Статьи
Страна экономического «схематоза»-3. Инвестиционный самообман
08.08.2018 12:16

Страна экономического «схематоза»-3. Инвестиционный самообман

У семи нянек дитя без глазу. А у двух? В Украине два госоргана по привлечению иностранных инвестиций: Нацинвестсовет при президенте и Офис по привлечению и поддержке инвестиций Ukraine invest при Кабмине. И где же инвесторы с миллиардами инвестиций? Не «перекрашенные» в оффшорах наши олигархи, а настоящие заграничные? Когда министр иностранных дел Павел Климкин заявляет, что в 2017 году немецкие компании создали в Украине аж 2 тыс. рабочих мест, я не могу понять: он хвастается или жалуется?

Что они ни делают, не идут дела

Вопрос иностранных инвестиций – это вопрос степени самообмана, на который мы готовы пойти, когда речь идет о происхождении денег, входящих в Украину. Традиционно самыми крупными инвесторами были мы сами (через оффшоры) или русские (тем же путем).

Но после победы евромайдана над “диктаторским режимом” возникла иллюзия, что все нам должны. В том числе деньги. Для их ловли были специально расставлены сети – создан Национальный инвестиционный совет. Но, как пел некогда Андрей Миронов, “крокодил не ловится, не растет кокос”.

Первые пару лет это нас не сильно сокрушало. Отсутствие инвестиций в 2014 и 2015 годах находило простое объяснение: война все-таки. Мы жили на щедрую финансовую помощь Евросоюза. МВФ также поначалу подбрасывал деньжища.

К тому же в 2015 и 2016 годах Нацбанк поднял нормативы капитала для банков, и материнские структуры – европейские и российские банки – вливали в своих украинских “дочек” дополнительные денежные средства, чтобы вписаться в требуемые параметры. В общей сложности зашло $3 млрд., что потешило самолюбие наших чиновников, позволив им заявить, мол, видите, деньги к нам идут! И много!

Но, как и предупреждали специалисты, возможности роста показателей инвестиций за счет поступления обязательных средств в банковской сфере на этом исчерпались. Отчего в 2017 году произошел позорный обвал: поступление прямых иностранных инвестиций в Украину оказалось самым низким, начиная с 2010 года. Всего $650 млн. инвестиций за год. Не считая кипрских.

Особенно неприятным это фиаско стало для Бориса Ложкина, который, покинув пост главы АП, теперь отвечает за привлечение инвестиций. Он даже обещал “напривлекать” их в Украину от $3 млрд. до $5 млрд. Но возглавляемый им Нацинвестсовет в течение года так и не собрался.

Это позволило премьеру Владимиру Гройсману активизировать конкурентный орган – Правительственный офис по привлечению и поддержке инвестиций Ukraine invest. Его возглавляет Даниил Билак, а патронирует Оксана Маркарова. С тех пор, как она стала и.о. главы Минфина, у Ukraine invest появились новые амбициозные планы. Правда, они скромнее, чем у президентского: обещали привлечь инвестиций на $1 млрд., но реальных.
В прошлом году почти 40% всех “иностранных инвестиций” поступило с Кипра. И без комментариев понятно, что это украинские деньги из оффшоров. В 2018 году у наших олигархов появился новый фаворит – Нидерланды обогнали Кипр в рейтинге любимых оффшоров. В первом квартале из Нидерландов пришло $350 млн., а с Кипра $280 млн.

Сам себе инвестор

В прошлом году почти 40% всех “иностранных инвестиций” поступило с Кипра. И без комментариев понятно, что это украинские деньги из оффшоров. В 2018 году у наших олигархов появился новый фаворит – Нидерланды обогнали Кипр в рейтинге любимых оффшоров. В первом квартале из Нидерландов пришло $350 млн., а с Кипра $280 млн.

Экономист Александр Охрименко отмечает, что в Голландии меньше риски блокирования счетов, а налоги при использовании холдинговых схем выплаты дивидендов близки к нулю. “Шикарный оффшор и, самое главное, белый. К тому же всегда можно громко заявить, что голландские деньги – это самые что ни на есть европейские инвестиции”, – пишет он.

Вторым самым щедрым зарубежным инвестором Украины является Германия с показателем в $120 млн. за I квартал. Это логично, поскольку основной поставщик лекарств, автомобилей, бытовой и медицинской техники, производственного оборудования и т. д. – это трудолюбивые немцы. Они вкладывают деньги в развитие дистрибьюторских сетей, сервис, логистику, рекламу. И немного в производство.

