Оппозиция, которой нет?

Оппозиция, которой нет?

Вольно или невольно, но сразу две знатные грантоедческие структуры подтвердили то, о чем догадывается добрая половина украинцев, а вторая – уверена в этом: даже если президентские и парламентские выборы в следующем году состоятся, то украинцам не стоит ждать кардинального изменения в своей уже довольно-таки никчемной жизни. Потому что в списке претендентов, выставленных на кастинг народного доверия, нет ни новых лиц, за которые можно было бы зацепиться взглядом и не испытать острого приступа брезгливости, ни новых идей, которые поразили бы пытливое шумерское воображение.

И не просто поразили, а хотя бы чисто теоретически обрисовали альтернативу нынешнему «счастью существования».

Для начала обратимся к мониторингу электоральных настроений украинцев, который в конце ноября этого года подготовила социологическая группа «Украинский социологический фонд» по итогам опроса 2500 респондентов во всех областях Украины (без учета населения АР Крым и оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей). Вопросы социологи задавали, как вы понимаете, незамысловатые: Если бы выборы президента Украины состоялись в следующее воскресенье, то как бы вы проголосовали? И точно так же – о Верховной Раде.

В президентской гонке лидирует, как вы, наверное, догадываетесь, глава «Батькивщины» Юлия Тимошенко (22,4%), на втором месте лидер партии «Слуга народа» Владимир Зеленский, да-да, тот самый из «95-го квартала» (11,8), за ним – вождь партии «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко (10,8%). Действующий гарант нации Петр Порошенко (БПП) – четвертый (10,5%).

В полученных итогах ничего удивительного нет: на манеже, как говорится, все те же, разброс и распределение только отдает некоторой новизной. В президентской гонке лидирует, как вы, наверное, догадываетесь, глава «Батькивщины» Юлия Тимошенко (22,4%), на втором месте лидер партии «Слуга народа» Владимир Зеленский, да-да, тот самый из «95-го квартала» (11,8), за ним – вождь партии «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко (10,8%). Действующий гарант нации Петр Порошенко (БПП) – четвертый (10,5%). За ним уже господа пожиже: Олег Ляшко из Радикальной партии – 7,5%, Евгений Мураев, лидер партии «Наши» – 6,2%, лидер недавно треснувшего «Оппозиционного блока» Вадим Новинский – 4,8%, его прямой конкурент из «Оппозиционной платформы «За жизнь» Юрий Бойко – 4,5% и лидер партии «Самопомощь», мэр Львова Андрей Садовый – 3,6%. Остальные обладатели рейтинга в статистическую погрешность размером. То есть ну жуть, какие заметные товарищи...

Что касается выборов в Верховную Раду Украины, то картина следующая: «Батькивщина» – 22,1%, «Слуга народа» – 11,7%, «Гражданская позиция» – 10,0%, «Блок Петра Порошенко» – 8,3%, «Оппозиционный блок» – 7,7%, Радикальная партия – 7,1%, «Наши» – 5,8%, «Самопомощь» – 4,5%, «Оппозиционная платформа «За жизнь» – 3,7%. Остальные – лузеры, о которых даже из жалости говорить не хочется.

Руководитель другой грантоедческой структуры – Комитета избирателей Украины (КИУ) – Алексей Кошель, как мне кажется, неожиданно для себя совершенно правдиво и правильно объяснил, почему так происходит и в украинском политикуме, который сам себя мнит «элитой», нет никаких кадровых ротаций и не появляются новые идеи, способные круто заинтересовать «пипл». КИУ, не касаясь президентской «кухни», мониторил работу парламента за последние четыре года и пришел к удивительному выводу. «В парламенте есть несколько десятков «мертвых душ», которые могут считаться депутатами только условно. Речь идет о политиках, которые систематически не принимают участия в голосованиях Рады. При этом согласно закону участие в голосованиях является обязанностью народных депутатов. Значительная часть политиков оправдывают свою бездеятельность пребыванием в оппозиции. Однако они должны были бы доказывать это не игнорированием голосований, а голосованием «против» (выделено мною. – Авт.), что доступно для всех народных депутатов», – сказал Кошель.
Лидерами среди прогульщиков являются почти исключительно так называемые оппозиционеры – из «Оппозиционного блока» или теперь еще и «Оппозиционной платформы «За жизнь», а также внефракционных, среди которых тоже сосредоточилось много «вечно вчерашних» – бывших «регионалов»

КИУ установил, что в постмайданной Раде за четыре года прошло 15 тысяч различных голосований. Однако только 217 народных избранников принимали участие в половине голосований (нажимали на кнопки «за», «против», «воздержался»). А 21 нардеп принимал участие только в 5% голосований. И лидерами среди прогульщиков являются почти исключительно так называемые оппозиционеры – из «Оппозиционного блока» или теперь еще и «Оппозиционной платформы «За жизнь», а также внефракционных, среди которых тоже сосредоточилось много «вечно вчерашних» – бывших «регионалов».

