Цунами с востока: будет ли кризис-2018 в юбилей кризиса-2008?

Цунами с востока: будет ли кризис-2018 в юбилей кризиса-2008?

Золотая осень 2018-го не такая уж милая пора для американских финансистов. Они вспоминают неприятный юбилей – кризис 2008 года. Октябрьский биржевой крах после сентябрьского банкротства Lehman Brothers. Подлил масла в огонь и последний доклад МВФ о том, что там опасаются новой волны кризиса. Но, как и 10 лет назад, никто точно не знает, когда грянет новый кризис и откуда придет его волна. Предполагают, что с востока: Китая стало слишком много для мировой экономики. Да и Япония не в лучшем состоянии...

Не знаю, кто дергал за язык директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард, но, выступая во время осенних сборов МВФ и Всемирного банка на Бали (да-да, то самое #сказочноебали), она сказала, что глобальная экономика не настолько сильна, чтобы выстоять против сегодняшних рисков. Сегодня она связана небывало высоким уровнем транснациональных и государственных долгов. Поэтому “любое незначительное изменение ветра” может спровоцировать отток капитала и новый кризис.

Незадолго перед этим, 9 октября, Международный валютный фонд опубликовал очередной обзор мировой экономики World Economic Outlook, WEO, в котором сказано, что большинство стран, пострадавших от кризиса 2008 года, до сих пор не смогли преодолеть его последствий. У 85% из них рост ВВП все еще ниже докризисного тренда.

Меньше других пострадали страны с хорошим состоянием государственных финансов, с эффективным банковским надзором, а также страны, применявшие гибкие обменные курсы. Сейчас “слабое звено” может вновь войти в кризис, став побочной жертвой торговых войн США с Китаем и Европой.

Доклад МВФ спровоцировал падение бирж в США и Азии 10-11 октября. Крупнейший японский индекс Nikkei упал почти на 4%, гонконгский индекс Hang Seng – на 3,5%, Dow Jones упал более чем на 3%, Nasdaq почти на 4%.

Символично, что именно в эти дни 10 лет назад произошло самое резкое в истории падение индексов на торговых площадках США. Последний раз такой обвал фиксировался за 50 лет до этого. The Financial Times опубликовала сенсационный отчет о том, что обвал фондового рынка в пятницу, 10 октября 2008 года, был почти идентичным падению 10 октября 1938 года. Исходя из этой закономерности, в 2018-м мы еще легко отделались.

Экономика КНР ослабила темпы роста после биржевого коллапса лета 2015 года, когда лопнул “инвестиционный пузырь” и Шанхайский фондовый рынок упал на 30%. Госсовету Китая пришлось срочно принимать меры – ввести жесткий административный контроль и направить многомиллиардные финансовые вливания в поддержку биржевой активности

Вообще, если вспоминать события 10-летней давности, надо было бы начать с августа 2007 года, когда банк Bear Stearns оказался в центре кризиса ипотечного кредитования. На то время он являлся пятым по величине инвестиционным банком США и умудрился потерять $1,6 млрд. своих клиентов, что вызвало панику на фондовом рынке.

14 марта 2008 года Федеральная резервная система США и банк JPMorgan Chase согласились выделить ему дополнительное финансирование. Сразу после этой новости акции банка упали на 47%. А вкладчики кинулись забирать вклады. Причем во всех банках сразу. Короткий итог – 15 сентября 2008 года о своем банкротстве объявил крупнейший банк США Lehman Brothers.

Всего свое существование прекратили пять ведущих инвестиционных банков США: Bear Stearns и Merrill Lynch были перепроданы, Lehman Brothers ликвидирован, Goldman Sachs и Morgan Stanley сменили вывеску, перестав быть инвестиционными банками. И это только малая часть потерь. Общее влияние кризисной стихии оказалось таким мощным, что в 2009 году впервые со времен Второй мировой войны мировой ВВП показал отрицательную динамику. Это, я вам скажу, круто!

