США могут проиграть войну против Китая или России

США могут проиграть войну против Китая или России

Америка теряет свои преимущества, тогда как ее противники разрабатывают новые технологии и соединяют обычные, кибер- и даже невоенные средства, чтобы получать превосходство в ключевых регионах. Таково мнение десятков экспертов в области национальной безопасности, которым Конгресс поручил проанализировать стратегию национальной безопасности Дональда Трампа.

Эта группа экспертов во главе с бывшим помощником министра обороны Эриком Эдельманом (Eric Edelman) и бывшим начальником штаба ВСМ США Гэри Рафхедом (Gary Roughead) отметила: «Вооруженные силы США могут понести неприемлемо высокие потери в живой силе и потери важнейших капитальных активов в своем следующем конфликте. США, возможно, придется приложить массу усилий для того, чтобы победить — или проиграть — в войне против Китая или России. В частности, США рискуют потерпеть поражение в том случае, если их вооруженным силам придется сражаться на двух или более фронтах одновременно. Американское военное превосходство уже не гарантировано, а последствия для американских интересов и американской безопасности серьезные».

Того неоспоримого превосходства, которое было у США в конце холодной войны, больше нет — к такому выводу пришла комиссия экспертов, проведя беседы с ключевыми чиновниками оборонного ведомства и проанализировав секретные документы. Вашингтон сталкивается с серьезными вызовами для своих интересов в Азии, Европе и на Ближнем Востоке.

По мнению экспертов, закон о налоговой реформе Трампа — который принес выгоду в первую очередь самым богатым американцам — а также сокращения налогов, на которые пошли его предшественники, в будущем могут привести к уменьшению оборонного бюджета. По мнению экспертов, Белому дому стоит повысить налоги и отказаться от части льгот, чтобы радикальным образом увеличить военный бюджет, невзирая на ту краткосрочную «боль», которую такой шаг может причинить.

США тратят на оборону больше, чем любая другая страна: в 2019 году их военный бюджет составит 716 миллиардов долларов, что в три раза больше военного бюджета Китая в 2018 году. Американская армия является самой сильной армией в мире, имеет самый мощный в мире флот с 11 атомными тяжелыми авианосцами, 1,3 миллиона военнослужащих регулярных войск, самые современные боевые самолеты, второй по размерам ядерный арсенал в мире после России и десятки лет опыта тесного взаимодействия между отдельными родами войск. В течение более 100 лет США использовали армию, чтобы проецировать свое влияние по всему миру, хотя и не всегда успешно.

Несмотря на все это, комиссия экспертов рекомендовала в течение следующих нескольких лет увеличивать базовый военный бюджет на 3-5% за рамками инфляции. По мнению авторов доклада, закон о контроле бюджета, принятый при Бараке Обаме в 2011 году, оказал «выраженное негативное воздействие на размер, процесс модернизации и боеготовности вооруженных сил». Трамп сделал усиление вооруженных сил Америки одним из своих ключевых предвыборных обещаний, и, по мнению экспертов, направление его стратегии является правильным, хотя он и продвигается слишком медленно.

В докладе под названием «Обеспечение совместной обороны» (Providing For The Common Defence) говорится, что США переживают «полноценный кризис национальной безопасности», потому что «количество и географическая разнесенность угроз безопасности, техническая подкованность соперников и врагов США и другие факторы приводят к тому, что военного потенциала Америки не хватает для борьбы с растущими угрозами, с которыми сталкивается страна».

В частности, в докладе сделан акцент на гибридной войне и так называемой агрессии «серой зоны» — запугивание и принуждение в границах между войной и миром — которая для многих стала предпочтительным инструментом». Среди авторов доклада были бывшие высокопоставленные чиновники Министерства обороны, бывшие дипломаты, бывший заместитель директора ЦРУ, сенатор, бывшие высокопоставленные офицеры вооруженных сил и эксперты аналитических центров.

