Чего на самом деле хочет МВФ – Антикоррупционный суд или продажу земли?

Чего на самом деле хочет МВФ – Антикоррупционный суд или продажу земли?

Сегодня завершает работу миссия МВФ. Последние день и ночь визитеры провели, «нагибая» депутатов по закону об Антикоррупционном суде. После долгого сопротивления власть почти сдалась. В следующем году у нас не только выборы, но и огромные выплаты по долгам. Спасение от дефолта – в руках МВФ. Хотя не совсем понятно, чего на самом деле Фонд хочет больше – Антикоррупционный суд или открытие рынка земли. Не зря же Всемирный банк подсчитал, как отмена моратория на землю поднимет наш ВВП.

Техническая миссия Международного валютного фонда приступила к работе в Украине 16 мая. Сообщалось, что в состав группы вошли эксперты департамента монетарной политики и рынков капитала МВФ Эйя Холтинен и Ричард Стобо. Задачей представителей Фонда было изучать законодательную и нормативную базу, а также провести ряд встреч с представителями рынка управления активами, саморегулируемыми организациями и органами государственной власти Украины. Речь шла о раскрытии информации эмитентами и борьбе с коррупцией.

В отношении борьбы с коррупцией все предельно ясно: для продолжения сотрудничества с МВФ Верховная Рада должна принять закон о создании Антикоррупционного суда в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии. Это первое главное условие для продолжения кредитования.

Второе касается правительства: ему нужно привести цены на газ к импортному паритету и обеспечить механизм их автоматического регулирования с изменением ценовой конъюнктуры. Другими словами, поднять тарифы, чего Владимир Гройсман пытается не делать.

Оба требования связаны между собой, и выполнение только одного из них не откроет дорогу к очередному траншу кредита. Поэтому правительство ждет принятия законопроекта об Антикоррупционном суде. А депутаты никак не могут договориться, как выбирать 35 судей с зарплатами $7000 в месяц, которым суждено “нарезать сроки” за коррупцию в том числе и народным избранникам.

Не случайно кредиторы не могут доверить нашим политикам “покупку веревки для их повешения” и настаивают на требовании лично контролировать процесс отбора судей. Главная дискуссия этой ночи шла вокруг полномочий общественного совета международных экспертов.

Проблема с долгами усугубляется тем, что текущая программа Украины и МВФ объемом $17,5 млрд., из которых Украина получила $8,7 млрд., заканчивается весной 2019 года. Нужно вести переговоры о новой программе и подписывать новый меморандум. Брать на себя новые непопулярные обязательства в год выборов неприятно

Депутаты тем временем вместо только Антикоррупционного суда запустили проект “два в одном”: к началу визита миссии МВФ Верховная Рада 17 мая приняла за основу законопроект о Государственном бюро расследований (ГБР). Именно ГБР будет заниматься преступлениями самих антикоррупционных судей. Круг борьбы с коррупцией замкнулся? Причем сам на себе (как это выглядит со стороны)?

Что поделаешь – мы ведь пытаемся доказать Западу и МВФ, что у нас такая природа общества, в которой американские модели борьбы с коррупцией плохо приживаются и аннтикоррупционеры очень быстро начинают интриговать друг против друга.

Но Запад на это не ведется. Интригами между органами, борющимися с коррупцией, его не удивить. Руководительница Национальной антикоррупционной дирекции (прокуратуры) Румынии Лаура Кодруца Кьовеши, которая пересажала уйму министров, чиновников и даже брата президента, регулярно подвергается нападкам политиков, уже привыкла к попыткам сместить ее, уменьшить полномочия, обвинить в чем-то пикантном и т.д. Тем не менее, нам постоянно приводят румынскую модель в качестве образца для подражания.

В общем, пропетлять становится все труднее. Единственное, чего мы добились: нам устроили не просто двойной или тройной, а мегамногоуровневый контроль “чистоты” назначения Антикоррупционного суда.

При выполнении всех условий МВФ обещал дать $1,9 млрд. Национальный банк и Министерство финансов очень на них рассчитывают в 2018 году. И это объяснимо: без новых кредитов Украина не погасит старые, перспектива больших выплат по которым наступает уже в будущем году.

Напомню, что уже с 2019-го заканчивается четырехлетний льготный период, который в 2015-м выторговала Наталка Яресько при реструктуризации внешнего долга. Ежегодно нам надо погашать не менее $5,5 млрд. А всего в ближайшие годы Украина должна выплатить по внешнему долгу $22,7 млрд. При золотовалютных резервах страны в $18,2 млрд.

