В борьбе с 9 мая победило... 9 мая

В борьбе с 9 мая победило... 9 мая

Завтра у нас снова будет выходной. Хотя, если бы приняли проект Вятровича, выходной был бы сегодня – не 9 мая, а 8-го. И не День победы над нацизмом, а День памяти и примирения. Почему 9 мая не отменили и не перенесли, хотя за День победы в Украине не боролась всерьез ни одна политическая сила? Победители уже не могут: 73 года назад закончилась война. Их дети, внуки и правнуки готовы стоять против “антинародного режима”, но не за 9 мая. День Победы защитил себя сам – власть просто испугалась отменять его сейчас.

Бороться с 9 мая начал Виктор Ющенко, когда стал президентом, но делал это боязливо и постепенно. На архивной фотографии 2005 года можно увидеть, как в первый год своего президентства Виктор Андреевич со всем семейством идет в авангарде традиционной колонны ветеранов под лозунгом “Зi святом перемоги”. В руках у него красные гвоздики. Рядом ветераны в советских наградах. Никаких алых маков и бандеровцев.



Только к экватору своего президентского срока – в 2008 году – Ющенко поддержал идею создания совместного памятника воинам ОУН-УПА и Красной армии как памятника защитникам Отечества. И тем самым решился серьез заговорить на тему примирения ветеранов Великой Отечественной и бойцов ОУН-УПА. Хотя первый раз он осторожно “вякнул” об этом еще накануне 9 мая 2005 года. Но тут же замолк. И выдержал церемонию возложения цветов в рамках традиции.

В последующие годы “примирение” всплывало регулярно, под разными соусами – от гуманистических до “объединения нации против России”. Но так же регулярно вызывало возмущение ветеранов ВОВ. Акции националистов во Львове с “штовханиною” стариков-ветеранов только подливали масла в огонь.

Ни на одном из многочисленных круглых столов не удалось прийти к единому знаменателю в дискуссии, стоит ли мирить ветеранов ВОВ и ОУН-УПА. И в итоге все склонились к мнению, которое озвучил первый президент Леонид Кравчук: проблема будет существовать до тех пор, пока в лучший мир не уйдет последний участник войны.

Этот тезис развил тогдашний депутат-«регионал» Тарас Черновол (сын Вячеслава Черновола): “У каждого свой праздник, и не нужно насильно укладывать в одну постель нелюбимых. Я считаю кощунством призывать участников ОУН-УПА принять участие в торжествах 9 мая. Точно таким же кощунством я считаю призывы к ветеранам Красной армии принять участие в празднованиях 14 октября...”.

Так, в принципе, и решили: одним оставили День Победы, другим подарили 14 октября. И только перед окончанием своего президентского срока Виктор Ющенко, сразу после присвоения лидеру ОУН-УПА Степану Бандере звания Героя Украины, издал указ о признании заслуг ОУН-УПА на государственном уровне. Кабмину и СБУ было поручено разработать проект закона о правовом статусе воинов и общественных деятелей.

Развития эта тема не получила, поскольку на второй президентский срок Виктор Ющенко не переизбрался. Его сменил Виктор Янукович, который, как все думали, похоронит льготы для ветеранов ОУН-УПА вместе с “песней о примирении”.

Но не все так просто. У Януковича с 2004 года работала Ганна Герман, которую специально взяли для “сшивания” востока и запада страны. Поэтому еще до того как стать “антинародным диктатором”, Виктор Федорович пытался лавировать между “вашими” и “нашими”. С одной стороны, он активно выступал против включения в договор о формировании парламентской коалиции пункта о признании воинов УПА ветеранами войны. С другой – мог ни с того, ни с сего заявить, что в Украине статус ветеранов войны должны иметь все участники Второй мировой войны, а не только воины советской армии. В общем, с последовательностью у него не складывалось.

“Оранжевые” в свою очередь не уставали сыпать соль на раны. То экс-президент Виктор Ющенко отреагирует на “случайно обнародованную” информацию историка Владимира Вятровича о связи его отца с ОУН, мол, все знал, папаней горжусь. То Юлия Тимошенко начнет заигрывать с националистами и сравнивать себя – узницу Качановской колонии – с заключенным Степаном Бандерой в Заксенхаузене.

