Долговые «качели» курса доллара

Долговые «качели» курса доллара

Все знают, что в 2019 году Украина должна выплатить астрономическую сумму внешнего и внутреннего долга. От того, как выплаты разбиты по месяцам, зависит курс доллара на ближайшие недели. Перед Новым годом “зеленый” упал. Это было сделано не случайно – лохи, которые достали свои валютные заначки, чтобы сытно поесть и поздравить близких, должны были сдать валюту по наименее привлекательному курсу. Но вот праздники закончились, выплаты приблизились, и доллар снова пошел в рост...

Национальный банк Украины (НБУ) на 16 января 2019 года установил официальный курс на уровне 28,16 грн./$, об этом свидетельствуют данные на сайте регулятора. Вчера (15 января) он составлял 28,02 грн./$. Рост за день на 14 коп. это, конечно, пустяк, почти математическая погрешность. Однако в обменных пунктах курс доллара вчера вечером уже опережал официальный. А многие были закрыты. Наличный рынок демонстрирует нервозность и непонимание, чего ждать в ближайшие дни.

На самом деле этого не знает никто, кроме лиц, приближенных к Минфину и Нацбанку. Дело в том, что курс доллара во многом зависит от графика выплат по долгам – внешним и внутренним, которых в нынешнем году, как известно, будет рекордно много. Но графики, обнародованные Минфином и Нацбанком, не совпадают. Это порождает путаницу и валютные “напряги”.

На сегодня известно, что вместо обычных $5-6 млрд., совокупные долговые выплаты составят свыше $14,8 млрд. На это в бюджете на 2019 год заложено 417,4 млрд. грн. Статистический парадокс заключается в том, что в бюджете выплаты рассчитаны в гривнах, а осуществляем мы их в значительной степени в валюте.

Но даже гривневые погашения, скажем, облигаций внутреннего госзайма, их держатели (а это чаще всего иностранные спекулянты или наши коррупционеры, маскирующиеся под иностранцев) стараются перевести в валюту и вывести за рубеж.

Кстати, то же самое было и в начале прошлого года. Тогда, привлеченные высокими ставками и либерализированными условиями вывода прибыли, иностранцы ринулись скупать наши ОВГЗ, номинированные в долларах, но продающиеся в гривневом эквиваленте.

Забавно, что по выплатам, под которые сейчас консолидируется валюта, Украина умудрилась выйти в минус для себя. Из-за спешки в августе 2018-го еврооблигации были размещены с дисконтом в 4,449%, таким образом, на счета Госказначейства было зачислено лишь $692,74 млн. А вернуть придется полную сумму – $725 млн.

В конце февраля – начале марта 2018 года спекулянты активно продавали валюту на межбанке и скупали ОВГЗ. Гривна укрепилась, Нацбанк торжествовал. Но не прошло и полгода, как ситуация изменилась в прямо противоположную сторону: нерезиденты получила погашение и проценты по облигациям, начали скупать валюту и выводить ее из страны. Гривна рухнула.

Чтобы “вырулить”, Украине пришлось в августе прошлого года привлечь беспрецедентно дорогое краткосрочное заимствование на внешних рынках под 9,2% годовых. Выплаты по нему наступают уже в феврале 2019-го: вместе с процентами Минфину придется отдать $725 млн. Кроме того, в январе Минфин должен погасить валютные ОВГЗ на сумму $300 млн.

Это не полная сумма выплат в первые два месяца 2019 года. Но под этот “ярд” гарантированно нужны доллары. Гривна тут не прокатит. Говорят, что рост курса доллара после Нового года был вызван в том числе и тем, что государственные банки с некоторым опозданием начали скупку валюты для Минфина. И своим лихорадочным поведением спровоцировали ажиотаж на рынке.

Забавно, что по выплатам, под которые сейчас консолидируется валюта, Украина умудрилась выйти в минус для себя. Из-за спешки в августе 2018-го еврооблигации были размещены с дисконтом в 4,449%, таким образом, на счета Госказначейства было зачислено лишь $692,74 млн. А вернуть придется полную сумму – $725 млн.

Хотя почему-то мне кажется, что за оффшорными названиями структур, наваривших на ровном месте $32,26 млн., мы найдем знакомые лица украинских собственников или пресловутые “слепые фонды”.

