Что посеешь, то сожрешь?

Что посеешь, то сожрешь?

Не худа без добра. Необычайно жаркие май-июнь вкупе с нынешними дождям снизили урожай зерновых и подпортили качество посевов. С одной стороны это ударит по бюджету, потому что Украина в этом году явно экспортирует меньше зерновых. С другой – низкосортное зерно, которое не подходит для муки, можно переработать в комбикорма и накормить скот. Именно дорогие корма стали одной из причин резкого сокращения поголовья. А тем временем в мире наметился дефицит говядины...

Сколько лет пишу про урожай, столько сталкиваюсь с одной проблемой: Украина — страна большого фуража. Ну, не получается у нас на лучших черноземах мира вырастить первоклассное зерно! Во всяком случае, максимальное количество собранного урожая не подпадает под высокий класс.

Еще при антинародном режиме Януковича поднимали вопрос, что “низкое качество семян угрожает экспортному потенциалу Украины”. И пытались понять, почему при наличии на тот период (2013-й год) 70-ти семенных заводов и 270-ти линий по производству семян, мы не как не можем получить качественный посевной материал.

А в прошлом году из-за недостаточного содержания протеина в пшенице мы чуть не потеряли рынок Египта — самого крупного импортера этой культуры в мире. “Версии” детально описали ситуацию в статье “Мы его теряем! Про Египет и «аграрные войска Путина»

В статье цитировались слова замминистра Минагропрода Максима Мартынюка, крайне актуальные для нынешнего неблагоприятного в плане погодных условий года: "...мы ожидали, что вследствие погоды у нас будет большее количество продовольственной пшеницы, и ее качество будет лучше, более того, мы ожидали большой валовой сбор пшеницы 2-го класса, но эти прогнозы не оправдались, и соотношение продовольственной и фуражной пшеницы сохранилось на уровне прошлого года. В целом природно-климатические условия Украины позволяют выращивать продовольственную пшеницу, а если не удалось, то получается фуражная".

Гениально сказано! Ни убавить, ни добавить! Действительно, фуражная пшеница у нас получается лучше всего. Даже при нормальных погодных условиях. Что уж говорить о ситуации текущего года, когда зима без перерыва на весну сразу перешла в жаркое лето.

Если в прошлом году, когда разгорелся скандал вокруг Египта, у нас было много зерна 5-го класса, которое с натяжкой можно было всунуть на экспорт как продовольственное, то в нынешнем году большая часть выжившего в засуху урожая, скорее всего, пойдет на корм скоту из-за крайне низкого качества

До того, как в Украину из Европы пришел холодный циклон, аграрии мрачно прогнозировали, что могут потерять до половины озимых посевов. Минагропрод придерживался более оптимистичной версии и успокаивал, что урожай ржи и пшеницы будет не таким плохим, как кажется.

В неформальных беседах журналистам говорили, что запланированные 62 млн. тонн мы, конечно, не соберем, но на 56-58 млн. тонн вполне можно вполне рассчитывать. Для сравнения, урожай 2017 года составил чуть больше 61 млн. тонн; 2016-го – почти 66 млн. тонн; 2015-го – 60 млн. тонн, 2014-го – 64 млн. тонн, 2013-го – 63 млн. тонн.

Сколько мы соберем — покажет время. Уже сейчас на юге Украины, где в отличие от Киевской области, не прошли дожди, средняя урожайность с гектара составляет 29,1 ц/га (в 2017-м было 42,3 ц/га).

Но дело не только в количестве, а в качестве. Специалисты отмечают, что сменившие засуху обильные дожди хороши для подсолнуха, кукурузы и сои, но резко уменьшают качество и класс зерна озимой пшеницы. Что мы получим в результате, даже трудно представить.

Если в прошлом году, когда разгорелся скандал вокруг Египта, у нас было много зерна 5-го класса, которое с натяжкой можно было всунуть на экспорт как продовольственное, то в нынешнем году большая часть выжившего в засуху урожая, скорее всего, пойдет на корм скоту из-за крайне низкого качества. Специалисты говорят, что шансов на улучшение ранних посевов нет. Пшеница на юге щуплая, колос маленький, на муку она не годится.