Затем идет Австрия, инвестировавшая в нашу экономику около $100 млн. Последняя, как отмечает Охрименко, также входит в число новых оффшоров, которые позволяют накапливать прибыль, не уплачивая налоги или уплачивая меньше, чем в Украине, а потом часть денег реинвестировать сюда.

Юристы, с которыми консультировался автор, отмечают, что тяга наших олигархов к оффшорам вызвана не только жадностью (экономить на налогах), но и осторожностью. Ранее выведенный, а затем инвестированный под видом иностранного капитал автоматически получает более надежную юридическую защиту. Как от политического рэкета, так и от экономического рэйдерства. С волками жить – по-волчьи выть.

Не мастерская, а рынок сбыта

Поверив в самообман, что после евромайдана иностранные деньги потекут к нам рекой, мы очень болезненно переживаем фактическое состояние дел. А оно заключается в том, что все крупные инвесторы, которые имели цель зайти в Украину и построить тут производство (вариант – рынок сбыта), уже осуществили задуманное в 90-х или начале 2000-х. Остальные не видят для себя тут перспектив, независимо от того, победила демократия в революции или проиграла.

Украина как инвестиционная территория не рассматривается в принципе. Массированное вливание сюда денег не продиктовано никакими логическими объяснениями. Создавать у нас современные производства, такие как в Китае или странах Азии, нет смысла, поскольку там в несколько раз больше населения и гораздо выше работоспособность этого самого населения. Мы надеялись на свое географическое положение. Но не зря говорят, что не место красит человека. И наделяет страну инвестициями.

Поэтому стоит вылечить необоснованные иллюзии и посмотреть правде в глаза. Украина представляет интерес для Европы прежде всего как рынок сбыта. Все-таки нас около 40 млн. (кто-то говорит, 38 млн., официальная статистика утверждает, что 45 млн., истина где-то посредине), и это не так мало. Население желает кушать, одеваться, лечиться, кто побогаче – покупать машины и делать ремонты в квартирах. Европа и Америка могут обеспечить нас своими лекарствами и продуктами, своими брендовыми товарами, произведенными в Китае, и своими машинами, собранными в Восточной Европе.

Также мы интересны:

а) как политический союзник в историческом противостоянии с Россией;

б) как аграрная житница;

в) как источник недорогой рабочей силы и улучшения демографии.
В качестве цеха мировой мастерской, как сказано выше, Украина всерьез не рассматривается, что обусловило сферы вложения реальных (а не мифических) иностранных инвестиций. Убедиться в этом легко: достаточно взглянуть на один из многочисленных рейтингов крупнейших иностранных инвесторов

Европа не хочет превращаться в арабский шариат, а у нас есть, пардон за цинизм, отличный “племенной материал”. Именно поэтому украинскую молодежь активно приглашают на учебу за границу. А не благодаря демократической революции.

В качестве цеха мировой мастерской, как сказано выше, Украина всерьез не рассматривается, что обусловило сферы вложения реальных (а не мифических) иностранных инвестиций. Убедиться в этом легко: достаточно взглянуть на один из многочисленных рейтингов крупнейших иностранных инвесторов. Я частично позаимствовала рейтинг в dsnews.ua, потому что в нем указано, с какого года компания работает в Украине.

Продукты питания

Anheuser-Busch InBev – бельгийская корпорация, часть крупнейшей в мире пивоваренной компании. Купила черниговский пивкомбинат "Десна", николаевский пивзавод "Янтарь", харьковский пивзавод "Рогань". Работает в Украине с 1996 года.

Carlsberg Group – датская пивоваренная корпорация, купила «Славутич» в Запорожье и Львовскую пивоварню. Работает в Украине с 2001 года.

Coca-Cola (известна всем) – в 1994 г. приобрела во Львове пивобезалкогольный комбинат «Колос» и запустила там выпуск своих напитков. Позже перенесла производство на построенный ею завод в пгт Великая Дымерка Броварского района Киевской области, введенный в эксплуатацию в 1998 г. Работает в Украине с 1992 года.

Danone S. A. – французская компания, производитель йогуртов и не только. Приобрела молокозавод «Родич» в Херсоне (ныне «Данон Днепр») и Кременчугский гормолокозавод («Данон Кремез»). Работает в Украине с 1998 года.

Nestle S.A. – транснациональная швейцарская компания. Производит сладости под своей маркой и под львовской “Свиточ”, соусы и кетчупы “Торчин”, вермишель “Мивина” и много чего еще. Работает в Украине с 1994 года.

Металлургия

ArcelorMittal в 2005 году на волне мирового ажиотажа вокруг металлургических активов купили "Криворожсталь" за $4,8 млрд. Крупнейшая приватизационная продажа в истории Украины. Дороговато. Но и завод взяли хороший.