Проблема с долгами усугубляется тем, что текущая программа Украины и МВФ объемом $17,5 млрд., из которых Украина получила $8,7 млрд., заканчивается весной 2019 года. Нужно вести переговоры о новой программе и подписывать новый меморандум. Брать на себя новые непопулярные обязательства в год выборов неприятно. А выбор не большой – либо Антикоррупционный суд плюс газ равняется кредиту МВФ, либо придется продавать землю. Кредиторы нам на это намекают регулярно.

А для повышения прозрачности намека Всемирный банк (как раз накануне визита миссии МВФ) подсчитал, что в случае отмены моратория на продажу земли произойдет ощутимый рост экономики Украины – ежегодно на $0,7-1,5 млрд., что эквивалентно ежегодному дополнительному росту ВВП на 0,6-1,6%. Об этом говорится в пресс-релизе Всемирного банка, который появился аккурат к визиту миссии МВФ.
Надежды западных кредиторов добраться до нашей земли уже в следующем году, когда завершится срок моратория, продленного в декабре 2017 года до 1 января 2019 года, разбиваются о выборы. Понятно, что в год выборов старт рынка земли крайне маловероятен. Как и дефолт. Власть должна продержаться еще хотя бы год. И уже в 2020-м принимать какие-то эпохальные решения

По словам директора Всемирного банка по делам Украины, Беларуси и Молдовы Сату Кахконен, “международные партнеры готовы продолжать поддержку Украины, но Украина также должна и сама позаботиться о себе и начать использовать ресурсы, которые она имеет от природы”.

Чуть раньше Сату Кахконен прямо заявила в интервью Bloomberg, что в случае снятия моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения Всемирный банк готов предоставлять больше финансовой помощи Украине, а цены на землю вырастут $3-3,5 тыс. долларов за га по сравнению с нынешними $1-1,5 тыс.

Примечательно, что Bloomberg снабдил интервью уточнением, что украинские землевладельцы получают самую низкую цену за аренду земли в Европе при том, что качество украинских почв – одно из самых высоких в мире. Явный сигнал нам, что пора начинать предпродажную подготовку последнего оставшегося у нас ценного ресурса – земли.

Это понимают все. В том числе и депутаты, у которых в следующем году выборы. Понятно, что даже произнести словосочетание “продажа земли” страшно. Поэтому возникают неординарные идеи вроде той, которую изданию «Обозреватель» высказал народный депутат Александр Кирш. «Поскольку население уже не имеет возможности оплачивать цену, то можно ставить перед МВФ вопрос о дефолте с той же серьезностью, как это сделала Греция. Шантажировать МВФ дефолтом, не бояться», – предложил парламентарий.

При всем уважении к бухгалтерским заслугам г-на Кирша, не могу не заметить, что он опоздал. Это раньше мы пугали МВФ тем, что не сможем с ним расплатиться, а сейчас он намекает нам на это. И вместо нашей фразы “дайте денег, а то нас ожидает дефолт" звучит их угроза: “не дадим денег, вас ожидает дефолт; придется рассчитываться землей, как Аргентина”.

Однако надежды западных кредиторов добраться до нашей земли уже в следующем году, когда завершится срок моратория, продленного в декабре 2017 года до 1 января 2019 года, разбиваются о выборы. Понятно, что в год выборов старт рынка земли крайне маловероятен. Как и дефолт. Власть должна продержаться еще хотя бы год. И уже в 2020-м принимать какие-то эпохальные решения. Поэтому ей приходится надевать на себя удавку и топать на виселицу под названием Антикоррупционный суд.

Последняя надежда власти – что международных экспертов удастся прокинуть не на этапе голосования закона, а при его выполнении. Можно ведь проигнорировать их право вето относительно кандидатов на должность антикоррупционных судей. Или еще что-то придумать.

У меня вообще такое впечатление, что МВФ только этого и ждет. И его заявления о готовности помочь материально это только дымовая завеса истинных намерений. Каких? Подловить нас на невыполнении каких-то условий по Антикоррупционному суду и продолжить “заморозку” финансирования. Ведь отсутствие денег на пике выплат по долгам приближает Украину к угрозе дефолта. И... рынку земли. Все просто, прагматично и... жестоко.