Не такой, как у всех

Не такой, как у всех

Наш новый президент, не такой, как у всех. Даже для Украины это странный карьерный рост. Он не был ни депутатом райсовета, ни мэром города или губернатором области. Его политический опыт – нулевой. И в этом его преимущество. Украина – страна, узурпированная «коалицией» олигархов. Народу кажется, что в этом корень всех бед. Поэтому и сделал такой выбор...

Владимира Зеленского сравнивают с Рональдом Рейганом и Арнольдом Шварценеггером. Хотя у каждого из них другой путь в политику. И единственное, что объединяет эти две фигуры, – и Рейган, и Шварценеггер побывали губернаторами Калифорнии.

Для Рональда Рейгана два губернаторских срока (1967-1975 гг) были трамплином для дальнейшей политической карьеры и баллотирования на пост президента США. Арнольд Шварценеггер в свое время подыгрывал Рейгану. Но его первое появление на публике в качестве республиканца произошло во время президентских выборов 1988 года, где он поддерживал кандидатуру Джорджа Буша-старшего, занимавшего на тот момент пост вице-президента.

Прошло много лет, прежде чем в 2003 году “Шварц” сообщил о своем участии в выборах губернатора штата Калифорния. Все это время он не занимал высокие посты в государстве, но был активным членом Республиканской партии. В отличие от которой партия “Слуга народа” – это больше киношный образ, чем реальная партструктура.

Не стоит забывать, что в момент первого баллотирования Шварценеггера экономика Калифорнии находилась на грани коллапса: ее пошатнул крах доткомов начала 2000-х. Фишкой избирательной кампании знаменитого культуриста стала критика прежней власти, при которой ежемесячные счета за электроэнергию увеличились в три раза. Именно этим он “забил” губернатора-демократа Грэя Дэвиса.

Гораздо более интересной с точки политологического анализа является вторая избирательная кампания Шварценеггера в 2006 году. К этому времени его рейтинг падает до 39%. Соратники по партии начинают рассматривать возможность выдвижения на предстоящих выборах вместо “Терминатора” другого актера и режиссера – Мела Гибсона.

Но в это время в штаб к Шварцнеггеру переходит лесбиянка Сюзан Кеннеди, которая на губернаторских выборах 2003 года была доверенным лицом Дэвиса. По мнению экспертов, именно она выигрывает Арнольду вторые выборы губернатора. Несмотря на критику Республиканской партии, он набирает 56 % голосов, а то время как ближайший конкурент, казначей штата демократ Фил Ангелидес – 38,9 %.

Впрочем, сравнивать Украину с устоявшимися демократиями и доминирующими государствами мира было бы слишком амбициозно. Все-таки они – не мы. Или мы – не они. Наш “клуб” – это восточно-европейские или латиноамериканские государства. К первым мы близки территориально и частично ментально. Со вторыми нас “роднит” коррупция и надменное отношением супердержав к нашим суверенным интересам.

Наиболее часто упоминаемый “аналог” Зеленского – это премьер-министр Словении с 13 сентября 2018 года Марьян Шарец. Ему чуть больше 40 лет, Он – популярный киноактер, участвовал в комедийных радио и телешоу, во время которых имитировал ведущих словенских политиков, Фиделя Кастро и Усаму бин Ладена

Поэтому наиболее часто упоминаемый “аналог” Зеленского – это премьер-министр Словении с 13 сентября 2018 года Марьян Шарец. Ему чуть больше 40 лет, Он – популярный киноактер, участвовал в комедийных радио и телешоу, во время которых имитировал ведущих словенских политиков, Фиделя Кастро и Усаму бин Ладена.

Наибольшую известность ему принесли скетчи, где он играл вечно недовольного жизнью крестьянина Ивана Серпентиншека. Этот вымышленный персонаж всегда говорил людям то, что думает, ненавидел бюрократию, уважал только практическую работу, а не философов или политиков.

Шарец считал персонаж Серпентишека своим наибольшим успехом и отмечал, что он основан на чертах реальных людей, которых встречал. Он был популярным у зрителей как в селе, так и в городе.

Правда, в отличие от Зеленского, Шарец в политике прошел от мэра маленького городка Камник до лидера партии своего имени. В 2017-ом он выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах и сразу оказался среди фаворитов гонки. Его кампания сопровождалась критикой политической элиты страны, призывами к политикам слушать избирателей и делать практические шаги. Опять-таки знакомые мотивы. Вспомним дебаты на стадионе. И фразу “я парень из народа”.

Тем не менее, получив 47% голосов, он уступил действующему президенту Боруту Пахору во втором туре. В июне 2018 года “Список Шареца” получил второе место на парламентских выборах с 12,7% голосов, и после длительной коалициады политик возглавил правительство страны.

Также Зеленского часто сравнивают с 70-летним итальянским комиком Беппе Грилло, который создал "Движение пяти звезд", изменившее итальянскую политику. Но общее у них только популярность программ Грилло и его пристрастие к насмешкам над политиками.

