«Ошейник» для Украины. Подарок от МВФ под елочку-2

«Ошейник» для Украины. Подарок от МВФ под елочку-2

Продолжаем анализировать содержание Меморандума Украины с МВФ. И в свете этого прикидывать, как мы будем жить в 2019 году. В предыдущей статье мы рассказали, что власть отказалась от ею же разрекламированных фискальных реформ, налоговой амнистии, поклялась довести до 2,5% дефицит бюджета и отсечь любые расходы, которые могут помешать выплате внешнего долга. Например, расходы по субсидиям. С них и начнем.

Субсидия больше не защитит

Как и в первой части нашего сиквела, будем сравнивать слова власти, адресованные народу, и клятвы перед МВФ, зафиксированные в Письме о намерениях на имя Кристин Лагард и собственно в тексте Меморандума.

В Письме, где мы отчитываемся о проделанной работе (было отправлено еще 5 декабря 2018 году, до принятия Фондом решения о транше в $1,4 млрд. и установления Кабмином новых цен на отопление, – автор) повышение цены на газ является предметом особой гордости.

Цитата: “Тарифи на газ для побутових споживачів було підвищено, а тарифи на опалення буде підвищено щонайпізніше за тиждень до розгляду Радою виконавчих директорів нашого звернення, що відображає зростання міжнародних цін, і нами прийнято графік подальшого коригування тарифів у наступному році (параграф 8а МЕФП, що додається)...”.

Общаясь с народом, правительство подчеркивает, что повышение цен на газ для населения – это вынужденный шаг, чтобы Украина могла дальше развиваться (читай – отдавать долги и получать поддержку МВФ, – автор). Но государство защитит нуждающихся в помощи – малообеспеченные граждане получат субсидию на оплату жилищно-коммунальных услуг.

“Никто не пострадает, все получат субсидию”, – ключевой месседж Владимира Гройсмана, который даже оформили в рекламный ролик и запустили по центральным телеканалам. А теперь хотите знать, как будет на самом деле? Читайте внимательно.

Цитата из Меморандума Украины с МВФ: “Ми вжили заходів з метою подальшого вдосконалення адресності субсидій на житлово-комунальні послуги, щоб вони залишалися в межах, запланованих в бюджеті, у тому числі шляхом скорочення соціальних норм для обчислення субсидій на житлово-комунальні послуги в середньому на 11 відсотків (включно із скороченням обсягу субсидованого споживання газу з 4,5 куб. м до 4,0 куб. м на один квадратний метр опалювальної площі та відповідного зменшення норми централізованого опалення, які введені в дію з 1 травня 2019 року)...”.

 

Судя по Меморандуму, никакой монетизации субсидий с 2019 года не планируется. Мы пообещали МВФ запустить в марте 2019 года пилотный (всего лишь пилотный, – автор) проект монетизации субсидий. После успешного испытательного срока к тотальной монетизации субсидий страна, может быть, перейдет, начиная с января 2020 года. Или не перейдет, если “пробный запуск” окажется неудачным


И еще: “Схвалення Верховною Радою та введення в дію цього бюджету є попереднім заходом. На початку 2019 року ми приберемо обмеження з бази для нарахування ЄСВ. Якщо протягом 2019 року стане очевидним, що скорочення соціальних норм виявиться недостатнім для забезпечення того, щоб субсидії на житлово-комунальні послуги залишалися в межах бюджету, ми будемо додатково зменшувати ці норми або зробимо необхідні зміни у формулі для розрахунку субсидій”.

Понятно, в чем подоплека? Мы пообещали МВФ, что расходы на субсидии, заложенные в бюджет, не будут повышаться ни при каких условиях, несмотря на грядущий рост цен на отопление в 2019 году. Как этого достичь? Если денег не хватит, будет изменена формула начисления субсидий. Также в любом случае будет урезана так называемая “социальная норма” потребления.

Подобный “финт ушами” был проделан и раньше. Например, в мае 2018 года так называемая “социальная норма” на газовое отопление сократилась с 5 куб. м на 1 кв. м. жилой площади до 4,5 куб. м на 1 кв. м. В будущем году ее уменьшат еще – с 4,5 куб. м. до 4 куб м.

Кстати, как мы недавно писали, “соцнорму” энергопотребления, на которое предоставляется субсидия при электроотоплении, также сократили с 51 кВт/ч до 30 кВт/ч на 1 кв. м жилплощади. Аналогичные “обрезания” сделают и нормам потребления других коммунальных услуг. Нечего греться в мороз и теплую ванную принимать, когда у Родины столько долгов.

Еще одно известное заявление Владимира Гройсмана: «С января 2019 года в Украине заработает монетизация субсидий. Украинцы будут получать от правительства «живые» деньги для оплаты коммунальных услуг. Все, что будет сэкономлено благодаря разумному потреблению энергоресурсов, будет оставаться людям».