Но перечисленными платежами крупные выплаты по внешним долгам в первом квартале 2019 года не ограничиваются. В прошлогоднем отчете НБУ говорилось, что в первом квартале 2019-го по госдолгу будет необходимо выплатить 13,31 млрд. грн. “тела” и 19,98 млрд. грн. процентов. Вместе выходит примерно 33,3 млрд. грн.

На сайте Нацбанка, в графе “Календарь внешних выплат” содержится уже другая цифра – $1,786 млрд. При курсе 28,16 грн./$ выходит 50 млрд. грн. И это одних только внешних платежей.

В то же время обнародованный СМИ график помесячных погашений всех госдолгов от Минфина содержит такие цифры: январь – 35 млрд. грн., февраль – тоже 35 млрд. грн., март – 28 млрд. грн. Вместе – 98 млрд. грн.

Выходит, что половину выплат – на сумму в 48 млрд. грн. – нужно будет осуществить на внутреннем рынке. Странно, поскольку по другой информации 1 марта Украина должна выплатить купон по евробондам на $444 млн. (как раз в валюте).

Как бы там ни было, но ни валюты, ни гривны в достаточном количестве нет. Валюты нет, поскольку она просто не зашла в страну: импорта оказалось значительно больше экспорта. Негативное сальдо внешней торговли Украины товарами за 11 месяцев прошлого 2018 года увеличилось на 66,6% по сравнению с январем-ноябрем 2017 года и составило $8,87 млрд.
Зимой спрос на доллары всегда выше, поскольку закупаются энергоносители: газ, уголь и нефтепродукты. А импортеры научились ловить доллары “на лету”, как цирковые псы мячик. Даже требование обязательной продажи экспортерами половины валютной выручки не спасает: работают хитрые схемы взаимозачетов и бартера

К тому же зимой спрос на доллары всегда выше, поскольку закупаются энергоносители: газ, уголь и нефтепродукты. А импортеры научились ловить доллары “на лету”, как цирковые псы мячик. Даже требование обязательной продажи экспортерами половины валютной выручки не спасает: работают хитрые схемы взаимозачетов и бартера.

Надежда, что источником валюты могут стать банки, также развеялась. Государственные банки “Ощадбанк” и “Укрэксимбанк” сами лихорадочно аккумулируют валюту для погашения долга по еврооблигациям в общей сумме около $800 млн. в марте и апреле текущего года.

Гривны же нет, потому что банкиры скупают на нее для своих клиентов – иностранных спекулянтов – валюту: чтобы они, получив ближайшие выплаты по гривневым ОВГЗ, могли конвертировать свой доход в доллары и вывести за границу.

Не случайно, если на 11 декабря 2018 года остатки на корреспондентских счетах банков достигали почти 69 млрд. грн., то к 10 января 2019-го сократились до отметки 30,3 млрд. грн. Правда, потом подвалили плановые зачисления начала года, и на 15 января сумма остатков снова выросла – до 57,2 млрд. грн.

В любом случае, имеющегося в наличие запаса валюты стране хватит до конца февраля. Максимум – на мартовский платеж по купону. А впереди еще масса платежей. В том числе 16 мая – погашение займа в $1 млрд., полученного под госгарантии США в 2015 году.

Закупить необходимый объем на межбанке просто невозможно. За весь прошлый год НБУ купил на валютном рынке лишь $3,2 млрд. Поэтому придется срочно бежать на внешний рынок заимствований. И снова одалживать под высокий процент. В феврале, по мнению экспертов, Минфин попробует разместить новые еврооблигации в рамках позволенного ему бюджетом заимствования – $5 млрд. на внешних рынках до конца года. Всего страна планирует занять в 2019 году эквивалент $12 млрд.

На доллар это будет влиять по принципу качелей. Пришли в страну доллары – курс в обменниках снизился. Началась скупка под внешние выплаты или на вывод спекулянтами за рубеж – повысился. И так постоянно.

Поскольку точных дат погашений мы не знаем, то угадывать направление “качелей” можем лишь по косвенным признакам. Зато валютным спекулянтам – радость. Игра на курсе снова стала крайне прибыльным занятием в Украине.