Понятно, что такой кризис трудно забыть, а представить новый подобный страшно. Тем не менее, пророчеств грядущих проблем много и без доклада МВФ. Недавно Bloomberg опубликовал мнение аналитиков S&P Global Ratings о том, что местные власти Китая накопили внебалансовый долг в размере $5,8 трлн. и не успевают его выплачивать.

Экономика КНР ослабила темпы роста после биржевого коллапса лета 2015 года, когда лопнул “инвестиционный пузырь” и Шанхайский фондовый рынок упал на 30%. Госсовету Китая пришлось срочно принимать меры – ввести жесткий административный контроль и направить многомиллиардные финансовые вливания в поддержку биржевой активности.

Как только Китай начал потихоньку выздоравливать после событий 2015 года, началась развязанная Дональдом Трампом торговая война. И снова затормозила экономический рост. Не удивительно, что финансисты начали беспокоиться об устойчивости китайского долга.

Их тревога привела к тому, что глобальный объем слияний и поглощений (M&A) сократился до $783 млрд., что на 35% ниже показателя предыдущего квартала. То, что многие сделки сорвались, является тревожным “маячком” дальнейшего ухудшения дел в мировой экономике.
Сама собой напрашивается мистика дат: мировые кризисы были в 1998-м и 2008-м, а сейчас 2018-й. Как тут не перефразировать слова Маяковского: “Я знаю – кризис будет, я знаю – ему цвесть, когда такие люди в стране японской есть.” Или китайской... Кто знает, откуда придет волна экономического цунами и придет ли вообще. А главное, зацепит ли она Украину или пронесется мимо?

Не радует и Япония: ее суверенный долг превышает $10 трлн., а отношение долга к ВВП достигло колоссальной величины ч 253%. По этому показателю Япония обогнала Грецию, у которой он составляет примерно 180%. Украина на этом фоне вообще выглядит мегаблагополучной: у нас соотношение долга к ВВП колеблется в пределах 60%. Правда, есть один нюанс: Украина – не Япония. Как говорится, “что дозволено Юпитеру, не дозволено быку”.

Доходы Японии позволяют ей тратить 25% своего бюджета на обслуживание своего долга – погашение основной суммы и процентов. Однако и она потихоньку выдыхается. А так как экономика Японии исторически связана с китайской, слабый рост Китая обуславливает стагнацию и у японцев. В итоге Банк Японии делает то же самое, что Нацбанк Украины – печатает деньги и “выращивает” инфляцию. А их Минфин повышает проценты по облигациям. Пока они во много раз ниже, чем у наших ОВГЗ, но тенденция знакомая.

В итоге на 1 октября 2018 года японский индекс “Танкан”, оценивающий уровень доверия среди крупных компаний перерабатывающей промышленности, снижаясь весь год, достиг 13-летнего максимума, что отражает обеспокоенность бизнеса в связи с торговой войной США и Китая и волной стихийных бедствий в Японии (Фукусиму-то забывать не надо, она еще “дымит”, – автор).

Снижение индикатора на протяжении трех кварталов подряд является самым продолжительным с сентября 2007-го – марта 2009-го, когда падение было связано с финансовым кризисом в США. Создает ли это предпосылки для очередного азиатского кризиса? Может быть. К тому же есть и мистическая составляющая.

Финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, который жестко ударил по экономике “азиатских тигров”, зацепил Индонезию, Малайзию, Японию, Китай, Индию и Вьетнам, а затем стал мировым, дошел до Европы и США и, в конце концов, причинил российский дефолт 1998-го, разразился в июле 1997 года. А обороты набрал в 1998-м. Ровно за 10 лет до американского кризиса. И за 20 лет... до сегодняшних дней.

Сама собой напрашивается мистика дат: мировые кризисы были в 1998-м и 2008-м, а сейчас 2018-й. Как тут не перефразировать слова Маяковского: “Я знаю – кризис будет, я знаю – ему цвесть, когда такие люди в стране японской есть.” Или китайской... Кто знает, откуда придет волна экономического цунами и придет ли вообще. А главное, зацепит ли она Украину или пронесется мимо?