Начнем с того, что, судя по Меморандуму, никакой монетизации субсидий с 2019 года не планируется. Мы пообещали МВФ запустить в марте 2019 года пилотный (всего лишь пилотный, – автор) проект монетизации субсидий. После успешного испытательного срока к тотальной монетизации субсидий страна, может быть, перейдет, начиная с января 2020 года. Или не перейдет, если “пробный запуск” окажется неудачным. Это как консультанты МВФ скажут. Без них мы теперь не можем ступить ни шагу.

Большой Брат смотрит на тебя

Мы не случайно вспомнили роман Джорджа Оруэлла «1984». С 2019 года Украина будет жить под таким же бдительным контролем МВФ, как выдуманная страна Океания. Это стало понятно сразу после смены формата сотрудничества с программы EFF назад в Stand-by. “Версии” одними из первых написали со ссылкой на осведомленные источники, в чем разница между этими двумя программами.

Отличие не только в том, что кредиты, полученные в рамках EFF, не нужно жестко консервировать в валютных резервах, как при Stand-by, а можно было использовать для поддержания курса. Важно другое.

Программа EFF создана для содействия странам, которые объявили о намерении проводить фундаментальные экономические реформы. Задача Stand-by дать Украине возможность расплатиться с долгам и не упасть в дефолт. Вот и все.

 

 

Не будет осужденных – не будет и денег. Все. Точка. Игра окончена. Поводок, связывающий Украину с кредиторами, стал короче. И ошейник надели так называемый “суровый”, с шипами. Чтобы не было соблазна дернуться. В таком небанальном “прикиде” мы входим в год желтой земляной свиньи, чтобы платить, платить и еще раз платить по необъятным долгам


МВФ больше не обещает выписывать нам рецепты реформ, но собирается жестко следить за каждым шагом должника. Т.е. Украины. Именно поэтому нас берут в тиски жесточайшего контроля. Фраза “ми надаватимемо фахівцям МВФ на їх запит дані та інформацію, необхідні для проведення моніторингу виконання Програми” – это дипломатично-обтекаемое указание на то, что теперь мы будем жить по указанию МВФ в прямом смысле слова.

Как это выглядит на практике? Прежде всего, сохраняются структурные “маяки”, которые были и раньше. Но сейчас зависимость между выполнением нормы и получением порции денег стала совершенно прямой и недвусмысленной.

Для первого транша новой программы Stand-by – тех самых $1,4 млрд., полученных под католическое Рождество, мы должны были выполнить два структурных маяка. Первый – принять бюджет на 2019 год с дефицитом 2,3% ВВП. Низкий дефицит означает жесточайшую экономию средств, чтобы их хватило заплатить по долгам.

Второй маяк – повышение оптовой цены на газ для домохозяйств. Сюда же входит принятие постановления Кабмина о повышении цены на отопление и на электроэнергию с мая 2019 года.

Впереди – изменение правил относительно регуляторного капитала банков (компетенция НБУ); разделение ГФС на налоговую и таможню с подчинением Минфину, а не Кабмину, как хотел Владимир Гройсман. Ликвидация Нацкомфинуслуг и новая система надзора за небанковскими финансовыми учреждениями.

Еще в “маяки” входит обнародование информации до марта 2019 года по судебным процессам государства с “Приватбанком” и еще тремя национализированными банками. МВФ должен знать, не капнула ли тут копеечка, которую можно пустить на выплату долгов. А так же назначение 35 “антикорупційних суддів з бездоганною репутацією та відповідними професійними навичками до ВАСу” (срок исполнения апрель 2019 года).

Спросите, причем тут МВФ к Высшему антикоррупционному суду? Считается, что коррупционеры “съедают” большой кусок национального дохода, отбирая его у кредиторов. Которым по праву должен принадлежать почти весь наш заработок как страны.

К традиционным “маякам” добавляются отчеты на ежемесячной основе по ситуации с выплатой внутренних долгов, с оплатой коммунальных услуг, о количестве собранных налогов, об эффективности работы госорганов, в частности фискальных. Вот их-то раньше не было. И в этом главное отличие нашего нынешнего стандарта общения с МВФ от предыдущего.

Всем новосозданным по требованию Запада антикоррупционным органам придется рапортовать с максимальной конкретикой. Как на своих сайтах, так и в личных донесениях в МВФ. НАПК – сколько проверили деклараций чиновников. Суды – сколько посадили. НАБУ – сколько и по какой статье фигурантов расследований привлечены к уголовной ответственности. Отдельно по категориям – депутаты, прокуроры, судьи, чиновники высшей категории и прочии потенциальные негодяи. Шаблон таблицы для отчетности выглядит так (взято с сайта МВФ).



А не будет осужденных – не будет и денег. Все. Точка. Игра окончена. Поводок, связывающий Украину с кредиторами, стал короче. И ошейник надели так называемый “суровый”, с шипами. Чтобы не было соблазна дернуться. В таком небанальном “прикиде” мы входим в год желтой земляной свиньи, чтобы платить, платить и еще раз платить по необъятным долгам.