Статьи
Бюджетный кризис, похоже, начался
13.05.2019 00:21

Бюджетный кризис, похоже, начался

Президент – новый, а бюджетные проблемы – старые. Доходная часть не выполняется из-за недобора налогов. Расходная перевыполняется из-за выборов. И это без учета апрельских затрат. Вырулить удалось благодаря “раскулачиванию” НБУ и наращиванию займов. Что делать дальше? НБУ считает, что правительству нужно ужесточить фискальную политику. Правительство – что в Нацбанке неправильно спрогнозировали валютный курс, заложенный в бюджет: откуда 29,4 $/грн., если сейчас 26,8 $/грн.?

Итак, что, собственно, происходит? Если коротко – доходы госбюджета в первом квартале 2019 года были на 5% ниже плана. “Это так страшно?”, – спросит обыватель. Было бы не страшно, если бы одновременно не выросли расходы. А поскольку мы круто “погуляли” во время избирательной кампании, то риски, мягко говоря, есть.

Как отмечает Нацбанк, общее увеличение расходов госбюджета-2019 составило 90 млрд. грн. Из них расходов на финансирование Пенсионного фонда – плюс 17,4 млрд. грн. (до 167,5 млрд. грн.). А почему? Потому что “доброе” правительство вдруг решило пересчитать пенсии и вспомнило о возможности их индексации, забытой с 90-х годов.

Дали тем, кто получает не больше 1700 грн. В нашей стране это 2,1 млн. человек. Им должны были заплатить дважды по 1205 грн. В марте на это уже потратили 2,53 млрд. грн. Насчет выплат в апреле не знаю, статистики за этот месяц еще нет, но теоретически еще 2,53 млрд. грн. должны были уйти на неблагодарных избирателей, которые деньги взяли, а за действующего президента не проголосовали.

Помимо индексации для малообеспеченных, сделали перерасчет для 8,97 млн. пенсионеров. Как заявили в Пенсионном фонде, из-за этого на выплаты в марте было направлено 36,41 млрд. грн., что на 6 млрд. грн. больше, чем в феврале. Выборы-выборы, кандидаты... Продолжать не буду. Почти все фильм смотрели.

Но не только пенсионеров подкармливали к выборам. Минфин проговорился, что “рост заработных плат способствовал увеличению доходов от НДФЛ (“подходный” с граждан, – автор) в государственный бюджет на 22,4% – до 24,1 млрд. грн. (что составило 106% от росписи)”.

Откуда, если Украина взяла на себя обязательство перед МВФ не повышать в 2019 году зарплаты госслужащим? А насчет заметного роста зарплат с начала года в частном секторе подтверждающей информации нет. За исключением сельского хозяйства в январе-феврале.
В Минфине недовыполнение бюджета за первый квартал объяснили сокращением производства табака; освобождением с января 2019 года от налогообложения НДС импорта солнечных батарей; уменьшением объема импорта газа; укреплением гривны; переплатой на начало февраля по рентной плате за природный газ – 0,6 млрд грн. А также тем, что возмещение НДС шло в автоматическом режиме и составило 45,4 млрд. грн.

Но это связано с тем, что в селе изначально очень низкие официальные заработки и люди не могут ни отопление дома оплатить, ни субсидию получить (если официальные доходы отсутствуют). Это и дало рост оплаты труда в агросекторе на 24,7% – до 7259 грн. Средняя зарплата в пищевой промышленности за два месяца 2019 года выросла на 20,7% – до 8758 грн. По той же причине.

Но в целом за прошлый год реальная зарплата в Украине увеличилась на 10%. Это меньше 1% в месяц. В начале нынешнего года тенденция должна была сохраниться. Поэтому можно с большой долей вероятности утверждать: мы явно чего-то не знаем о “поощрительных выплатах” чиновникам и силовикам перед первым туром голосования.

С расходами в общих чертах разобрались. А что с доходами? По информации Государственной казначейской службы, на 1 апреля 2019 года в государственный бюджет поступило 210,5 млрд. грн. Это на 17 млрд. грн. больше, чем за соответствующий период минувшего года, однако на 4,9% меньше запланированных 221,4 млрд. грн.

В Минфине недовыполнение бюджета за первый квартал объяснили сокращением производства табака; освобождением с января 2019 года от налогообложения НДС импорта солнечных батарей; уменьшением объема импорта газа; укреплением гривны; переплатой на начало февраля по рентной плате за природный газ – 0,6 млрд грн. А также тем, что возмещение НДС шло в автоматическом режиме и составило 45,4 млрд. грн., что на 34,8% больше, чем за соответствующий период предыдущего года.

Если развивать эту логику дальше, то выходит, что наш бюджет разрушили несколько партий солнечных батарей, теплая зима (понадобилось меньше газа), повышенные акцизы на сигареты (вот вам и сокращение производства табака), выплаты по НДС (надо было не платить, наделать долгов и оставить новой власти – пусть разбирается), а главное – устойчивая гривна. Чего она-то не падает? Создает взрывоопасную бюджетную обстановку!