Табачные изделия

Все три мировых транснациональных гиганта стали первыми крупными инвесторами независимой Украины. Они зашли сюда в ранние 90-е и быстро схватили советские табачные фабрики, пока это не успели сделать их конкуренты. Ни рэкет, ни инфляция их не испугали. Образцово-правильное законодательство было принято с подачи профильного парламентского комитета по финансам и банковской деятельности.

British American Tobacco купили в 1993 году советского производителя “Ватры” – «Прилуцкую табачную фабрику». Выпускает Dunhill, Kent, Vogue, Lucky Strike, Rothmans, Pall Mall и «Прилуки». Работает в Украине с 1993 года.

Philip Morris International купил фабрику в Харькове. Выпускает “Марльборо”, “Парламент” и другие популярные марки. Работает в Украине с 1994 года.

Imperial Tobacco Group (в прошлом «Реемтсма») купила Киевскую табачную фабрику, выпускает продукцию под брендами Davidoff Cigarettes, Gauloises, West, R1, Style и “Прима”. В Украине так же с 1994 года.
Стоит признать, что слухи об инвестиционной привлекательности Украины сильно преувеличены. Существенный приток настоящих зарубежных инвестиций в украинское товарное производство не предвидится. В финансовый сектор тоже. Поэтому, когда министр иностранных дел Украины Павел Климкин с восторгом заявляет, что в 2017 году немецкие компании создали в Украине аж 2 тыс. новых рабочих мест, хочется пожалеть и министра, и страну

Сельское хозяйство


Louis Dreyfus – транснациональная компания с офисом в Нидерландах. Работала в Украине еще при царе с 1864 года. Экспортирует наше подсолнечное масло, сою, свекловичный сахар, молочную продукцию. Все это в Одесском регионе

Bunge – транснациональная компания, производит подсолнечное масло под ТМ «Олейна», экспортирует подсолнечник. Работает в Украине с 2002 года

Электрические провода

Как известно, Украина – лидер по скручиваю автомобильной и электрической проводки. Предприятий с иностранными инвестициями в этой сфере великое множество – в каждом десятом селе на Западной Украине.

Крупнейшие инвесторы – немецкие концерны Leoni (работает с 2002 года) и Kromberg&Schubert Gmbh, чьими клиентами являются Mercedes, Volkswagen, BMW, Audі (работает с 2005 года), а также японская Fujikura (с 2013 года).

Ритэйл

Немецкая сеть гипермаркетов Меtro, австрийская “Билла”, французский “Ашан”, а также его земляк строительный гипермаркет “Леруа Мерлен” – это только небольшая часть иностранных торговых сетей и представительств известных корпораций по производству товаров широкого потребления. Все они тут уже давно. Первой зашла “Билла” – в 2000 году, потом Меtro в 2003-м и т.д. Ждем символа демократии ИКЕА и H&M, но все не можем дождаться.

Конечно, это не полный список иностранных инвестиций. Еще есть банки, которые формально являются дочерними структурами иностранных, но при этом украинскими юрлицами. Парочка страховых компаний. Дилеры иномарок. Производители строительных материалов и средств гигиены. Сети общепита, включая хрестоматийный “Макдональдс”.

Но эти компании представлены практически во всех странах мира, даже в самых экзотичных и бедных. Такова их стратегия. И в качестве лакмуса инвестиционной привлекательности государства они не годятся.

Вместо послесловия


Итак, стоит признать, что слухи об инвестиционной привлекательности Украины сильно преувеличены. Существенный приток настоящих зарубежных инвестиций в украинское товарное производство не предвидится. В финансовый сектор тоже. Поэтому, когда министр иностранных дел Украины Павел Климкин с восторгом заявляет, что в 2017 году немецкие компании создали в Украине аж 2 тыс. новых рабочих мест, хочется пожалеть и министра, и страну.

В сельском хозяйстве капитализация тормозится всеобщим ожиданием: все ждут открытия рынка земли, поэтому за первый квартал года в АПК вложили мизерные $12 млн. Для сравнения: в пищевую промышленность почти 50 млн.

Оффшорные инвестиции вернутся домой, как только для их украинских и российских хозяев наступят спокойные и доходные времена. До тех пор им безопаснее отлеживаться в иностранных банках и “обрастать иностранным статусом”.

Напоследок – важная деталь. За первый квартал года украинский бизнес выплатил дивидендов и процентов зарубежным инвесторам на сумму порядка $3 млрд. Что почти втрое больше, чем было инвестировано. Так что кто кому инвестор, это еще вопрос.

Галина Акимова
Источник: Версии

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна