Минфин имени Булгакова: «Граждане, сдавайте валюту!»

Минфин имени Булгакова: «Граждане, сдавайте валюту!»

Минфин зачастил на долговой рынок. 11 октября провел внеплановый аукцион по валютным ОВГЗ на 5 млрд. грн. (в долларах по курсу). Потом «сбегал за деньгами» 16 октября – приволок еще 1,16 млрд. грн. И все равно долларов в стране не хватает. Сальдо торговли отрицательное. Золотовалютные резервы и остатки средств в Госказначействе упали до минимума. Что делать? Вытрясти деньги из населения. Все-таки почти $200 млрд. под подушкой. Есть чем поживиться...

Для начала – несколько штрихов к макроэкономическому портрету страны. Наш экспорт товаров в январе-августе 2018 года составил $30,9 млрд. Импорт – $35,9 млрд. Дефицит внешнеторгового баланса Украины за январь-август – $5 млрд. Но это по данным Государственной службы статистики. У Нацбанка за тот же период показатель совсем другой – $6,8 млрд.

Как мы так умудряемся считать, что у нас настолько колоссальная разница в показателях, отдельный вопрос. В том числе к статистической методике, таможенной службе (насчет контрабанды) и т.д. Не будем углубляться в детали.

Вывод все равно не меняется – экспорт не может угнаться за импортом. Разрыв в 1,5 раза больше дефицита за аналогичный период предыдущего года (тогда он составлял всего-навсего $3,4 млрд.).

Как вы заметили, приводится статистика за 8 месяцев текущего года. Сентябрь еще не подсчитан, а про октябрь мы узнаем и вовсе в январе 2019-го. Тем не менее, нет признаков резкого изменения ситуации. Цифра дефицита на конец года может скорректироваться в сторону роста или уменьшения, но все равно мы завершим 2018-й в торговом минусе.

Раз мы покупаем на мировом рынке больше, чем продаем, валюты нам, естественно, не хватает. Теоретически недостаток выручки по экспорту можно было бы покрыть за счет прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Но вот незадача – за тот же период (включая август) объем ПИИ сократился на $15 млн. – до $176 млн. против прошлогодних $191 млн. Да и цифры какие-то несерьезные как для страны с претензией на развитый европейский вектор движения.

Даже обывателю понятно: если сумма одолженных средств ($3,8 млрд.) превышает объемы инвестиций в разы, а на импорт мы потратили $5 млрд. больше, чем заработали от экспорта, то живем в долг и в убыток одновременно. Не самая лучшая модель экономического развития, мягко говоря

Раз инвестиций нет, дохода от экспорта не хватает, логично спросить: что же есть? Есть долги. С января по август 2018-го объем чистых привлечений составил, по некоторым данным, около $3,8 млрд., в том числе за границей $598 млн.

Сразу оговорюсь, что это оценочное мнение одной аналитической компании. Минфин подобные консолидированные данные не публиковал. В основном он дает разбивку помесячно или поквартально. Видимо, чтобы не напрягать нервы населения.

Даже обывателю понятно: если сумма одолженных средств ($3,8 млрд.) превышает объемы инвестиций в разы, а на импорт мы потратили $5 млрд. больше, чем заработали от экспорта, то живем в долг и в убыток одновременно. Не самая лучшая модель экономического развития, мягко говоря.

Уже сейчас Нацбанк с трудом удерживает размер золотовалютных резервов (ЗВР) на уровне, допустимом международными стандартами – не ниже объема импорта за три месяца. По состоянию на 1 октября размер ЗВР составил $16,6 млрд., а средний импорт выходит 13,2 млрд. При этом резервы сократились на 3,5% за месяц (!). И, если тенденция продолжится, очень скоро мы выйдем за рамки допустимого.

Госказначейство тоже на минимуме. По данным на 1 октября 2018 года на едином счете осталось 21,39 млрд. грн., что на 5,7 млрд. грн. меньше показателя месяцем ранее. Текущий остаток в три раза ниже показателя за аналогичную дату 2017 года.

