 2014-м, 16 марта, состоялся первый всекрымский референдум, на котором 96,77% избирателей Республики Крым и 95,6% жителей Севастополя высказались за уход из Украины в независимое плавание, а потом и за вхождение в состав России. Цифры – почти тютелька в тютельку. Как половой акт лилипутов, ерничают наблюдающие шутники, но без особого удовольствия. Для наблюдающих – Украины и ее невольных союзников. А вот участвующие – Крым и Россия, похоже, оттягиваются с чувством глубокого удовлетворения. То есть, голосуя за Владимира Путина, который стал инициатором «крымского консенсуса» как новый «собиратель земель российских», крымчане как бы повторили и подтвердили свой выбор четырехлетней давности...

Украина, судя по всему, сейчас удовлетворяется лишь двумя вещами. Во-первых, тем, что все ее заметные и влиятельные западные партнеры уже заявили о непризнании российских президентских выборов в Крыму легитимными. Во-вторых, все крупные западные лидеры пока не поздравили Путина с переизбранием, и Киев питает надежду, что и вовсе его не признают. Хотя, конечно, все может измениться, когда ЦИК России официально огласит окончательные результаты выборов.

18 марта 2018 года, через четыре года после того, как в 2014-м Крым в этот день был принят в состав России, на полуострове состоялся не столько и не только акт избрания «хозяина Кремля», но и второй референдум о крымской судьбе. В 2014-м, 16 марта, состоялся первый всекрымский референдум, на котором 96,77% избирателей Республики Крым и 95,6% жителей Севастополя высказались за уход из Украины в независимое плавание, а потом и за вхождение в состав России

Глава ЦИК РФ Элла Памфилова тянет интригу. По ее словам, все, что сейчас крутится в СМИ, – «это предварительные итоги голосования». «В соответствии с законом теперь у ЦИК есть в распоряжении 10 дней для окончательного определения итогов выборов на основании первых экземпляров протоколов избирательных комиссий субъектов России и двух зарубежных территориальных избирательных комиссий», – резюмировала она. Вот когда и после этого западные лидеры не поздравят Путина, тогда это будет нехороший сигнал и торжество Киева. Но разве Путину и России к таким сигналам привыкать?

Но, в принципе, уже и так понятно, что не только «строптивые крымские сепары» опять действовали назло Украине, но и сама Украина, увы, сделала все, чтобы разлом между нею и полуостровом, скажем мягко, еще углубился и стал напоминать непроходимую пропасть. Главным образом потому, что Украина, ее власти, правящие политические силы и их добровольные помощники делали все, чего не нужно было делать.

Как обычно – теоретически и практически – приманивают назад территории, «ушедшие» по воле их жителей? Либо силой возвращают назад, либо развивают у себя «дома» такую шикарную жизнь, что «ушедшие» раскаиваются в своем уходе и пытаются вернуться назад. Особенно если в этом процессе им помочь немножко силово с использованием международного законодательства. Украина же: а) сделала ставку на силовое возвращение полуострова, силы такой не имея; б) все четыре года пыталась превратить жизнь «предателей крымчан» в ад энергетическими, ресурсными, гуманитарно-культурными, информационными и торговыми блокадами, руганью и оскорблениями, попытками расколоть население полуострова на патриотов и предателей, делением на верноподданных крымских татар и остальных, угрозами и страшилками наказания за «предательство». А вот Россия практически делала все, чтобы купировать украинское влияние и параллельно улучшить жизнь крымчан. Что самое противное для Украины, россиянам многое уже удалось. И многое еще удастся. Например, построенный 19-километровый Крымский мост, который решит, как вы понимаете, не только транспортные проблемы полуострова, отрезанного от материка Украиной и морями...

