«Мрия», IKEA, H&M. Чему мы радуемся?

«Мрия», IKEA, H&M. Чему мы радуемся?

Не успели отгреметь фанфары в честь открытия магазина бюджетных шмоток H&M, как страна погрузилась в две новые радости: грядущее открытие мебельного салона IKEA и продажу оставшихся активов должника и банкрота, агрокомпании «Мрия». Поскольку остатки «Мрии» находятся в руках английских кредиторов, а саудовские покупатели формально тоже «англичане», приз за самый остроумный комментарий достается фразе: «Еще никогда сделка между двумя компаниями из Великобритании не вызывала такого искреннего энтузиазма у президента Украины».

Приступ эйфории, который вызвало в политических кругах открытие магазина H&M, напомнил мне аналогичный восторг 20-летней давности по поводу “Макдональдса”. Как общенациональный инвестиционный проект и главное достижение независимости и демократии его официально не рекламировали. Но широкие массы расценили событие именно так. Можно сказать, почувствовали, наконец, что Америка нас признала.

Первый McDonald's в Киеве открылся 24 мая 1997 года возле станции метро «Лукьяновская». Я там поблизости как раз работала в то время и прямо из окна офиса наблюдала эпическую картину: километровые очереди на входе, нарядная публика, съехавшаяся со всех городов и сел (целыми семьями при параде, дети с бантами, папаши в галстуках). На экскурсии целые классы водили!

С тех пор прошло много лет. Уже никто не удивлялся бигмаку. Но тут случилось дежавю. В 2012 году, во время “антинародного президентства” Виктора Януковича, его “демократический предшественник”, экс-президент Виктор Ющенко вместе со своей американской супругой Екатериной Чумаченко решил поучаствовать в открытии конкурента McDonald's – фастфуда KFC. Ну, и... поучаствовал. Потом их долго высмеивали за этот рекламный трюк, рисуя фотожабы с куриными крылышками за спиной.

Казалось, неудачный опыт Ющенко должен был бы насторожить нынешнюю власть и сделать ее более избирательной в выборе объектов для безудержной радости по поводу иностранных инвестиций. Но, видимо, желание создать иллюзию позитива побеждает здравый смысл. IKEA и H&M – яркие тому доказательства.

Подумаешь, одним брендовым магазином больше, одним меньше. Esprit ушел, UnderArmour пришел. Были бы мы “дикі люди”, а Киев – “село неасфальтоване”, можно было бы говорить о какой-то грандиозной инвестиционной победе евроинтеграции над темным антинародным прошлым.

Но поскольку Крещатик и все ТРЦ под завязку забиты брендовыми магазинами, начиная от самых дорогих “от кутюр” и заканчивая вездесущими Zara, Benetton и проч., попытки представить выход H&M на наш рынок как некое знаковое событие, доказывающее снижение уровня коррупции, вызывают жалость по отношению к околовластным политпиарщикам.



Хотя, с другой стороны, что им еще остается делать в ситуации, когда больше похвастаться нечем. На безрыбье и магазин H&M – суперинвестиция. Не говоря уже о таком грандиозном инвестиционном проекте, как выход на украинский рынок компании IKEA. Шутка сказать – великий производитель мебели для молодежи и студентов типа “собери сам” идет к нам. Не зря евромайдан кровь проливал. За что боролись, на то и напоролись.

Жду ураган критики по поводу моего скептицизма. Но кто-то может внятно объяснить, чему мы радуемся? У нас открывается крупное производство отечественной мебели или шмоток, в которое европейский инвестор вкладывает десятки или сотни миллионов евро? Нет! У нас создаются новые рабочие места в большом количестве? Нет. Рождается потенциальный экспортер, который обеспечит бюджету валютные поступления? Нет.

По какому поводу в таком случае праздник? Что отмечаем, проще говоря? Появление у слабых украинских производителей двух мощных европейских конкурентов? И что тут хорошего?! Импорт одежды, несмотря на потуги отечественного дизайнерского сообщества, и так съедает весомую часть дефицитной валюты. Которой как кот наплакал, а с каждым днем становится еще меньше.

О мебели и вовсе молчу. Тут сколько мораториев на импорт древесины ни вводи, добиться доминирования украинской мебели на украинском же рынке не удается. Кругом поляки с китайцами. А тут еще с помощью рекламы из АП скудный платежеспособный спрос перекинется на шведские “трансформеры”.