Все это должно тревожить потенциальных кредиторов Украины, как внутренних, так и внешних. Конечно, все они, особенно внешние, понимают, что пока наша страна не допустит дефолта и будет выполнять свои обязательство по максимуму, чтобы сохранить репутацию надежного заемщика.

Но рано или поздно, пирамида начнет падать – новые займы уже не смогут перекрыть выплаты по старым долгам. И тогда придется кого-то “кинуть” – то ли методом реструктуризации, то ли как-то еще. Начнут, понятное дело, с внутренних кредиторов. А дальше – лиха беда начало.

Понимая это, спекулянты на рынке ценных бумаг начинают демонстрировать равнодушие к украинским ОВГЗ. Даже высокие проценты привлекают их все меньше. Что делать? Кого еще заманить? Кто остался “не обилеченным” и поможет спасти Родину? Конечно же, “маленький украинец”! И Минфин, вспомнив бессмертные булгаковские слова “Граждане, сдавайте валюту”, решил действовать в стиле персонажей “Мастера и Маргариты”.

СМИ шумят, что Минфин с Нацбанком готовят новое постановление, которым запустят проект продажи населению валютных ОВГЗ напрямую, без банков и посредников. На грядущий сюрприз намекала и.о. министра финансов Оксана Маркарова. Но о деталях рассказывать отказалась.

Фронтменом мероприятия выступает казенный “Приватбанк”: его роль – ключевая, так как предполагается, что люди смогут покупать ОВГЗ виртуаально, через систему «Приват24». Завлекать население будут высокими процентами (выше, чем в банках) и государственной гарантией надежности.

Но все мы – и бедные, и богатые – только то и делаем, по мнению власти, что мечтаем, как бы вложить свои деньги в государственные, местные и частные ценные бумаги. Как пелось в песне, “жила бы страна родная, и нету других забот”

Мол, зачем держать деньги под матрасом – придут воры и украдут. И банки надежны лишь до тех пор, пока до них не добралась “очистительная рука” НБУ. А государственные облигации – это вещь. Их можно и перепродать, и для залога использовать. Главное, никуда не надо ходить. Сидишь дома у компьютера, инвестируешь в Родину дистанционно.

Конечно, нужно максимально обезопасить потенциального покупателя ОВГЗ, от вмешательства в его личный кабинет хакеров, мошенников и агентов Кремля. А это означает, что надо сертифицировать программные комплексы, адаптировать банковские приложения, разработать систему идентификации клиента. Этим сейчас занимается Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку.

Говорят, что надо сделать еще и мобильное приложение. Чтобы покупать ценные бумаги государства прямо с телефона. А когда процесс пойдет и массам понравится, можно вывести на рынок не только валютные ОВГЗ, но и гривневые облигации городов, районов, сел и поселков, а также украинских компаний. Деньги населения нужны всем. У всех долги – от Минфина до райсовета. О бизнесе я и вовсе помолчу – доля проблемных кредитов коммерческого сектора в банковской системе страны по состоянию на 1 сентября 2018 года составляла 55%.

При этом общее количество находящейся на руках населения валюты составляет плюс-минус $200 млрд. Некоторые специалисты говорят, что эта цифра очень завышена и не нужно считать в качестве сбережений всю находящуюся вне банков валютную массу. Другие, напротив, говорят, что “запасливость” украинцев недооценена и сумма “личных резервов” значительно больше – в пределах $300 млрд. Понятно, что богатство распределено неравномерно – у одних пусто, у других густо.

Но все мы – и бедные, и богатые – только то и делаем, по мнению власти, что мечтаем, как бы вложить свои деньги в государственные, местные и частные ценные бумаги. Как пелось в песне, “жила бы страна родная, и нету других забот”.

Оптимизма в этом начинании Минфину придает тот факт, что еще до официального старта проекта количество украинских физлиц, вложивших свои деньги в ОВГЗ, неуклонно растет. По данным Нацбанка на 1 сентября 2018 года население выкупило ценных бумаг на 4,1 млрд. грн.

Все ли желающие уже осуществили свою мечту или после официального старта продаж в интернете выстроятся очереди? Не знаю. Скоро увидим и оценим. В случае удачной реализации данного проекта Минфину Украины следовало бы присвоить имя Булгакова.