Второй момент: все время и непосредственно и перед выборами 18 марта Украина не так делала ставку на собственные силы в возвращении полуострова, как на то, что «Запад ей поможет». Киевские власти, все вместе и по отдельности, апеллировали исключительно к внешним силам и призывали, просили, умоляли их помочь. Тот же гарант нации призвал весь мир не признавать результаты выборов российского президента в Крыму и ужесточить международные санкции против России. Как бы не желая понимать, что санкциями ухудшается (если ухудшается?) жизнь всей России, а значит, и Крыма в ее составе. Это только сплачивало российское общество и крымчан перед внешними угрозами стране, а внутри нее реанимировало «крымский консенсус-2». Ну, а когда глава МИД Украины Павел Климкин, теребя потными ручонками привычный кургузый пиджачок «с убитого», призвал крымчан не принимать участие в выборах, «а то будет плохо», это вообще напоминало истерику, ничего, кроме смеха и жалости, не вызывающую.
Порой даже закрадывается очень простое и лежащее на поверхности объяснение всего, что в Украине делается с ушедшим Крымом, – его просто никто и не хочет возвращать. В первую очередь, наверное, важны экономические причины нежелания видеть Крым в Украине – просто у Киева нет денег, чтобы приводить полуостров в порядок как обычный дотационный регион

Как можно было этого не понимать, трудно объяснить. Порой даже закрадывается очень простое и лежащее на поверхности объяснение всего, что в Украине делается с ушедшим Крымом, – его просто никто и не хочет возвращать. В первую очередь, наверное, важны экономические причины нежелания видеть Крым в Украине – просто у Киева нет денег, чтобы приводить полуостров в порядок как обычный дотационный регион. Или, например, нет желания «брататься взад» по чисто политическим причинам – жители полуострова не одобряют курс и выбор остальной Украины, задекларированный в феврале 2014-го и после. А зачем власти столько «криптомоскальского» пророссийски ориентированного электората, который на любых украинских выборах будет корректировать их результаты в прямо противоположном направлении – против избранного курса на евро- и даже евроатлантическую интеграцию? Вся Украина типа хочет в ЕС и НАТО, а Крым – в Россию и пост-СНГ. Это та же причина, по которой многие в Киеве объективно хотят вернуть в Украину Донбасс, но желательно без жителей. А если с жителями, то помещенными в фильтрационные лагеря и лишенными политических прав до «очищения» и «перевоспитания в украинском духе».

Ну и, конечно, налицо возможные политико-правовые и, не исключено, уголовные причины, почему Киев был бы не очень рад возврату Симферополя и Севастополя. Если Крым вернется в Украину, то могут выплыть все подлинные и сегодня, возможно, скрытые причины его такого легкого и беззубого (со стороны Украины) ухода. И станет ясно, что вряд ли только, как сказал гарант нации, «маленькие вежливые человечки» подвигли крымчан на референдум и соитие с Россией, но и в Киеве постарались «убрать эту язву». То есть сдали Крым без единого выстрела, даже без должных переговоров с той же Россией. Кто эти люди? Если они есть, то, как вы понимаете, это очень интересный вопрос, ответ на который четко регламентирован Уголовным кодексом Украины. И кричи, не кричи, что ты патриот, а если все вскроется и наступит полный зашквар, то «пятнашка» или «пожизненка» на нарах «очень уступчивым» должна быть гарантирована, как с куста. Ну, если, конечно, серьезно наказывать за посягательство на территориальную целостность страны...

...Более того, в Украине вольно или невольно, стихийно или продуманно, непроизвольно или запланировано уже приучают постмайданный «пипляк» к тому, что Крым – не украинский. Уже два центральных телеканала – «UA: Первый» и СТБ начали мелькать в своих эфирах картой Украины без... Крыма. Самый толстый и рьяный «натотак» (мысленно вступивший в НАТО) и вице-премьер Украины Вячек Кириленко уже потребовал не только разбирательства «почему так», но и фамилий и крови виновных. «Если почти одновременно на двух украинских общенациональных телеканалах прямо накануне выборов Путина в России в прямом эфире появляются карты Украины без Крыма, то это уже не случайность, а чья-то целенаправленная работа», – уверен он. И чуть не лопнули телесами от возмущения первый вице-спикер Рады Ирка Геращенко («Это эпидемия какая-то») и даже Вова «Бройлер» Арьев в своей далекой ПАСЕ («Да что же это такое происходит?!»).

...Чисто по-украински бухтят патриоты. Не тех, кто сдал Крым, хотят наказать, а тех, кто это показывает. Но, может быть, в этом и задумка: малой кровью козлов отпущения на ТВ предотвратить уголовное преследование и «кровопускание» подлинных тех, кто ценой сдачи полуострова в 2014-м гарантировал себе власть над остальной Украиной и прибыльное «корытце» в ней? И это, как говорится, уже проблема Украины, а не крымчан. Они по-прежнему, кажется, отдаляются от Украины...