Странно, что не портит вкус праздника ощущение потребительской “меншовартості”. IKEA-то наша возлюбленная уже почти 20 лет как обитает в России. Имеет там полтора десятка крупных супермаркетов и несколько производств. А буквально со дня на день открывает в Москве два новых магазина малого формата в ТРЦ “Афимолл Сити” и жилом квартале “Ботанический сад”. По формату и содержанию – это такие же магазины “малых форм”, как и вожделенный “первенец” в Украине.

Почему-то не замечаю по этому поводу бурной радости и широкой рекламной кампании в российском политикуме. То ли пенсионная реформа и Боширов с Петровым поглотили все внимание их общественности, то ли уже привыкли к IKEA.

Может, я чего-то не понимаю, но мне кажется, что инвестиционный проект – это когда транснациональная корпорация вкладывает деньги в производство в Украине. Не важно чего: сигарет – как Philip Morris, кетчупов – как «Чумак», шоколада и соусов – как Nestle и Kraft, или предметов личной гигиены – как Unilever.

Конечно, приятно вспоминать, как в 2005 году мы сумели продать отобранный у отечественных олигархов металлургический гигант “Криворожсталь” транснациональной корпорации ArcelorMittal почти за $5 млрд. И как на АвтоЗАЗ появился южнокорейский инвестор Daewoo и началось производство “народного автомобиля” Lanos. Если бы корейский концерн не обанкротился, у “евроблях” не было бы столь широкого рынка сбыта.

Гарант как опытный бизнесмен наверняка лучше кого бы то ни было понимает, что называть подобное поглощение крупным инвестиционным вкладом в экономику Украины можно с большой натяжкой. Но в индустрии политической пропаганды свои правила. Главное, не сбавлять темпов и не допускать тени сомнения. Отдали землю – открыли магазин. Вот и праздник

Еще можно вспомнить, как в Украину заходили западные торговые сети – “Ашан”, “Метро” и “Билла”. Как при Ющенко дорого продавались банки и страховые компании. После мирового финансового кризиса 2008 года интерес к ним был утрачен. Как иностранные компании принесли нам мобильную связь и европейское пиво.

Все это было. Когда-то. В прошлой жизни. В эпоху без европейских ценностей, европейского выбора, курса на вступление в НАТО и томительного ожидания томоса (пардон, за каламбур). Но вся штука в том, что мы живем в настоящем. И прошлое уже не считается. Что было – то было. Надо показать, какой реальный экономический эффект дают нам наши европотуги.

Ну, вот – магазин открыли. И еще один откроют. Ryanair прилетел, наконец. И будет возить нас в безвизовую Европу по ценам ниже, чем у конкурента WizzAir. А еще у нас появился Uber. Вместе с Uklon.

Но главное событие года: компания Mriya Farming PLC (Великобритания) продала сельхозактивы группы “Мрия” инвестфонду Saudi Agricultural and Livestock Investment Company тоже из Великобритании.

Вместе с долгами, которых $310 млн. (всего было $1,3 млрд., но большую часть удалось реструктуризировать), с техникой, шестью элеваторами, крахмальным заводом и... 150 тыс. га земли в шести областях Западной Украины на условиях длительной аренды (до 49 лет) у крестьян.

До 2014 года у “Мрии” было 260 тыс га – один из крупнейших земельных банков в Украине. Но, когда пузырь лопнул и комитет кредиторов банкрота возглавил иностранный консультант Джованни Сальветти, пошли суды-пересуды, рейдерские захваты, отжимы и проч., земельный банк похудел до нынешнего объема. Хотя и 150 тыс. га плодородной украинской земли чего-то да стоят. И пока что стоят немало. Сотни миллионов.

Теперь эта земля у инвестфонда Saudi Agricultural and Livestock Investment Company. Не в собственности, но в полувековой аренде. Кто знает, где будет Украина через 50 лет? И даже через 30? Для богатых саудитов деньги – это пыль. Тем более при нынешних высоких ценах не нефть. А вот наша земля – это вечная ценность. Как говорится, “візьмеш в руки – маєш вещь”.

И вот на такой специфической сделке мы наблюдаем нечто совершенно необъяснимое с точки зрения деловой этики. А именно – личное присутствие главы государства при передаче инвестфонду с арабскими корнями земельных активов “дефолтной” компании, которая несколько лет назад была объявлена банкротом, а ее владелец, обвиняемый в мошенничестве, сбежал из страны.

Гарант как опытный бизнесмен наверняка лучше кого бы то ни было понимает, что называть подобное поглощение крупным инвестиционным вкладом в экономику Украины можно с большой натяжкой. Но в индустрии политической пропаганды свои правила. Главное, не сбавлять темпов и не допускать тени сомнения. Отдали землю – открыли магазин. Вот и праздник.