По их мнению, Китай представляет собой «особенно устрашающую» стратегическую угрозу в силу своей «хищнической экономической политики» и наращивания военного потенциала в Южно-Китайском море, через которое пролегают крупные транспортные маршруты, а также в силу масштабной военной реформы. Пекин построил новые острова в Южно-Китайском море и разместил на них оружие и военные базы, расширив свое влияние в водах, на которые он заявляет свои права — к ужасу Вашингтона, Лондона и своих региональных соседей.

Корабли ВМС Америки и Великобритании обеспечивают свободу навигации в Южно-Китайском море. Бывший американский адмирал и нынешний посол в Южную Корею неоднократно предупреждал об амбициях Пекина в этом регионе и ранее в этом году сказал, что США должны готовиться к конфликту в этом регионе. Тихоокеанскому командованию США придется «приложить массу усилий, чтобы соперничать» с Народно-освободительной армией Китая, если только к этой угрозе не отнесутся серьезно, сказал Гарри Гаррис (Harry Harris), обращаясь к Конгрессу.

Трамп часто критиковал то, что он называет «несправедливыми торговыми практиками» Пекина и даже начал торговую войну, введя тарифы.

Эксперты похвалили его оборонную политику за акцент на соперничестве с Китаем и Россией, которое должно определять будущее вооруженных сил США, однако они отметили, что в ней «не сформулированы четкие планы того, как можно преуспеть в рамках мирного соперничества или военного конфликта с этими противниками». Особое внимание необходимо уделить технологическим разработкам и оперативному взаимодействию.

Между тем, по словам авторов доклада, Иран и Северная Корея наращивают свой военный потенциал, а джихадистские группировки являются пятым «очевидным соперником» на мировой арене. По мнению экспертов, США должны обладать военной мощью для того, чтобы вести две войны одновременно, в противовес плану г-на Трампа создать армию, способную вести только одну войну.

Кэтлин Хикс (Kathleen Hicks), один из авторов доклада и директор Центра стратегических и международных исследований, сообщила в интервью «Вашингтон пост»: «Мы очень боимся излишней самонадеянности — люди настолько привыкли к тому, что США добиваются в мире всего, чего они хотят, в том числе в военном смысле, что они попросту не прислушиваются к предупреждающим сигналам».

Но доктор Никола Леверингаус (Nicola Leveringhaus), профессор Королевского колледжа Лондона, сказала в интервью изданию «Индепендент», что поражение США в противостоянии с Китаем «остается маловероятным», несмотря на все успехи Пекина в «области обычных, ассиметричных, кибертехнологий и технологий искусственного интеллекта». Она объяснила: «В краткосрочной и среднесрочной перспективе Китай не сможет догнать армию США ни в количественном, ни в качественном смысле, потому что у него нет такой экономики и таких знаний, которые для этого нужны».

Она также добавила: «Более серьезной и вероятной угрозой является эскалация с участием Китая или России вплоть до применения ядерного оружия. Это может произойти случайно и исходить с любой стороны из-за отсутствия адекватной коммуникации и из-за развертывания систем двойного назначения, которое может быть ошибочно истолковано как эскалация».

По ее словам, и Китай, и США предпочли бы избежать войны. Но она добавила: «К сожалению, ни одна из сторон не смогла наладить проведение регулярных официальных дипломатических встреч, на которых обсуждались бы военные вопросы, и их вооруженные силы тоже не общаются друг с другом на высоком уровне. Непонимание и отсутствие налаженного диалога — это серьезная проблема в двусторонних отношениях. При Обаме эта проблема тоже была, но ситуация при Трампе отличается тем, что публичная риторика, особенно со стороны США, сегодня стала гораздо более обвинительной и антикитайской, и при Обаме не было никакой торговой войны».

