Реформаторский пакет «35»: фишка или пустышка?

Реформаторский пакет «35»: фишка или пустышка?

Реформы снова вышли на тропу войны. Никто не знает, о чем речь, но все ждут неизбежного. Загадочные 35 законопроектов, подготовленные правительством, обеспечат толчок экономике. Так сказать, дадут ей волшебный пендель. Правительственные пиарщики работают в поте лица. Реформаторский пакет стал фишкой этой неординарной (не только с точки зрения погоды) весны. Точнее, пока не понятно – фишкой или пустышкой.

Премьер Владимир Гройсман уверяет, что законодательные инициативы должны решить пять основных задач: защиту бизнеса, дерегуляцию, улучшение делового климата, облегчение доступа к финансированию и государственным ресурсам, поощрение инноваций. Если пересчитать внимательно, выходит не пять, а шесть задач, но Кабмин по этому поводу не парится. Одну задачу решить – и то победа.

В принципе, "ползучие реформы" идут у нас в режиме нон-стоп. Полным ходом развивается децентрализация. Райсоветы уходят в прошлое. Теперь на слуху новые форматы типа объединенных территориальных общин. В прошлом году громады проводили выборы в такие органы. Партия Тимошенко огорчилась. Партия власти и ее сателлиты преуспели. Сейчас народ вроде бы разобрался, и на следующих выборах (или довыборах), намеченных в текущем году, аутсайдеры попробуют взять реванш.

Еще у нас идет реформа корпоративного управления. Приняли новый закон об ООО. Говорят, что принципиально ничего нового. Разве что "вход – рубль, выход – десять". Но это все детали. Сейчас примем новый закон "О валюте". Будем инвестировать за границу валютные ресурсы, которые еще остались. Посмотрим, кто успеет раньше: потенциальные валютные инвесторы или, так сказать, органы надзора за нетрудовыми доходами.

Нельзя забывать начатые прошлой осенью радикальные реформы в сферах образования, медицины, пенсионного обеспечения. Пенсии добавили в связи с инфляцией. Но скоро убавят в соответствии с новыми требованиями к страховому стажу, который заменил трудовой.

С медицинской реформой все непонятно. Ее приняли, она стартовала, но выбор лечащего врача и перевод "скорой помощи" на рельсы парамедицины немного отодвинули. Сначала на 1 апреля. Потом, если станет не смешно, может, и на сентябрь. Супрун от скуки воюет с медуниверситетом, отменяет вегетососудистую дистонию и объявляет ложной флюорографию. В общем, сумасшедшие при деле.

Реформа образования – это отдельная песня. С нынешнего года детки должны целых 12 лет учиться по новым программам и учебникам. Пока нет ни того, ни другого. Есть концепция «Новой Украинской школы» – идеология реформы. И есть вопли венгров и румын, которым не нравится языковой подход к образованию.

Учителя, ученики и тем более их родители ждут преобразований, в том числе объявленного уменьшения обязательных предметов с 22 до 9, "совокупления" физики, химии, биологии, географии и астрономии в так называемые интеграционные курсы "Природа и человек" и "Человек и мир". А также слияния языков и литературы в предмет с архаичным названием "Словесность" и возвращения алгебры и геометрии в общий курс математики. Это, конечно, необходимые шаги для интеллектуального развития нации, но Кабмин к ним вроде бы прямого отношения не имеет. И в легендарный пакет "35" образовательные новации не входят.

В части защиты бизнеса от давления ключевым является законопроект «О службе финансовых расследований», из-за которого ранее поссорились премьер и министр финансов. Что там нового? Вместо экономических подразделений в СБУ, Генеральной прокуратуре, системе МВД и Нацполиции будет создан единый орган, уполномоченный расследовать финансовые преступления против государства

Что же входит? Вопрос, как говорил Райкин, интересный. Потому что увидеть в одном месте все тридцать пять знаковых законопроектов пока никому не удалось. Видимо, такого места – их постоянного обитания – не существует. Как нет и четкого перечня тех самых реформаторских 35-ти. Перманентно происходит ротация: одни законопроекты из пакета исчезают, другие в нем появляются.

Например, ушел в небытие, даже не дожив до рассмотрения в Верховной Раде, законопроект о налогообложении операций с оффшорами. Ему на смену должны прийти проекты так называемого "пакета BEPS", о котором мы писали http://versii.com/news/377462/ в статье "BEPSом по бизнесу. И валютный «либерализец» в придачу". Кстати, закон "О валюте" подал президент. И хотя премьер заявил, что они включают его в пакет "35", лавры все равно остаются за гарантом и Национальном банком. Не прокатило...

Остались темы защиты бизнеса от давления госорганов, в том числе силовых. Защита бюджета от налоговых уклонистов. Всякого рода “сопутствующие продукты” вроде “единого окна”, упрощения разрешительных процедур и банкротства. Все то, что у нас обычно называют улучшением инвестиционного климата.

В части защиты бизнеса от давления ключевым является законопроект «О службе финансовых расследований», из-за которого ранее поссорились премьер и министр финансов. Что там нового? Вместо экономических подразделений в СБУ, Генеральной прокуратуре, системе МВД и Нацполиции будет создан единый орган, уполномоченный расследовать финансовые преступления против государства. Это должно ликвидировать негласную конкуренцию между силовиками за “выдаивание терпил”.

Не знаю, согласятся ли силовики. Потому что даже с ликвидацией налоговой милиции были проблемы. В прошлую пятницу, во время часа вопросов к правительству в Верховной Раде, Владимир Гройсман сказал, что Кабмин поддерживает законопроект №8057, направленный на лишение силовых органов полномочий, позволяющих им влиять на работу бизнеса.

