Новый год, новые протесты, прежняя растерянность

Новый год, новые протесты, прежняя растерянность

Неутомимые «желтые жилеты» вновь заявили о себе в первый уикенд нового года. Речь идет о новом виде демонстрантов, о которых никогда не знаешь, исчезнут ли они завтра или же начнут беспорядки по всей Европе. В субботу по всей Франции их насчитали приблизительно 50 тысяч, и это больше, чем в предыдущий уикенд.

Во время их акций наблюдались как эксцессы, например, в Париже, где на одной из прилегающих к Елисейским полям улице сожгли пять автомобилей, так и новые мирные мероприятия, например, демонстрация женщин в желтых жилетах на площади Бастилии.

Уже давно «желтых жилетов» узнают на дорогах Франции по желтому сигнальному жилету, разложенному за ветровым стеклом. Нечто похожее было раньше в Германии во времена движения против строительства атомных электростанций: тогда участники движения помещали на задней части своих автомобилей наклейки с надписью «Атомная энергия: спасибо, не надо!»

«"Желтые жилеты" — это лишь меньшинство, а во Франции все определяет большинство», — подчеркнул французский министр финансов и экономики Брюно Ле Мэр (Bruno Le Maire) во ходе одного их утренних ток-шоу на французском телевидении. Но это ничего не изменило: люди продолжают говорить об этом желтом меньшинстве и в новом году.

Было крайне необычно увидеть, как демонстранты в субботу на вилочном автопогрузчике таранили высокие ворота одного из парижских министерств в элитном седьмом округе. Один из «желтых жилетов» управлял машиной: на полном ходу он врезался вилами в зеленые ворота госучреждения, подал назад и затем опять рванул вперед, нажав на газ. В это самое время министр давал интервью глянцевому журналу «М» газеты «Ле Монд». Разговор пришлось прервать. Приехали полицейские, чтобы «эвакуировать» министра ввиду нападения пяти «желтых жилетов».

А почему официальный представитель правительства Бенжамен Гриво (Benjamin Griveaux) просто не спустился к воротам и не поговорил с «желтыми жилетами»? Ведь по своей численности они вряд ли превосходили его личную охрану. Однако попав во двор министерства, они повредили зеркала заднего вида припаркованных там лимузинов. И за это им придется отвечать перед законом.

Но и это еще не всё: чуть позже Гриво и его коллеги назвали инцидент с автопогрузчиком «нападением на республику». Гриво даже использовал аллегории: «Не на меня напали, а на Дом Франции». Это должно было произвести внушительное впечатление, но как это часто случается с моложавыми соратниками Макрона, слова министра прозвучали скорее несолидно и жалобно.

Последний раз подобное случилось 20 лет назад, в феврале 1999 года. Тогда возмущенные крестьяне из департамента Уаза во время демонстрации в Париже взяли штурмом офис министра по защите окружающей среды и рассыпали по помещению муку и горох. Но в том случае волнения остались в приемлемых рамках.

Почему же команда Макрона, еще пару месяцев назад казавшаяся такой самоуверенной, дает себя так легко спровоцировать? Вероятно, дело в политической неопытности и нерешительности правительства. Иногда создается впечатление, что президент хочет себя защитить. В новогоднюю ночь, когда Макрон выступал по телевидению с традиционным обращением, по всей стране было мобилизовано почти 148 тысяч полицейских. Об их количестве громко заявило министерство внутренних дел, как будто желая припугнуть «желтые жилеты» и заставить их воздержаться от дальнейших акций во время речи Макрона.

Хотя и в прошлом году во время празднования нового года во Франции приблизительно 140 тысяч полицейских были выведены на улицы для профилактики терактов, которых после террористической атаки в декабре в Страсбурге можно было опасаться и в нынешние новогодние праздники. То есть правительство вполне могло бы представить теперешние предохранительные меры как нечто хотя и ужасное, но вполне оправданное. Теперь же «желтые жилеты» вышли в субботу с плакатами, на которых написано «Остановите полицейское государство!» А многие французы потешались над тем, что Макрон даже по телевизору больше не может выступить без многочисленной полицейской охраны.

Подчас создается впечатление, что лагерь Макрона раскололся на две группы: с одной стороны это те, которые, как и сам президент, видят в желтых жилетах «движимую ненастью толпу» или обзывают их как Гриво «агитаторами». На другой стороне находятся те, кто их понимает, например, Мунир Махжуби (Mounir Mahjoubi), государственный секретарь по цифровой экономике, который пошел в народ, проводит дни напролет с «желтыми жилетами» и убежден в том, что с этим движением он «переживает новый исторический момент».

К «понимающим» относится также министр финансов и экономики Брюно Ле Мэр. «Французская модель потерпела крах, — заявил он утром в воскресенье. — В прошлом мы сначала увеличивали государственные расходы, а затем поднимали налоги. Против этого сегодня люди по всей Франции вновь требуют справедливости. Мы должны услышать это требование».