На самом деле Беппе Грилло занимается политикой уже 10 лет. Еще в 2009 году он вместе со своим другом, бизнесменом Джанроберто Касаледжо создал "Движение пяти звезд". Одним из идеологов партии считался Нобелевский лауреат драматург Дарио Фо, известный критикой банков, крупного бизнеса, в частности экс-премьера Италии олигарха Сильвио Берлускони и его окружения (чуть было не написала “свинарчуков”, – автор).

Тем не мене партия не стала для комика Грилло трамплином на руководящие посты в государстве. Он до сих пор всего лишь депутат парламента. Однако партийной платформой воспользовались Луиджи ди Майо, который стал вице-премьером Италии, и Вирджиния Раджи – мэр Рима.

Некоторые эксперты в поисках аналогий вспоминают Луку Максимовича – комика, который стал главным сюрпризом на президентских выборах в Сербии в 2017 году, но так и не победил. Максимович снимал юмористические ролики и под псевдонимом Любиша Прелетачевич Белый ("прелетач" по-сербски означает политик-флюгер) играл в сатирической группе "Вы не пробовали сарму?” ( сарма – блюдо балканской кухни. – Автор.). Однако, как по мне, Максимович больше напоминал Олега Ляшко, чем Владимира Зеленского.

И здесь самое время уйти с театральной сцены и перейти на политическую. И поискать там среди разных “нетепичных президентов”. Но поиски не дают результата. Не похож на него ни лидер Венгрии Пал Шмитт, который в юности был знаменитым фехтовальщиком и завоевал две золотые медали в этом виде спорта на летних Олимпиадах в 1968 и 1972 годах. Ни 54-летний президент Монголии Халтмаагийн Баттулга – в прошлом чемпион мира по самбо.
Вопрос, в какую из “ячеек” мировой классификации политиков можно отнести нового лидера Украины, уже сегодня начнет мучить аналитиков всего мира. У нас же совсем другие проблемы. И если кто-то из ваших европейских друзей (как и моих) просит объяснить, что случилось вчера в Украине, то логично ответить – “мы избрали своего Курца. Вы о нем ничего не знаете? Гугл вам в помощь!!!”

Тем более не прокатывают аналогии (их пытались уже где-то запускать) с президентом Аргентины Исабель Перон (не путать с Эвитой Перон, женой аргентинского диктатора Хуана Перона, – автор), которая руководила страной в середине 70-х. А до замужества она работала танцовщицей в ночном клубе в Панаме, где и познакомилась с овдовевшим президентом Аргентины. После его смерти в июле 1974 года Исабель автоматически стала первой главой государства – женщиной.

Лично мне, например, Зеленский скорее напоминает Себастьяна Курца, который в 31 год победил на выборах и стал 30-м Федеральным канцлером Австрии. Да, в их маршрутах на вершину власти нет ничего общего. Курц прошел все фильтры политической карьеры. В 17 лет он вступил в молодежную организацию Австрийской народной партии, а в 23 года возглавил ее венский комитет.

В апреле 2011 года Курц был назначен на должность государственного секретаря по делам интеграции (часть федерального министерства внутренних дел Австрии). На всеобщих выборах в Австрии в 2013 году был избран депутатом Национального совета. Он лидер Австрийской народной партии (с 14 мая 2017 года). И председатель ОБСЕ с 1 января по 18 декабря 2017 года.

Формально партийный карьерист Курц и популярный шоумен Зеленский – разные категории публичных лиц. Но у них их много общего. Это становится заметно, если выйти на рамки типичных оценочных стереотипов.

Оба молоды, симпатичны, небанальны. Не олигархи и не выходцы из крупного бизнеса. Оба патриоты, но не русофобы. Зеленский вел свою вполне проукраинскую избирательную кампанию преимущественно на русском языке. Насчет Курца достаточно сказать, что Австрия при нем выступает за диалог Европы и РФ, а министр иностранных дел Карин Кнайсль в прошлом году пригласила Владимира Путина на свою свадьбу.

Не будем разбираться, почему Австрия внезапно выбрала юного Курца – нам сейчас не до того. Почему Украина остановила свой выбор на Зеленском? Наверное, потому, что мы перепробовали несколько классификаций лидеров нации. Леонид Кравчук был продуктом коммунистической советской системы, но с украинским колоритом. Леонид Кучма – оттуда же, но «красный директор», производственник. Держал страну в кулаке. “Досидел” два срока, несмотря на протесты. Виктор Ющенко – логичная политическая оттепель после “режима Кучмы”. Виктор Янукович – результат не менее логичного разочарования вышиванкой, калиной и пчелами.

Петр Порошенко — национальный олигарх, не донецкий и не “западенский”. Выглядел вполне адекватным. Начинал как президент всей Украины, закончил, судя по результатам голосования, “президентом” Львовской области. Владимир Зеленский, как он справедливо заметил на стадионных дебатах, стал не конкурентом, а приговором действующему президенту и официальной идеологии.

Понятно, что вопрос, в какую из “ячеек” мировой классификации политиков можно отнести нового лидера Украины, уже сегодня начнет мучить аналитиков всего мира. У нас же совсем другие проблемы. И если кто-то из ваших европейских друзей (как и моих) просит объяснить, что случилось вчера в Украине, то логично ответить – “мы избрали своего Курца. Вы о нем ничего не знаете? Гугл вам в помощь!!!”.