У «Нефтегаза» началось раздвоение

У «Нефтегаза» началось раздвоение

«Нефтегаз» широкой поступью входит в свой анбандлинг. Теперь он состоит из двух дивизионов – нефтяного и газового. Андрей Коболев превратился в комдива и выбрал себе заместителей. Поставлена задача расширить количество автозаправок и зайти на чужие с собственным автогазом. Процесс отъема розничного рынка газа у конкурентов идет труднее. И даже на нынешнем этапе трансформирования видно, что «Нефтегаз» превращается в дракона о двух головах, которые скоро начнут кусать друг друга.

Матрица Коболева

Провести анбандлинг “Нефтегаза” требовали от Украины западные партнеры, прежде всего европейские. Они вообще помешаны на этом деле и уже требуют по завершении проекта с “Нефтегазом” переходить на анбандлинг НЭК "Укрэнерго".

Еще в 2014 году был принят закон №4116а «О внесении изменений в некоторые законы Украины о реформировании системы управления Единой газотранспортной системой Украины». По этому закону 49% акций выделившегося из “Нефтегаза” оператора наших ГТС смогут получить инвесторы из ЕС и США.

Правда, сейчас речь уже не идет о том, что они купят наши трубы, стремительно пустеющие в перспективе на фоне строительства “Северного потока-2”, а возьмут их в концессию. Да хоть бы куда-то взяли. Вместе с обязательствами вести переговоры с Россией, поставлять ее газ через Украину в Европу и получать за это комиссионные. Украине достанутся уже не плата за транзит, а налоги от деятельности международного СП по управлению нашей ГТС.

Возник вопрос, чем будет заниматься “Нефтегаз”, когда он перестанет прокачивать российский газ в Европу и получать от этого доход. Пришли к выводу, что заняться он должен бизнесом: добывать газ, продавать его, в том числе и на экспорт, о чем мы писали, поставлять рядовым потребителям, перерабатывать, выпускать сжиженный газ, реализовывать на своих и партнерских заправках и т.п.

Вот тогда и появилось непривычное для нашего уха слово «анбандлинг», и пошла оживленная работа по “расчленению” и переформатированию НАК “Нефтегаз”. 14 января 2019 года была утверждена новая модель управления бизнесом, которая предусматривает создание дивизионов нефти и газа.


Как пояснил Коболев в недавнем интервью: "Это называется матричной структурой, которая предполагает двойное и даже тройное подчинение. Первая линия подчинения связана с юридической структурой – в рамках того, что "Укргаздобыча" управляется компанией НАК "Нефтегаз Украины". Вторая линия – в рамках дивизиона". В общем, круговая путаница, чтобы жизнь медом не казалась

В состав дивизиона “Интегрированный газовый бизнес” вошли:

- АО “Укргаздобыча” (за исключением подразделений, осуществляющих деятельность по переработке и розничной реализации нефтепродуктов);

- дочерняя компания “Газ Украины” НАК “Нефтегаз Украины”;

- ООО “Газоснабжающая компания “Нефтегаз Украины” (поставки населению);

- ООО “Газоснабжающая компания “Нефтегаз Трейдинг” (поставки коммерческим клиентам);

- ООО “Газоснабжающая компания “Нефтегаз тепло” (поставки газа теплокоммунэнерго);
- Naftogaz Trading Europe AG и еще несколько аппаратных структур.

В дивизион “Нефть” соответственно записались:

- АО “Укртранснафта”;

- АО “Укрспецтрансгаз”;

- дочернее предприятие “Укравтогаз”;

- подразделения АО “Укргаздобыча” – управление по переработке газа и газового конденсата.

Структура управления кажется простой и прозрачной, но только на первый взгляд. Уже известно, что Шебелинский ГПЗ, который производит бензин, входит в структуру "Укргаздобычи" (она в газовом дивизионе), но управлять им будут из дивизиона нефти.

Как пояснил Коболев в недавнем интервью: "Это называется матричной структурой, которая предполагает двойное и даже тройное подчинение. Первая линия подчинения связана с юридической структурой – в рамках того, что "Укргаздобыча" управляется компанией НАК "Нефтегаз Украины". Вторая линия – в рамках дивизиона". В общем, круговая путаница, чтобы жизнь медом не казалась.

Газовый Фаворов

Теперь о том, кто будет командовать войсками. Директора дивизиона назначает правление НАКа по представлению председателя правления (т.е. Коболева). Еще в конце ноября-2018 НАК определился с руководителем газового дивизиона в составе группы: его возглавил Андрей Фаворов.
Прохоренко, как выяснилось, получал на то время 1 млн. 3 тыс. грн. в месяц. В том числе 322 тыс. грн. – оклад, 161 тыс. грн. – надбавка за интенсивность труда, 440 тыс. грн. – премия за производственные результаты, 48 тыс. грн. – доплата за допуск к государственной тайне и другие вознаграждения

При этом одного известного кадра пришлось уволить: в скором времени покидает свою должность в связи с окончанием контракта глава “Укргаздобычи” Олег Прохоренко. Он стал первым государственным топ-менеджером, чья зарплата шокировала неподготовленную к таким новостям общественность то ли в 2015-м, то ли в начале 2016-го года.

Напомню, что Прохоренко, как выяснилось, получал на то время 1 млн. 3 тыс. грн. в месяц. В том числе 322 тыс. грн. – оклад, 161 тыс. грн. – надбавка за интенсивность труда, 440 тыс. грн. – премия за производственные результаты, 48 тыс. грн. – доплата за допуск к государственной тайне и другие вознаграждения.

