ГФС-развод и выборы: неудобное совпадение

ГФС-развод и выборы: неудобное совпадение

Надо же, какая незадача: одновременно с выборами президента Украины у нас проходит раздел ГФС и конкурсы на должности начальников таможенной и налоговой служб. Последний назначен на сегодня. Заработать новые структуры должны сразу после инаугурации – к началу июня 2019 года. Обязательство провести эту реформу мы взяли, подписывая меморандум с МВФ. Вопрос лишь в том, зачем новому главе государства главный налоговик и таможенник, выбранные предшественником?

Почему МВФ требует от Украины разделить ГФС на таможню и налоговую, как это было до 2012 года, пока не появился пресловутый “Минсдох” – Министерство доходов и сборов Украины? Ответ очевиден: они подсчитали, что развод позволит увеличить налоговые доходы и таможенные платежи за счет снижения коррупции.

Начитались, понимаешь, в своей европейской прессе, что Украина из-за коррупционных схем на таможнях ежегодно теряет минимум $4,8 млрд. Немецкое издание Süddeutsche Zeitung в прошлом году написало, что тысячи грузовых контейнеров систематически “реконструируются” для уплаты меньших налогов, и такая схема работает во многих из 520 таможен Украины.

А ведь все это их деньги – наших кредиторов. Вместо того, чтобы на свои “гулять”, мы выпрашиваем у них кредиты. Как сказано в упомянутой выше статье, такая сумма потерь “больше десятой части ежегодного государственного дохода Украины и вдвое превышает общую сумму кредитов, которую украинское правительство планирует получить от ЕС, МВФ и Всемирного банка в 2018 году”.

Правда, лично мне не понятно, как реформа ГФС уменьшит коррупцию на границе, если ни “таможенная сотня” премьер-министра Владимира Гройсмана, ни привлечение к борьбе с контрабандой СБУ и МВД ощутимого эффекта не дали.

“Черная сотня” была представлена широкой публике в 2016 году. А в статье от 2018-го немецкое издание констатировало: “ситуация ухудшается тем, что за подобными коррупционными схемами стоят также и пограничники, прокуратура и СБУ”. Все они кормятся из одного корыта, то есть контейнера.

Ну, что ж, если ничего другого не выходит, попробуем провести очередную реформу. И налоговики, и таможенники к реорганизациям привыкли. Больше всего истерзали переименованиями фискалов. С 1990 по 1996 год это у нас была Государственная налоговая инспекция. Потом она стала Государственной налоговой администрацией и называлась так до 2010 года. После чего ее обозвали Государственной налоговой службой. А 24 декабря 2012 года влили в состав новосозданного органа – Министерства доходов и сборов.


Тем временем в мае 2014 года Миндоходов превратилось в Государственную фискальную службу. 25 марта 2014-го тогдашний премьер Арсений Яценюк сообщил о планах реорганизации ГФС. И все подумали, что он намекает на вывод таможни из ее состава. Но Яценюк увел реформу в другую сторону: на создание вместо налоговой милиции службы финансовых расследований

Руководил им Александр Клименко, который после бегства “антинародной панды” был объявлен в розыск по обвинению в коррупционных махинациях. Клименко не достали, но его подчиненных 24 мая 2017 года с большим пафосом привезли в Киев вертолетами. С тех пор их дела расследуются, уже собрали 1209 томов доказательств. И собирают дальше. Пока бумага не закончится (шутка).

Тем временем в мае 2014 года Миндоходов превратилось в Государственную фискальную службу. 25 марта 2014-го тогдашний премьер Арсений Яценюк сообщил о планах реорганизации ГФС. И все подумали, что он намекает на вывод таможни из ее состава. Но Яценюк увел реформу в другую сторону: на создание вместо налоговой милиции службы финансовых расследований.

Сразу скажу, что расформирование налоговой милиции не состоялось до сих пор. Тут Украина вообще учудила нечто странное. Налоговая милиция юридически уже не существует, но на практике функционирует. Не знаю, в какой еще стране такое возможно.

Изменения в Налоговый кодекс Украины от 21 декабря 2016 года дали основания говорить о том, что в Украине с 1 января 2017 года налоговая милиция ликвидирована. Но при этом сохранена ст. 38 УПК, где налоговая милиция названа органом предварительного расследования, осуществляющим контроль за соблюдением налогового законодательства. И не отменены другие статьи Налогового кодекса, в которых определены полномочия и функции налоговой милиции.

Поэтому она как бы есть, но ее как бы и нет. Разрулить парадокс собирались с помощью законопроекта о Службе финансовых расследований (СФР). Но законопроект давно лежит в Верховной Раде, и принять его не получается, поскольку он затрагивает интересы и других ведомств, фактически разрушая структуру МВД, СБУ и прокуратуры.

Дело в том, что там предлагается передать СФР расследование дел по налоговым и финансовым преступлениям, отмыванию денег и частично коррупции с участием бизнеса. Отобрав это у соответствующих подразделений СБУ, МВД, прокуратуры и проч. Кто же на такое пойдет?!