Ну, что ж — не взлетим, так поплаваем: не продадим на экспорт, сдадим на свои комбикормовые заводы и растормошим промышленность, которая явно начала проседать. За последнее время десятки, если не сотни комбикормовых заводов были остановлены из-за снижения спроса на корма. За прошлый год в Херсонской области производство кормов сократилось на 60%, в Закарпатской на 35%, а в Харьковской – на 32%. Остальные области выглядят чуть лучше.

Причина очевидна: падения поголовья крупного рогатого скота (КРС) и потери, связанные с эпидемией африканской чумы свиней (АЧС). Поголовье КРС падает каждый год. Если на 1 февраля 2014 года количество КРС составило 4,6 млн. голов, то в 2015-ом — 3,8 млн. голов, в 2017 -м — 3,7 млн. К началу 2018 года показатель снизился до 3,582 млн. голов, что на 4,5% меньше, чем на аналогичную дату 2017 года. В то же время поголовье свиней уменьшилось за год на 8,2% — до 5,988 млн. голов. Овец и коз — на 5%, до 1,299 млн. голов.

Причиной называют в первую очередь возросшую стоимость кормов и ветпрепаратов, и только потом цены на коммунальные услуги, стоимость топлива, инфляцию и зарплаты. Снижение производства молока и мяса позволили селянам удерживать и повышать цены на них. Молоко и молочные изделия в прошлом году выросли на 20-25%, мясо и мясные изделия — на 30-40%.

В общем, получается замкнутый круг. Вырваться из которого за один неурожайный год не получится. Даже при избытке кормового зерна. Но, как минимум, можно попробовать. Вдруг когда-нибудь у нас получится с мясом так же, как получилось с подсолнечником и кукурузой. И мы сможем потеснить на этом рынке даже Аргентину. Мечты, мечты, где ваша сладость...

Но и это оказалась палкой о двух концах: не все граждане нашей процветающей, по версии правительства, страны могут позволить себе регулярно и в достаточных объемах кушать мясо. Спрос упал. Нация частично перешла на кости, суповые наборы, обрезки, шкурки, фарш, субпродукты.

Навязанный природой большой урожай кормового зерна дает нам шанс вернуть утраченные позиции: в начале 1990-х годах Украина входила в десятку стран — экспортеров говядины. I В первом квартале 2018 Украина поставила мороженой говядины на более $16,1 млн., почти 70% приобрели Казахстан, Азербайджан и Беларусь. Но покупатели требуют качественного продукта — охлажденного. Его экспорт составил $8,3 млн., и почти весь товар приобрела та же Беларусь.

Если откормить побольше скота, есть шанс выйти на мировой рынок мяса. По данным международных экспертов, спрос и предложение в мире распределены неравномерно. Крупнейшими производителями мяса КРС традиционно являются США, Бразилия, страны ЕС, КНР, Индия, Аргентина и Австралия.

В прошлом году в мире произвели 61,4 млн. тонн говядины и телятины в пересчете на забойную массу. Это на 2 млн. тонн больше, чем способны поглотить крупные национальные рынки— Китая, США, ЕС.

Но имеется неудовлетворенный спрос в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Местные потребители готовы с охотой покупать знакомые нам обрезки (гуляш), субпродукты и перемороженное мясо. И не капризничать по поводу химического состава добавок и лекарственных препаратов, которыми подкармливали скот. Лишь бы вкусно было и недорого.

Европейские стандарты и американские требования к технологии убойных предприятий тут не действуют. В такие страны можно продавать и замороженное мясо, полученное из крестьянских хозяйств. В Украине на их долю приходится около 74% всего объема забойной массы.

Проблема заключается лишь в том, как “бычок к бычку, туша к туше” сформировать товарные партии необходимого для экспорта объема. А невозможность обеспечить стабильные поставки больших партий ставят крест на завоевании “неразборчивых рынков”, поскольку повышают себестоимость продукта.

В общем, получается замкнутый круг. Вырваться из которого за один неурожайный год не получится. Даже при избытке кормового зерна. Но, как минимум, можно попробовать. Вдруг когда-нибудь у нас получится с мясом так же, как получилось с подсолнечником и кукурузой. И мы сможем потеснить на этом рынке даже Аргентину. Мечты, мечты, где ваша сладость...