В общем, игра шла полным ходом. И максимум, на что решился Янукович (без отрыва от благоустройства своего поместья в Межигорье), – лишить Бандеру звания Героя Украины. Кстати, если я не ошибаюсь, решение Высшего административного суда Украины от 2 августа 2011 года, который окончательно оставил в силе постановление Донецкого окружного административного суда от 2 апреля 2010 года о незаконности присвоения Бандере звания Героя Украины указом Виктора Ющенко, до сих пор действует. И Бандера не герой?

Впрочем, это уже не важно. После майдана 2014 года культ Бандеры стал официальной идеологической доктриной, воплотившейся в массовое переименование улиц и дипломатический конфликт с Польшей, а 9 мая Владимир Вятрович обозвал “днем левых или пророссийских провокаций”.

В прошлом году Вятрович как директор Украинского института нацпамяти (УИНП) официально подал через Кабмин законопроект о переносе выходного с 9 мая (Дня победы над нацизмом) на 8 мая – день завершения Второй мировой войны. Мотивация была аккуратная, дескать, раз мы евроинтегрируемся, то должны отмечать эту дату вместе со всей Европой.

Хотя будь на то воля Вятровича и его единомышленников, они бы и 8 мая отменили. Но статья 22 Конституции Украины запрещает сужать права, которые уже были предоставлены правовыми актами определенным категориям граждан. Поэтому уменьшить общее количество выходных просто так нельзя. Отмену 2 мая компенсировали установлением выходного на католическое Рождество 25 декабря. А вот с 9 мая надо было думать: то ли переносить на 8 мая, то ли заменять еще каким-то выдуманным праздником. Как ни крутили, ничего разумного пока не придумали.

Тогда День победы решили “перекрасить” – оформить под другими символами. 9 мая 2014 года появился алый маковый цветок. За несколько дней до праздника представители неправительственных организаций предложили заменить георгиевскую ленточку новым символом – алым маковым цветком, в память о миллионах погибших в годы войны.

Вообще, первый День Победы после революции гидности был двойственным. Еще сидели бомжеватого вида люди в палатках на майдане. Стояли самопальные блокпосты на въезде в Киев, по городу разгуливали представители отрядов самообороны. И к тому же уже грохотал первыми смертями Донбасс.

Желающим поздравить ветеранов или возложить букетик цветов к Вечному огню, как сейчас помню, приходилось пробираться через кордоны растерянной милиции, еще не ставшей полицией. Но все прошло на удивление тихо. Люди с маками спокойно шли к Парку славы и Музею Великой отечественной рядом с людьми, надевшими георгиевскую ленточку.

Казалось бы, общество, пережившее потрясение февраля 2014-го, готово остепениться и услышать мнение друг друга. Но политики развернули реку эмоций в другое русло. На следующий год – 8 мая 2015-го – Петр Порошенко подписал принятый 9 апреля закон о признании деятельности ОУН-УПА борьбой за независимость Украины.

Этим законом был формализован отказ от термина "Великая Отечественная война" и его замена термином "Вторая мировая война". 9 мая стало "Днем победы над нацизмом во Второй мировой войне". Соответствующим образом переименовали музей ВОВ. Родину-Мать не снесли просто потому, что не хватило силенок.

Также, согласно закону, отменялось использование советской символики. Мак приобрел официальный статус. Им стали украшать праздничные декорации на Крещатике. Заодно вдоль Майдана Незалежности выставили портреты украинцев, воевавших в войсках Канады, Франции, Англии, Австралии. Если не удавалось найти реальные персонажи, мифологизировали выдуманных героев.

Действие рождает противодействие. В 2015-м в Киеве прошел “Бессмертный полк”. В 2016-м людей в “Бессмертном полку” стало больше. Тогда же произошел известный эпизод с националистом, который напал на женщину с ребенком и сорвал с них георгиевские ленточки.