Не удивительно, что основной мотив увольнения Прохоренко звучит забавно. Как пишут некоторые ресурсы, ссылаясь на информированные источники, нашему герою было предложено возглавить газовый дивизион, но он попросил о повышении зарплаты. Ему обещали, но так и не повысили. А за какой-то там миллион, такие люди, как Олег Прохоренко на державу не горбатятся.

Не знаю, какую зарплату назначат Андрею Фаворову, тем более что он будет пока в статусе и.о., но даже странно, что на таких хлебных должностях возникают подобные вопросы. Хотя с другой стороны, учитывая некоторые поставленные перед ним задачи, новоназначенному не позавидуешь.

Очевидно, что управлением «Укргаздобычей» в операционном режиме будут заниматься нынешние подчиненные Прохоренко, которые делают это много лет. Главная задача газового дивизиона – забрать под себя розничный рынок газа у газсбытов и ТКЭ, которые там уже сидят.

Мы уже не раз писали о том, что «Нефтегаз» вышел на тропу войны главным образом со структурами Дмитрия Фирташа и обвинил их в воровстве «от 1,5 млрд. до 3 млрд. кубических метров газа в год». Постоянно настаивает, что собственником газа является "Нефтегаз", который его импортировал или добыл. И потому самое время прогнать всех присосавшихся к газораспределительной трубе негодяев и установить прямые отношения НАКа (в лице газового дивизиона и его подразделений) с потребителями.

Если коротко, это означает, что Фаворов купил билет на войну. А Прохоренко успешно слился, оставив после себя менеджеров, которых периодически ловят на взятках, несмотря на космические зарплаты. Я имею в виду события декабря 2018 года, когда ГПУ задержала начальника механико-энергетического департамента «Укргаздобычи» и директора по подготовке и транспортировке газа компании за взятки в сумме 16,8 млн. грн. Кстати, о продолжении этого дела пока не слышно. А предыдущие аналогичные скандалы как-то незаметно утихли.
Уже сейчас очевидно переплетение интересов между дивизионами. И когда они начнут попеременно управлять одним Шебелинским НПЗ, делить долги, выяснять, что кому подчинено и кто кому должен по перекрестному принципу матричной структуры Коболева, головы неизбежно начнут кусать друг друга. И неразбериха forever будет гарантирована

Нефтяной Гавриленко

Нелегко придется и новоназначенному руководителю нефтяного дивизиона: на эту должность переходит глава «Укртранснафты» Николай Гавриленко. На его плечи, помимо управления магистральным нефтепроводом, ложится задача по созданию сети автозаправочных станций, которая должна стать конкурентом прочих сетевых АЗС.

“Нефтегаз” всегда имел свои заправки, но они выглядят бедными родственниками на фоне более мощных собратьев. Теперь надо оптимизировать то, что есть в наличии, докупить новое и начать соревнование с конкурентами на равных.

Особенно непросто это будет в условиях личной неприязни еще одного опального олигарха Игоря Коломойского, учитывая его интерес в нефтяном секторе – “Укрнафта”, Кременчегский НПЗ, две “старые калоши” – «Нефтехимик Прикарпатья» и НПК ”Галичина". Именно Гавриленко как шеф "Укртранснафты" подписывал мировое соглашение с менеджерами Коломойского о возврате в нефтепроводную систему Украины нефти с “Галичины” в прошлом году. Так что можно смело сказать, что не только у Фаворова оказался билет на войну, но и у Гавриленко тоже.

Примечательно, что по запутанной модели Коболева нефтяному дивизиону достанется реализация и другого проекта – производство на Шебелинском заводе и продажа через свои и чужие АЗС сжиженного газа.

Казалось бы, газ должен быть в газовом дивизионе. Но не только управление заводом, как сказал Коболев, достанется “нефтяникам”, а еще и «Укравтогаз» с автопарком газовозов, и «Укрспецтрансгаз», который будет распределять 1,5 тыс. цистерн для перевозки газа по сбытовым точкам, и многое другое.

Неразбериха forever

В процессе трансформации, т.е. упомянутого выше анбандлинга, “Нефтегаз” зачищает свои юридические хвосты и судится сам с собой, точнее, со своими подразделениями. Недавно он отсудил в Хозяйственном суде Киева долг в размере 5,2 млрд. грн. у своего же подчиненного "Укртрансгаза" – в связи с ненадлежащим исполнением условий контракта по поставке газа компании в январе-апреле 2017 года.

До этого “Нефтегаз” начал судиться с Кабмином за 6,6 млрд. грн. упущенной выгоды из-за фиксированной цены на газ для населения. А “Укргаздобыча” подала на Кабмин иск уже на 57 млрд. грн. Не согласовали сумму!

Эксперты говорят, что система взаимоотношений внутри огромного организма “Нефтегаза” – это “черт ногу сломит”. Именно поэтому наши западные партнеры потребовали расчленить махину и сделать из нее дракона о двух головах.

Но уже сейчас очевидно переплетение интересов между дивизионами. И когда они начнут попеременно управлять одним Шебелинским НПЗ, делить долги, выяснять, что кому подчинено и кто кому должен по перекрестному принципу матричной структуры Коболева, головы неизбежно начнут кусать друг друга. И неразбериха forever будет гарантирована.