Великое нефтяное лукавство

Великое нефтяное лукавство

Цены на нефть то растут, то снижаются, как говорят аналитики – «корректируются», но в целом ползут вверх. Россия купается в «черном золоте»: ее добыча на пике. Трамп делает вид, что угрожает Ирану. ОПЕК изображает сопротивление Трампу. Все вместе это ведет к сотне баксов за баррель и выше уже в первом квартале 2019 года. Для украинцев мировые тенденции сужаются до единственного вопроса: выдержит ли отечественный потребитель бензин по 40 грн. за литр? Хотя, если 34 грн. выдержал, то почему бы и нет?

Что происходит на нефтяном рынке мира? Почему нефть растет, преодолела психологическую отметку в $80 за баррель и по прогнозу аналитиков Bloomberg стремится к $100 за баррель? Ведь еще недавно было по $35. И наши «мудрецы» злорадно предсказывали конец России. Мол, еще на десятку баксов ниже и все рухнет.

Но произошло событие, которое наши аналитики не учитывали: в Саудовской Аравии сменился... наследник престола. Им стал Мухаммед бин Салман, курировавший ранее связи с Россией. По сути и.о. короля, поскольку действующему монарху далеко за 80.

С этого момента Саудовская Аравия, которая тоже ощутимо поиздержалась от неблагоприятной конъюнктуры, перестала возражать против заморозки добычи нефти. Мы писали об этом в статье «Все могут короли: Москва и Эр-Рияд договорились о нефтяном переделе мира?»

В конце сентября 2016 года страны-члены ОПЕК на неформальной встрече в Алжире достигли соглашения об ограничении добычи на уровне 32,5 млн. баррелей в день. С тех пор нефть стала планомерно дорожать.

Нынешней осенью к этому объективному фактору добывалось несколько субъективных. Международное энергетическое агентство (МЭА) предупредило о возможности дальнейшего снижения экспорта нефти из Венесуэлы, где объемы поставок на внешние рынки и так сократились в два раза из-за политики президента Николаса Мадуро. А если начнется революция и гражданская война, то экспорт и вовсе может становиться. В МЭА также отметили, что проблемы с добычей могут возникнуть в Нигерии и Ливии.

Но самый важный «раздражитель» – это Иран, которому США «выписали» санкции с начала ноября. По мнению аналитиков, у рынка нет достаточных мощностей, чтобы заместить выбывающие вследствие санкций объемы иранской нефти.

Цены на нефть обречены на рост. И существует лишь один способ их обвалить: распечатать стратегические резервы США, объем которых на середину сентября 2018 года составлял 660,01 млн. баррелей. Это то, что неоднократно делал Барак Обама в последние годы своего президентства, нанося удары по экономике России

Президент США Дональд Трамп, который, собственно, и породил эти санкции, активно демонстрирует недовольство происходящим. И публично требует от ОПЕК увеличить добычу, чтобы «охладить» рынок.

Саудовская Аравия, как главный игрок в ОПЕК, категорически отказывается это делать. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих так и заявил: дескать, если будете на нас давить, мы в 2019 году можем еще больше сократить нефтедобычу. И вслед за ней такую же позицию занимают и другие участники нефтяного клуба.

Забавно, но пока единственная страна, которая откликнулась на призывы президента США, это... Россия. В сентябре 2018-го Россия установила новый постсоветский рекорд по добыче нефти – 1,54-1,55 млн. тонн в сутки. Об этом сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на правительственную статистику. Аналитики пришли к выводу, что если все останется на текущем уровне до конца года, объем добычи-2018 достигнет 555 млн. тонн против 547 млн. тонн в 2017 году.

Однако, эти дополнительные баррели уже законтрактованы. И уравновешены снижением добычи в других странах. Например, в Нигерии. Страны ОПЕК на последней встрече договорились скорректировать свою добычу в зависимости от заключенных контрактов, но не выходить за оговоренные рамки.

Так что цены на нефть обречены на рост. И существует лишь один способ их обвалить: распечатать стратегические резервы США, объем которых на середину сентября 2018 года составлял 660,01 млн. баррелей. Это то, что неоднократно делал Барак Обама в последние годы своего президентства, нанося удары по экономике России.