Рекордсмен-прогульщик – внефракционный нардеп Сергей Клюев: всего 0,35% голосований. На втором месте Вадим Рабинович («За жизнь») – 1%. По 2% участия у Ефима Звягильского, Сергея Левочкина, Александра Онищенко, Константина Жеваго, Евгения Мураева, Евгения Бакулина. По 3% – у Сергея Ларина и Юлии Левочкиной, по 4% – у Вячеслава Богуслаева, Дмитрия Добкина, Юрия Бойко. Из их политических оппонентов только у экс-лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша и пропрезидентского Виталия Чепиноги по 2% да у лидера партии «Национальный корпус» Андрея Билецкого – 4%.

Интересно и то, что самым прилежным нардепом является член фракции «БПП» Иван Спорыш, голосовавший в 99% случаев. А также то, что Конституция в статье 84 гласит, что голосование в Раде осуществляется каждым нардепом лично. А если его в зале нет, то это и является причиной кнопкодавства. И может, по идее и при соответствующем анализе, дать повод объявить добрую половину законов, принятых в Раде, нелегитимными. То есть принятыми с нарушением Конституции. А простая арифметика говорит, что это вполне возможно. Если сегодня от имеющихся 422 нардепов постоянно отнимать 217 прогульщиков, которые не голосовали, то получается очень и очень нехорошая картина. Для минимального положительного голосования ведь нужно 226 голосов «за», а значит, для достижения нужного результата и работают «кнопкодавы-пианисты-многостаночники». А это, повторяю, нарушение Конституции, на которое постоянно закрывают глаза по умолчанию.

Причем, также установил КИУ, активнее депутаты голосовали лично в начале каденции – в 2014-2015 годах (голосовали в 55% случаев). В нынешнем, 2018-м – только в 40% случаев. Расслабились ребята. И напрочь «убили» в стране оппозицию, которая при каждом голосовании должна была бы, по идее, протестовать, предлагать свои поправки, вообще выносить на голосование альтернативные законопроекты. А так вот и получилось, что нет в Украине действенной оппозиции – нет и альтернативного курса развития страны. Все работают в одной системе координат. И на выборах речь идет лишь о смене персоналий у «корыта» и «кормушки».
Главная причина, конечно же, в том, что все политики Украины стараются гарцевать на так называемых «идеалах майдана», а власть старательно зачищает всех, кто пытается как-то по-другому смотреть на происходящее в стране и корень зла видит в смена власти в 2014 году путем насильственного ее, власти, захвата. «Революция гидности» и ее постулаты – это священная и неприкосновенная «корова»

Почему так получилось? Главная причина, конечно же, в том, что все политики Украины стараются гарцевать на так называемых «идеалах майдана», а власть старательно зачищает всех, кто пытается как-то по-другому смотреть на происходящее в стране и корень зла видит в смена власти в 2014 году путем насильственного ее, власти, захвата. «Революция гидности» и ее постулаты – это священная и неприкосновенная «корова». Вот и нет в Украине ни «молока альтернативы», ни подлинного и всестороннего анализа происходящего, провалов и проколов в жизни государства. А отсюда и вторичность так называемых «оппозиционных взглядов». Они, может быть, и оппозиционны, но не принципиально альтернативны. И всегда потому вторичны. И не дают иной перспективы Украине, кроме постмайданного развития. Пример? Пожалуйста: даже лидер электоральных симпатий Тимошенко не может набрать очки и еще больше оторваться от своих преследователей даже на теме повышения тарифов или других социальных язвах Украины, потому что не указывает, после чего это все началось. А именно – в 2014 году, после майдана, когда Украина начала стремительно терять свою правосубъектность в мире и экономические позиции.

А если вдобавок еще и не ходить в Раду, не голосовать там и не предлагать свои варианты законодательства, так и вообще не понятно, зачем кто-то в Украине называется «оппозиция». Если же власть и оппозиция, как говорят деткам, «обое рябое», то лучшего повода для стагнации и деградации и не сыскать...