Пока государство борется с рейдерами, они увлеклись землей и квартирами

Пока государство борется с рейдерами, они увлеклись землей и квартирами

Страна вошла в свое привычное состояние – очередной борьбы с рейдерством. Меняется власть, политический курс, начинаются и заканчиваются революции, а рейдерство и ныне там. То есть здесь. Причем, если раньше рейдерство ассоциировалось с захватом предприятий спортивными парнями и схемами вроде фиктивных собраний акционеров, то сейчас вооруженные люди отбирают землю и квартиры.

Как только в Украине, тогда еще в УССР, в эпоху горбачевской перестройки появились кооперативы и частная собственность, ее тут же начали отнимать. В лихие 90-е процесс приобрел всеобщий кошмарный характер. Разница в том, что рейдеры тогда назывались рэкетирами и не заморачивались с подкупом судов. Вопросы решались на “стрелках” между “крышами”. Кто выжил, тот и победил.

Юридический контроль над собственностью на заре капитализма был крайне условным. Единых государственных реестров не было. Коммунальные бюро технической инвентаризации (БТИ) вели учет прав только на здания и сооружения. Земельные участки регистрировались в сельсоветах и райсоветах. Там же до середины 90-х регистрировались и юридические лица.

Появление реестров прав собственности связано с возникновением в Украине акционерных обществ и соответственно владельцев акций. Тогда же появились частные лицензированные регистраторы и возникли первые корпоративные конфликты.

Бизнес открыл для себя новый способ захвата чужой собственности – юридический, без рукоприкладства. И широко применил его во время приватизации государственной собственности в 1991-1999 годах. Одним из самых популярных способов рейдерства был отъем собственности через фиктивную кредиторскую задолженность. В этом охотно участвовали коммерческие банки.

Когда в результате «оранжевой революции» Виктор Ющенко сменил Леонида Кучму, все ждали новых позитивных преобразований, в том числе и для бизнеса. За год до этого, с 1.01.2004 года, вступил в силу новый Гражданский кодекс, 1.07.2004 года вступили в силу законы «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и их обременений» и «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей», предусматривающий создание централизованного государственного реестра юридических лиц и устанавливающий презумпцию достоверности сведений этого реестра.

Судебная реформа вместо защиты бизнеса породила новые технологии захватов. Их “ядром” стали неправосудные судебные решения, часто на основании фиктивных собраний акционеров и “засланных казачков” – миноритарных акционеров. На этих “играх” кормились сотни тысяч юристов, вся судебная система, правоохранительные органы, охранный бизнес, БТИ, нотариусы и т.д.

Хотели как лучше, вышло как всегда. Именно при Ющенко, во время первого премьерства Юлии Тимошенко и в последующие несколько лет, рейдерство превратилось в системный бизнес, которым профессионально занимались довольно известные корпорации и ФПГ (не будем показывать пальцем).

Судебная реформа вместо защиты бизнеса породила новые технологии захватов. Их “ядром” стали неправосудные судебные решения, часто на основании фиктивных собраний акционеров и “засланных казачков” – миноритарных акционеров. На этих “играх” кормились сотни тысяч юристов, вся судебная система, правоохранительные органы, охранный бизнес, БТИ, нотариусы и т.д.

Дошло до того, что появилась классификация рейдерства: "белое", "серое" и "черное". Интеллектуальные "белые" рейдеры использовали “проплешины” несовершенного законодательства. "Серые" предпочитали двойной реестр или фальсифицированные результаты собрания акционеров. А "черные" внаглую подделывали документы.

В борьбе с “хаотическим рейдерством” была проведена еще одна реформа – реестров и регистрационной службы, которая завершилась только к финишу правления Виктора Януковича в 2013 году. Был запущен Государственный реестр вещных прав на недвижимость и их обременений, который, как считалось, должен был оградить права собственности от посягательств мошенников.

Но не тут-то было. В разгар революции 2014 года начался вал внесения недостоверных сведений о собственности в новый реестр. Пользуясь тем, что легальным владельцам – представителям “преступного режима” – было не до того, у них, по слухам, отобрали множество квартир и частных домов. Кто не хотел добровольно покидать родные пенаты, имел счастье общаться с вооруженными людьми в камуфляжной форме без опознавательных знаков. В последние годы они стали неотъемлемой составляющей во время рейдерских захватов.