В самом деле, с начала года пик курса доллара был отмечен только 11 января – 28,27 грн./$. А самая крупная гривна была 12 марта – 26,3 грн./$. Намека на то, что мы приблизимся к 29,4 грн./$., нет. Хотя, если бюджет пойдет под откос и дальше, все может быть. Из-за курсовой стабильности валютные поступления (налоги на импорт, продажа валюты экспортерами и проч.) не соответствуют планам поступлений.

Кто виноват? Нацбанк, конечно! Это же он при составлении бюджета подавал прогнозный курс гривны. Ну, ошибся немного. Теперь приходится искупать вину. Совет НБУ принял решение, что перечислит в госбюджет-2019 традиционную разницу между доходами и расходами за 2018 год на общую сумму 64,9 млрд. грн.

Это больше, чем ожидалось. Но меньше, чем нужно для затыкания бюджетной дыры. Тем более что половина бюджетных отчислений все равно вернется в НБУ в виде купонных платежей по гособлигациям. То есть Минфин деньгами Нацбанка покроет долг перед... тем же Нацбанком. Гениальная схема!

Эксперты говорят, что перечисления со стороны НБУ – это хорошо, но они не закроют текущую потребность бюджета в дополнительных средствах из-за невыполнения плана по доходам. Минфин сообщил, что дефицит в І квартале был профинансирован за счет государственных заимствований. От размещения ОВГЗ за три первых месяца года получили 87,3 млрд. грн. (в том числе в гривне – 57,3 млрд. грн., в долларах США – $1 млрд. и в евро – 38,7 млн. евро). Плюс нам дали второй транш кредита Всемирного банка – 529,2 млн. евро. И мы как-то ухитрились в 2019 году доразмещать ОВГЗ за 2018 год на $350 млн.
Похоже, мы подобрались к бюджетному кризису. Он еще не явный, но для специалистов вполне очевидный. Новой власти оставлено проблемное наследство и созданы все условия для проведения в конце года секвестра бюджета. Продолжать раздачу бабла в эти условиях нереально. Заплатить по долгам – проблематично, но можно. Снизить коммунальные тарифы и переподписать более выгодный Меморандум с МВФ? Ну, не знаю...

В общем, первый квартал протянули. По состоянию на 1 апреля сумма средств на Едином казначейском счете составляла 14,9 млрд. грн. Чтобы вы понимали – это почти ничего. Хуже всего, по данным Счетной палаты, обстоят дела с поступлениями от ГФС, которая находится в состоянии “развода” таможни и налоговой. Вместо 188,3 млрд. грн. в бюджет поступило лишь 172,1 млрд., т. е. на 16,2 млрд. меньше, чем ожидалось.

В том числе таможенные сборы по итогам первых трех месяцев 2019 года не дотянули до плана на 9,5%, или 8 млрд. грн. Налоговые отстают на 7,8%., или на 8,2 млрд. меньше. В марте хуже всего обстояло дело с поступлениями в специальный фонд – план был выполнен всего на 62,2%. Вместо 13,45 млрд. грн. удалось собрать лишь 8,36 млрд. В то же время в марте прошлого года план по спецфонду оказался перевыполненным на 18,9%.

В Национальном банке считают и пишут это в Инфляционном отчете за январь (пардон, но более свежего на сайте НБУ нет, – автор), что пройти пиковые выплаты по внешним долгам и удержать согласованный с МВФ размер годового дефицита бюджета – не больше 2,5% ВВП – возможно лишь при активном сборе налогов. Не только выполнять план, но и перевыполнять его. А с одними новыми займами мы “не вырулим”.

Напомню, что в 2019 году планируется занять на внешнем рынке $5 млрд., на внутреннем – 202 млрд. грн. Размещения облигаций внутреннего госзайма должны превысить прошлогодние на 15,9% и проводятся с запасом – их общий объем на 34% больше текущих выплат по ОВГЗ. Зачем? Подстраховка на случай, если МВФ не даст вовремя кредит, а время платить по долгам настанет.

Но именно со сбором налогов, как мы видим, получается слабо. Тем более в ситуации, когда идет разделение ГФС на две структуры и тамошние чиновники заняты проблемами личного трудоустройства. Мы, конечно, те еще чудаки: пообещали МВФ провести “расчленение” фискальной службы в год двойных выборов и пиковых выплат по внешним долгам. Тому, кто это инициировал, надо дать премию Дарвина. Он ее заслужил.

Что еще у нас спрятано в “рукаве фокусника”? В бюджете, как обычно, запрограммированы большие доходы от приватизации – 17,1 млрд. грн. И это, повторюсь, в год двойных выборов. Снова умники постарались. По состоянию на конец апреля от приватизации пришло 184 млн. грн., это на 6 млрд. грн. или 97% меньше плановых поступлений за первый квартал. Дальше можно не продолжать.

Каков вывод? Похоже, мы подобрались к бюджетному кризису. Он еще не явный, но для специалистов вполне очевидный. Новой власти оставлено проблемное наследство и созданы все условия для проведения в конце года секвестра бюджета. Продолжать раздачу бабла в эти условиях нереально. Заплатить по долгам – проблематично, но можно. Снизить коммунальные тарифы и переподписать более выгодный Меморандум с МВФ? Ну, не знаю... Разве только чудо нам поможет. Или Трамп. Но это уже другая тема...

Галина Акимова
Источник: Версии

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна