Итак, она звалась Терезой. Мэй «аукнулось» Солсбери?

Итак, она звалась Терезой. Мэй «аукнулось» Солсбери?

Жаль, что Владимир Зеленский перед провалом его инициатив в Верховной Раде не посоветовался с Терезой Мэй. Уж она-то точно знает, что такое упрямство парламента. После того, как заключенная ею компромиссная сделка с Евросоюзом по Brexit была трижды провалена в Палате общин, премьер подала в отставку. Шансы на отмену Brexit резко повысились. И тут же возникло сомнение: не специально ли она это сделала, пожертвовав карьерой ради убеждений? Ведь не секрет, что сама Мэй голосовала на референдуме против выхода из ЕС.

Как известно, Мэй сменила Дэвида Кэмерона на посту премьер-министра и лидера Консервативной партии несколько недель спустя после референдума о выходе из ЕС в июне 2016 года. Она многократно заверяла, что волеизъявление соотечественников для нее – закон. «Brexit означает Brexit» (почти «Стадион, так стадион»). Но не скрывала, что сама голосовала за сохранение членства Британии в ЕС.

Почти три года ей пришлось заниматься тем, чего лично она хотела меньше всего: согласовывать условия развода с ЕС. И это для Англии оказалось самым трудным. Намного сложнее, чем проголосовать на референдуме. Хотя бы потому, что выбор большинства расколол страну территориально: Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия высказались на референдуме “против” и гнули свою линию дальше.

В итоге Англия так и не смогла навсегда покинуть Европейский Союз в запланированную ранее дату – 29 марта 2019 года. Если бы это случилось, то дальше, вопреки анекдоту о том, что англичане уходят, не прощаясь, начался бы 21-месячный переходный период – до конца 2020 года.

Еще в начале марта Тереза Мэй заговорила о возможности «очень ограниченной» отсрочки выхода из союза. Президент Европарламента Антонио Таяни ответил ей через комментарий немецкой медиагруппе Funke, что срок выхода Великобритании из Евросоюза можно перенести максимум на несколько недель, до начала июля. Но британцам придется представить веские причины для этого.

И вот причина появилась – правительственный кризис. Кстати, Мэй не первый высокопоставленный чиновник, которого «съел» Brexit. Первым уволился министр иностранных дел Борис Джонсон – главный идеолог выхода из ЕС. Следом его соратник, министр по делам Brexit Дэвид Дэвис. Они выступали за более жесткий план выхода, поэтому и ушли в отставку.


Поэтому сторонники Brexit «мягкий» вариант, предложенный Мэй, категорически отвергли, заявив, что это ставит Великобританию даже в худшее положение, чем было до референдума по выходу из ЕС: если раньше у страны хотя бы была возможность влиять на общеевропейское законодательство, то теперь она должна ему просто подчиняться

По этой же причине подал в отставку преемник Дэвида Дэвиса на посту Brexit-министра Доминик Рааб, когда Тереза Мэй, не посоветовавшись с ним, одобрила проект политической декларации об отношениях после Brexit. А весной этого года «стукнул дверью» аграрный министр Джордж Юстэс. Свое решение Юстэс объяснил тем, что хочет быть свободным при участии в критических дебатах, которые будут иметь место в парламенте при голосовании в Палате общин за вариант соглашения, поданный премьером.

В чем же заключался план Мэй, названный «мягкой» версией выхода из ЕС, который в итоге привел и ее к отставке? Будучи внутренним противником выхода из ЕС, она целенаправленно вела к сценарию, который, по сути, не перерезал окончательно пуповину, связывающую Великобританию с континентом. В частности, для нее сохранялся бестарифный режим доступа к таможенному союзу ЕС, а также возможность для финансовых компаний сохранить «прописку» («passporting») и действующие филиалы в ЕС.

Взамен Британия должна была обеспечить свободный доступ для европейских граждан к работе и жизни в своей стране. Но это нивелировало саму идею Brexit, сформулированную в лозунге авторов референдума: «Вернуть контроль» (над своей жизнью, границами, миграцией).