И хотя больше пострадала мама, именно девочка Настя стала героиней российских СМИ. Заголовки вроде “Внук эсэсовца напал на девочку с георгиевской ленточкой в Киеве” отлично разошлись по иносми. Тем более что “Бессмертные полки” прошли по городам Европы и США.

В 2017 году украинская власть, усвоив имиджевые издержки прошлого года, попыталась не допустить повтора яркой картинки. Информация о том, что националистов постараются изолировать от греха подальше, добавила смелости тем, кто хотел, но боялся идти в “Бессмертном полку”. В результате в Киеве акция оказалась беспрецедентно многочисленной, несмотря на дождь, плохую погоду и официальную пропаганду.





Власть также проглядела стычки другого рода. 9 мая 2017 года в Одессе у мест возложения цветов воинам, погибшим в Великой Отечественной войне, наваляли «правосекам» за фотографию командира УПА Шухевича.

В Днепре столкновения возникли между колонной Оппозиционного блока, которую возглавил бывший «регионал» Александр Вилкул, и националистами, в том числе ветеранами АТО. Любопытно, что последние выгребли от местной полиции. Которая, пардон за каламбур, явно применяла палки не из-под палки. Чем поставила в двусмысленное положение высшее руководство МВД.

Что будет завтра в Киеве и других украинских городах, сказать сложно. Очевидно, что власть не хочет видеть на улицах такой же многочисленный "Бессмертный полк", как в прошлом году. Тем более через день после инаугурации Путина и за неделю до открытия моста через Керченский пролив, намеченного на 15 мая.

Поэтому околовластные СМИ активно ретранслируют заявление лидера "Братства" Дмитрия Корчинского (на его странице в Facebook), что в пику “ватному пропагандистскому хеппенингу "Бессмертный полк" мы инициируем акцию "Бессмертная дивизия". Восьмого и девятого мая с портретами наших дедов и прадедов из дивизии "Галичина" мы должны убедить ватников, что полк не такой уж бессмертный".

Издание strana.ua пишет, что "Правый сектор" и "Свобода" не поддерживают инициативу "Братства" по поводу дивизии СС "Галичина", хотя и будут присматривать за "Бессмертным полком".

В то же время Добровольческий Рух ОУН во главе с Николаем Коханивским уже заявил о проведении своей акции – "Смертный полк". И подал заявку на проведение акции по "общественному патрулированию" центра Киева с целью “не допустить использования участниками акции "Бессмертный полк" запрещенной в Украине коммунистической символики – георгиевских лент, красного знамени, портретов Сталина и Ленина”.

Также, по данным источников "Страны" в националистических кругах, действия против "Бессмертного полка" планируют предпринять и часть других радикальных организаций. В частности, «С14», которые недавно пропиарились с бразильцем Лусварги.

Другими словами, все сделано для того, чтобы народ испугался и не вышел, как в прошлом году. Скорее всего, так и будет – испугается и не выйдет. Оставит протест внутри себя.

Вообще, очень странно, почему после топографического ребрендинга страны – тотального переименования городов и улиц, повальной декоммунизации, успешной войны с памятниками, могилами и мемориальными знаками, законодательного закрепления статуса агрессора за Россией и всего остального – власть не отменила 9 мая.

Тем более, как сказано выше, праздник всерьез не защищали никакие политические силы и общественные движения. Не было акций протеста, голодовок, митингов или майданов. Победители уже не могут: 73 года назад закончилась война. Их дети, внуки и правнуки готовы стоять за чернобыльские льготы, за налоговую “упрощенку”, против “антинародного режима”. Возможно, потому что мы боремся за другое прошлое. Большей частью выдуманное.

Почему же тогда День Победы победил нежелание власти сохранить его статус кво? Возможно, власть просто побоялась. Побоялась не акций протеста, а молчаливого массового негодования. И отступила – как и с 8 марта.

Согласно прошлогоднему опросу группы "Рейтинг", этот праздник чтут и считают важным более 80% украинцев. Существенное значение праздника отметили 82% опрошенных, 9% – назвали его обычным или выходным днем, и только 7% – пережитком прошлого.