Способ и вправду беспроигрышный. Год назад, чтобы отбросить цену Brent с $80 за баррель вниз, хватило одной утечки в Wall Street Journal об обсуждении идеи открытия запасов. Но когда этот вопрос начал слишком активно муссироваться в этом году, например, на ежегодной Asia Pacific Petroleum Conference (APPEC) в Сингапуре, то выступил глава Министерства энергетики США. И как начальник американских нефтяных резервов прямо заявил, что распродажа резервов будет иметь лишь «минимальный и краткосрочный эффект».

Действительно. А если завтра война? Иран непредсказуем: сегодня просто сопротивляется санкциям, а завтра пришлет террористов. Не говоря уже о России с ядерными боеголовками. Стоит ли так рисковать запасами нефти ради сиюминутной выгоды? Ответ очевиден. И результат тоже. Заявление было сделано 27 сентября. И с тех пор стоимость барреля, покачиваясь на конъюнктурных отскоках, упорно рвется вверх.

Так что скажем прямо: если бы Дональд Трамп на самом деле хотел уронить цены на энергоносители, он бы поступил как его предшественник. Но Трамп лишь делает вид, что он против. Высокие цены на нефть – это преимущество США в торговой войне с Европой. Дорогой бензин – плохо для Европы, которая закупает нефть. И для нас тоже. Потому что мы – импортеры. На экономику ЕС, как и на нашу, подорожание нефти влияет ростом потребительских цен и инфляции, сокращением роста ВВП.

Американская Администрация по энергетической информации опубликовала недавно предварительные данные по 2018 году. Согласно им, США, впервые за 45 лет обошли Россию и Саудовскую Аравию, став крупнейшим производителем сырой нефти в мире. Т.е. у них своего бензина и своей нефти «хоть залейся». В том числе и сланцевой

Для Штатов это безразлично. Американская Администрация по энергетической информации опубликовала недавно предварительные данные по 2018 году. Согласно им, США, впервые за 45 лет обошли Россию и Саудовскую Аравию, став крупнейшим производителем сырой нефти в мире. Т.е. у них своего бензина и своей нефти «хоть залейся». В том числе и сланцевой.

Добывать ее, как и сланцевый газ, выгодно только при высоких мировых ценах на традиционное топливо. Когда Барак Обама своей политикой в сговоре с предыдущим правителем Саудовской Аравии обрушил мировые цены на нефть и баррель стоил по $25, это ударило не только по России (что, собственно, и было целью мероприятия), но и по бизнесу в США. Сланцевые добытчики массово банкротились. Нефтекомпании урезали бюджеты. Всем было плохо. А сейчас – всем хорошо.

И те аналитики, которые пишут, что Трамп опасается как бы высокие цены на бензин не помешали республиканцам в ноябре переизбираться на промежуточных выборах в Конгресс, забывают одно. В США бензин на треть дешевле, чем в России, и соответственно намного дешевле, чем у нас.

Кстати, о нас. Все вокруг уже написали, что рост мировых цен на нефть означает очередное повышение цен на бензин, дизель и автогаз. Уже пугают обозримой перспективой 40 грн. за литр А-95. Вкупе с «непоняткой» относительно транша МВФ и падением курса гривны (эти факторы взаимосвязаны) это может случится довольно быстро.

Но вот какая штука. Как отмечает директор научно-технического центра «Психея» Сергей Сапегин, если пересчитать стоимость топлива по курсу на украинских заправках и европейских, то мы получим цены примерно на уровне европейских стран. Хотя налоги на топливо у нас значительно ниже, чем в Европе, а значит, наши компании зарабатывают больше европейских, что дает возможность розничным операторам формировать программы лояльности.

И в самом деле. Доля налогов в цене украинского бензина ‒ 40% (акцизный сбор, налог на добавленную стоимость, налог на розничную продажу акцизных товаров). Закупочная цена (стоимость на границе ‒ это стоимость переработанной нефти, расходы на ее транспортировку, заработок нефтепереработчика и маржа трейдера) составляет 47% в розничной цене бензина. В России этот показатель составляет ‒ 60%, в Польше ‒ 54%, а в Германии ‒ 64%.

Правда, с учетом нестабильного курса гривны торговая наценка наших легальных операторов в последнее время снизилась до 10%. Это намного ниже, чем в России, но зато почти как в Европе. Так что можно смело сказать – неудобства, связанные с высокой ценой на нефтепродукты, мы терпим вместе с европейскими братьями. В то время как России и США явно лукавят. А страны ОПЕК подыгрывают им в своих интересах.