“Моя позиция как премьер-министра и позиция правительства в том, что мы полностью поддерживаем отмену функций Службы безопасности Украины, Национальной полиции и прокуратуры по работе с бизнесом", – сказал он. Добавив, что прошлогоднее принятие закона "Маски-шоу – стоп!" 312-ю голосами “говорит о том, что в зале украинского парламента все депутаты очень четко чувствуют напряженность, которая происходит".

Тут надо напомнить, что речь идет о принятом Верховной Радой 16 ноября прошлого года законе "О внесении изменений в некоторые законодательные акты по обеспечению соблюдения прав участников уголовного судопроизводства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования".

Это закон об обязательной видео- и аудиофиксации обысков, обязательном доступе адвокатов к процессу обысков, а также о запрете изъятия первичной документации и серверов, на которых она хранится.

Однако бизнес говорит, что силовики легко обходят нормы закона и называть его "Маски-шоу – стоп!" это, мягко говоря, преувеличение. Что подтверждает недавний обыск в “Новой почте” и обыски и ряде IT-компаний.

Понимая это, Кабмин недавно утвердил постановление о создании межведомственной комиссии по защите бизнеса, которую возглавил лично премьер-министр Владимир Гройсман. Комиссия, в частности, будет контролировать выполнение норм упомянутого закона и заниматься рассмотрением дел о нарушениях прав бизнеса, в том числе обысках.

В дальнейшем данная функция должна перейти к бизнес-омбудсмену. Правительственный законопроект «Об учреждении бизнес-омбудсмена» входит в пакет “35” и ожидает второго чтения в парламенте. Хотя, как отмечают юристы, в принятии закона нет особого смысла. Ведь деятельность бизнес-омбудсмена регулируется по кабминовским нормативам. И этого, как отмечают в Главном экспертном управлении ВР, вполне достаточно для полноценной работы этого органа.
Не знаю почему, но вся эта пакетная история вызывает у меня стойкое ощущение дежавю. Вспоминается 1997 год, Павел Лазаренко, пакет реформ, подготовленный Виктором Пинзеником, и бюджет на 1997 год, который приняли только летом, накануне отставки одиозного премьера. А до этого Павел Иванович управлял казной в ручном режиме. История повторяется дважды, второй раз в виде фарса...

Более того, в Украине уже давно существует институт бизнес-омбудсмена. Многие о нем даже не слышали, но такой человек есть. Его зовут Альгирдас Шемет. Это литовский экономист, который дважды занимал должности министра финансов Литвы, а после этого работал в ЕС. Назначение Шемета на должность бизнес-омбудсмена состоялось еще в декабре 2014 года. Очевидно, что его кандидатуру предложил тогдашний министр экономического развития литовец Айварас Абромавичус, давно покинувший и правительство, и Украину.

О деятельности бизнес-омбудсмена и его команды мои знакомые из числа деловых людей даже не подозревали. Возможно, после принятия реформаторского законопроекта, который расширяет его полномочия и вводит штраф в размере 3,4 тыс. грн., а также лишение свободы на срок до трех лет за давление на бизнес-омбудсмена, мы почувствуем присутствие в органах власти защитника бизнеса.

Не только идея законодательного обеспечения деятельности бизнес-омбудсмена выглядит несколько притянутой за уши. В реформаторский пакет входит законопроект о создании «единого окна» на таможне (№7010). Правительство уверяет, что предложенные в документе новации оптимизируют таможенные процедуры: инспекторы, осуществляющие санитарно-эпидемиологический, ветеринарный, радиологический и другие виды контроля, будут работать вместе с таможенниками через электронную систему «единого окна». Это позволит сократить срок растаможки товаров до считанных часов, уменьшит затраты бизнеса на аренду складов.

Но, как верно отмечают эксперты, система «единого окна» на таможне уже существует. Ее запускали неоднократно, при всех правительствах, потом “единое окно” превращалось в стандартную волокиту, но с новым названием.

В начале февраля этого года, не дожидаясь принятия соответствующего законопроекта, в котором собственно и нет критичной потребности, правительство запустило очередной проект “единого окна”. Теперь его использование предприятиями и госорганами не экспериментальное, а обязательное.

Но и таможня, и бизнес пока не поняли “что это было”, поскольку 98% деклараций и так оформляются в электронном варианте, и для выполнения требований Кабмина отсутствует необходимое программное и техническое обеспечение. Не удивительно, что первые опросы показывают, что “для 52% опрошенных экспортеров и 54% опрошенных импортеров затраты времени на таможне не изменились”.

В числе других реформаторских проектов, которые содержатся в пакете “35”, можно назвать законопроект, который расширяет возможности мелких акционеров контролировать управление компанией.

Еще один проект отменяет так называемый паевой вклад в развитие инфраструктуры города, без которого застройщик не может сдать построенный объект. Понятно, что это удешевит себестоимость строительства, но не факт, что пойдет на пользу городам, у которых и так большие проблемы с прогнившими коммуникациями. Есть также проекты, которые позволяют ускорить процедуру банкротства и дают больше полномочий третейским судам. И некоторые другие.

Не знаю почему, но вся эта пакетная история вызывает у меня стойкое ощущение дежавю. Вспоминается 1997 год, Павел Лазаренко, пакет реформ, подготовленный Виктором Пинзеником, и бюджет на 1997 год, который приняли только летом, накануне отставки одиозного премьера. А до этого Павел Иванович управлял казной в ручном режиме. История повторяется дважды, второй раз в виде фарса...