К середине 2014 года новая власть обеспокоилась, что негодяи доберутся и до ее собственности. Было решено провести еще одну реформу и делегировать полномочия по государственной регистрации не только государственным регистраторам, но и нотариусам.

Минюст фактически принял статус “доски объявлений” и передал администрирование реестров в ГП «Национальные информационные системы». Одновременно был открыт публичный доступ к государственному реестру прав на недвижимость. Для прозрачности и борьбы с коррупцией.

Ну, коррупцию, может, и побороли. Потому что отпала необходимость давать взятку чиновникам за осуществление регистрации. Эту же сумму (если не больше) теперь платили нотариусам.

Но рейдерство от этого не только не прекратилось, а расцвело буйным цветом. Недобросовестные нотариусы вошли во вкус и охотно регистрировали смену собственников квартир, земельных участков и даже руководителей юридического лица. Отдельной востребованной услугой стала... подделка подписи.
“Прелесть” ситуации в том, что нотариус не обязан проводить почерковедческую экспертизу. Поэтому его нельзя посадить по грозному антирейдерскому закону на 10 лет с конфискацией (действует с осени 2016 года) за регистрацию сделки купли-продажи жилья на основании поддельных документов. Откуда он может знать, что документы поддельные? Разумеется, что он не догадывается. Никогда!

“Прелесть” ситуации в том, что нотариус не обязан проводить почерковедческую экспертизу. Поэтому его нельзя посадить по грозному антирейдерскому закону на 10 лет с конфискацией (действует с осени 2016 года) за регистрацию сделки купли-продажи жилья на основании поддельных документов. Откуда он может знать, что документы поддельные? Разумеется, что он не догадывается. Никогда!

Правда, с 1 января 2018 года регистраторов и нотариусов включили в перечень субъектов преступлений, связанных с подделкой документов, печатей, штампов и их сбытом (ст. 338), а также со злоупотреблением полномочиями лиц, предоставляющих публичные услуги (ст. 365). Но пока не слышно ни об одном громком процессе над “черными нотариусами”. Интересно, кого-то уже хотя бы арестовали по этой статье?

Интересно также, что промышленные предприятия и корпоративные права в коммерческих структурах сейчас пользуются меньшим спросом у рейдеров, чем раньше. Видно, наша промышленность никому не нужно. Зато собственники паев и земельных участков просто воют. Кража земли через госрегистрацию поставлена на поток.

Минюст успешно замкнул на себе и контроль за нотариусами, и систему административного обжалования в сфере государственной регистрации. На ложные сведения в реестре надо жаловаться в “Отдел рассмотрения обращений и обеспечения деятельности комиссии по вопросам рассмотрения жалоб в сфере государственной регистрации” (кто смог прочитать названия с первого раза без запинки, тому приз!). Если комиссия приняла сторону рейдеров, надо жаловаться на нее в Министерство юстиции.

И как-то так странно получается, что только в очевидных и вопиющих эпизодах собственность удается вернуть хозяевам. Один из таких хрестоматийных примеров, когда частный нотариус Оксана Буряк переоформила 52 (!) квартиры жителей новостройки на “левую” компанию. Тут люди как-то собрались и квартиры отбили. Тетку наказали – отключили от доступа к Госреестру имущественных прав на недвижимость. По информации министерства, около двухсот нотариусов и госрегистраторов лишены доступа к реестрам. А рейдерских захватов – тысячи и даже десятки тысяч.

И чаще всего процедура возврата имущества буксует. Особенно сложно восстановить право на землю. Не случайно засеянные поля и собранный урожай в Украине охраняют вооруженные отряды с собаками, дронами и прочей спецтехникой.

Не помогает и принятый в конце октября прошлого года закон об усилении защиты прав на недвижимое имущество и собственности. И технический запрет регистрации земельных участков-призраков без кадастрового номера, запущен автоматический обмен информацией между земельным кадастром и реестром недвижимости. И даже созданные Кабмином за несколько месяцев до этого антирейдерские аграрные штабы.

Недавно первый вице-премьер-министр Степан Кубив торжественно объявил, что в связи с началом весенней посевной кампании Кабинет министров возобновил работу оперативных штабов по противодействию рейдерству по всей территории Украины. В общем, очередной виток перманентной борьбы государства с рейдерством начался с новой силой. Не понимаю одного: почему в этой борьбе традиционно побеждает рейдерство?