Так что пока суть да дело, сохраняется статус-кво, и налоговая милиция благополучно перекочевала в постановление Кабинета министров от 18 декабря 2018 года о реорганизации Государственной фискальной службы путем разделения на Государственную налоговую и Государственную таможенную службы. В состав первой, как сказано в документе, будут входить подразделения налоговой милиции.

А вот у таможенной службы появится своя... таможенная полиция. Как пишут СМИ, новое Положение о таможенной службе Украины наделяет этот орган правом на оперативно-розыскную деятельность. По данным UBR.ua, полномочия Гостаможслужбы будут касаться оперативно-розыскной деятельности в сфере таможенного оформления грузов субъектами хозяйствования с целью борьбы с контрабандой.

На практике это означает, что появится еще один спецназ, упакованный с головы до пят, с автоматами и возможностью устроить «маски-шоу» в компаниях, занимающихся внешнеэкономической деятельностью. Это помимо всех остальных спецназов в стране.

Возможно, его создадут на базе так называемого подразделения "Фантом", которое с 2014 года занималось борьбой с контрабандой в зоне АТО. Нельзя сказать, что эксперимент был успешным. Но кадры, закаленные в боях, остались. Можно их трудоустроить заново.

Таможенники, которые, в отличие от налоговиков, только один раз меняли свое название – были комитетом, стали службой, довольны реорганизацией. Но озадачены грядущими переменами в структуре. Непонятно, сохранятся ли все региональные таможни, будут ли специализированные (типа Энергетической таможни), как пройдет переаттестация сотрудников.

На момент написания статьи не было понятно, состоится ли сегодня конкурс на начальника налоговой, где победителем Петр Порошенко уже “назначил” Верланова. Либо его остановят по той же судебной схеме, что и конкурс по таможне. В любом случае ни у олигархов, ни и региональных элит, ни у бизнеса, которому работать с новыми руководителями, нет запроса на спешку

Налоговики, напротив, привыкли к смене вывески. И понимают, что на местах ничего не изменится. А вот руководство придет новое. И здесь главная загвоздка. Конкурсы на глав налоговой и таможни были назначены на 16 и 23 апреля.

Между первым и вторым турами выборов на Банковой за закрытыми дверьми полным ходом шли консультации и торги за кресла главного налоговика и главного таможенника страны. Никто не сомневается, что победителя на открытом конкурсе будут выбирать не только в соответствии с критериями – имеет профильный стаж, знает иностранный язык, не платит алименты, моральной устойчив, а и с одобрения действующего гаранта. Который теперь уже уходящий.

Возникает вопрос, устроят ли кандидатуры победителей конкурса того Владимира Зеленского, чья инаугурация должна состояться до 3 июня? Ориентировочно через два дня после завершения формирования руководящего состава фискального и таможенного органов?

Мнения на сей счет высказывают разные. Одни эксперты полагали, что конкурсы просто не определят победителей. Или победители будут, но без приказов о назначении от Кабмина.

Кабмин в свою очередь не пошел на поводу у Банковой, требовавшей ускориться, а провел первый конкурс – на главу таможни – в срок. Сразу пошел слух, что его выиграл первый замминистра экономразвития и торговли Максим Нефедов (известный как “отец” системы ProZorro). Причем источником этой, как потом выяснилось не совсем достоверной информации стал... Петр Порошенко.

В эфире «112-го канала» он сказал следующее: “Я очень счастлив решениям конкурсной комиссии, которая на руководителя миссии назначила заместителя министра экономики господина Нефедова… а на позицию руководителя Государственной фискальной службы – человека, который очень активно работал по введению автоматического возмещения НДС… сейчас заместителя министра финансов, молодого человека (все сразу поняли, что подразумевается Сергей Верланов, – автор)".

Казус усилило опровержение Максима Нефедова, которое он написал на своей странице в Facebook: "Сегодня прошел следующий этап отбора на руководителя Государственной таможенной службы. Были компьютерные тесты на знание законодательства (набрал 39 из 40), потом ситуативное задачи по развитию таможни (вступил 3,25 балла), затем ситуативное задание по общим управленческим качествам (не записал, сколько набрал – 3 с чем-то)".

Нефедову меньше всего сейчас нужен статус протеже Порошенко. Тем более что они вместе с Антоном Геращенко, Юрием Бутусовым и Айварасом Абромавичусом намылились создавать свою партию “Люди важливі” (не путать с вежливыми людьми (шутка), – автор).

Не удивительно, что буквально на следующий день после конкурса Окружной административный суд Киева рассмотрел заявление об обеспечении иска народного депутата Андрея Антонищака путем приостановления действия распоряжения правительства об объявлении конкурса на занятие вакантной должности главы Государственной таможенной службы. И удовлетворил его. Конкурс был остановлен.

На момент написания статьи не было понятно, состоится ли сегодня конкурс на начальника налоговой, где победителем Петр Порошенко уже “назначил” Верланова. Либо его остановят по той же судебной схеме, что и конкурс по таможне. В любом случае ни у олигархов, ни и региональных элит, ни у бизнеса, которому работать с новыми руководителями, нет запроса на спешку. Тем более не нужны выбранные сейчас руководители разделенной ГФС новому руководству Минфина: именно он является куратором двух новых структур. А кто возглавит Мифнин, тоже пока не ясно...