Комментируя тревогу международного сообщества по поводу активизации Китая в Южно-Китайском море, доктор Леверингауз сказала, что сейчас Пекин пожинает плоды «многолетнего процесса модернизации вооруженных сил, начатого Цзянь Цзэминем и Ху Цзиньтао, в результате которого при Си Цзиньпине появляются новые системы вооружений».

Она добавила: «Учитывая, что в 1970-х и 1980-х годах Китай был очень слабой в военном смысле страной, результаты модернизации его вооруженных сил, которые особенно заметны в его флоте и которые в следующем десятилетии станут заметными и в его ВВС, сегодня в военном смысле Китай стал гораздо сильнее — это самая сильная Китайская народная республика с момента ее основания в 1949 году. Это причиняет неудобства региональным державам, которые уже обеспокоены стремительным ростом экономического влияния Китая, и тревожит США, которые в военном смысле доминировали и у которых не было соперников в Азии с середины 1940-х годов».

В четверг, 15 ноября, чиновники оборонного ведомства заявили, что вооруженные силы США выведут сотни военнослужащих из контртеррористических миссий в Африке, чтобы использовать их для противостояния Китаю и России в рамках плана, изложенного в стратегии национальной обороны Трампа. Между тем недавно Россия испытала удар по своей способности проецировать силу, когда гигантский док, из которого выходил единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов», затонул, в результате чего ремонт этого созданного еще в советскую эпоху судна придется отложить на несколько месяцев или даже лет.

Владимир Путин откровенно говорит о своем стремлении укрепить российскую армию и часто хвастается российскими ракетами и инновациями. Китай, который купил корпус авианосца, чтобы сделать из него испытательный корабль, а затем превратил его в авианосец «Ляонин», с тех пор создал свой собственный авианосец — Тип 001А.

В четверг, 15 ноября, Майк Пенс (Mike Pence) сказал лидерам стран Юго-Восточной Азии, что «империи и агрессии нет места в Индо-Тихоокеанском регионе». Выступая в Сингапуре, он сказал: «Как и вы, мы хотим видеть такой Индо-Тихоокеанский регион, в котором все страны, большие и маленькие, смогут процветать и развиваться, чувствуя себя в безопасности, будучи уверенными в наших ценностях и становясь сильнее вместе».

В пятницу, 16 ноября, Северная Корея объявила о том, что ее лидер Ким Чен Ын присутствовал на успешных испытаниях нового «тактического оружия», которое, как заявило официальное пропагандистское агентство KCNA, сможет защитить эту страну подобно «стене из стали». Всего несколько дней назад коммерческие спутники зафиксировали более дюжины ракетных баз, о которых Северная Корея ничего не сообщила.

Г-н Трамп и г-н Ким подписали соглашение о «денуклеаризации» полуострова во время их беспрецедентной встречи, которая прошла ранее в этом году, однако с тех пор никаких успехов в этом вопросе достигнуто не было.

Президент США, заявляющий о том, что он будет наращивать свои собственные вооруженные силы, не раз критиковал страны НАТО за их неспособность сделать то же самое. Европа больше не должна принимать военную помощь Америки как данность, говорил он, призывая других членов НАТО увеличить их военные расходы до 2% от ВВП — зачастую не в самых дипломатичных формулировках.

Тем не менее, в оборонной стратегии, которую опубликовало его правительство, говорится, что «взаимовыгодные альянсы и партнерства имеют ключевое значение для нашей стратегии, обеспечивая продолжительное, ассиметричное стратегическое преимущество, оспорить которое не сможет ни один конкурент или соперник».

В стратегии администрации Трампа говорится, что она направлена на создание «более летальных, выносливых и постоянно обновляющихся объединенных сил, которые в сочетании с силами союзников и партнеров позволят сохранить влияние Америки и гарантировать благоприятную расстановку сил, позволяющую поддерживать свободный и открытый мировой порядок». Вооруженные силы должны сотрудничать со всеми министерствами, правозащитными органами и другими группами, чтобы «устранять слабые места в области экономики, технологий и информации».