Поэтому сторонники Brexit «мягкий» вариант, предложенный Мэй, категорически отвергли, заявив, что это ставит Великобританию даже в худшее положение, чем было до референдума по выходу из ЕС: если раньше у страны хотя бы была возможность влиять на общеевропейское законодательство, то теперь она должна ему просто подчиняться.

С другой стороны напирали противники выхода из ЕС: они не хотели ни «мягкого», ни тем более «жесткого» выхода из Евросоюза. Вообще никакого! Парламент Шотландии и национальное собрание Уэльса на своих заседаниях официально выступили против соглашения о Brexit, одобренного правительством Великобритании и Европейским Союзом. И заявили, что их мнение не учитывалось.

Любое голосование в Палате общин они бы оспорили в суде как не имеющее политической силы, поскольку соглашение о «разводе» должен поддержать не только британский парламент, но и, как сказали бы у нас, местные советы.

Ко всему этому добавилось обсуждение «режима бэкстоп», который позволил бы сохранить членство многострадальной Северной Ирландии в таможенном союзе и едином рынке ЕС, чтобы не допустить появления пограничной инфраструктуры на британо-ирландской границе.

Мы уже когда-то писали, что в английском политикуме есть устойчивый страх, что этот механизм станет первым шагом к отделению Северной Ирландии от Великобритании и присоединению ее к «материнской» Ирландии. Не за это они – англичане – десятилетиями сражались в Ольстере.

Кстати, удивляюсь, почему в отставке Мэй до сих пор не усмотрели руку Москвы и проделки российских хакеров. Где публикации, что это не «политическое самоубийство», а настоящее «политическое убийство»? Страшная месть за «дело Скрипаля» и Баширова с Петровым? Только в этом случае «яд» оказался другого свойства и разъел политикум Великобритании до основания многоходовыми интригами. Шучу, конечно

Со своей стороны ЕС наблюдал за происходящим с нескрываемым удовольствием. Чиновники Евросоюза прекрасно понимали, что каждый провал голосования по плану Мэй приближает к новому референдуму и отмене Brexit. Накануне отставки британского премьера, председатель Европейского совета Дональд Туск сказал в интервью The Guardian, что шансы на отмену Brexit «достаточно велики» и составляют уже около 30%.

К тому же стороны не смогли согласовать сумму, которую Великобритания должна выплатить в бюджет ЕС прежде, чем его покинет. Мы тоже об этом писали, но повторюсь, что Брюссель, по слухам, настаивает на уплате Лондоном десятков миллиардов евро, а тот в свою очередь отказывается это делать, ссылаясь на юридическую неурегулированность вопроса в ст. 50 Лиссабонского договора. Там нет упоминаний о каких бы то ни было выплатах компенсаций. А вот ст. 70 Венской конвенции о праве международных договоров освобождает Британию от финансовых обязательств, только ПОСЛЕ окончательного оформления выхода из состава ЕС.

Что в сухом остатке после ухода Терезы Мэй? Новый договор с ЕС (маловероятно). Новый референдум о Brexit (вряд ли удастся). Референдум о том, что делать дальше (его еще сформулировать надо). Выход из Евросоюза без договоренности с ним. То есть «жесткий» вариант. План действий зависит от нового премьера, которого планируют избрать до 20 июня. Основным кандидатом в преемники считаются: «отец Brexit» бывший министр иностранных дел Борис Джонсон; нынешний министр иностранных дел Джереми Хант; министр внутренних дел Саджид Джавид и бывший лидер палаты общин Андреа Лидсом.

Сама Мэй окончательно покинет свою резиденцию на Даунинг-стрит и пост главы Консервативной партии 7 июня. Перед этим ей предстоит встретиться с президентом США Дональдом Трампом, который посетит Англию 3 июня.

На днях издание Politico написало, что Трамп расстроен из-за ухода Терезы Мэй с поста премьер-министра. «Мне очень жаль Терезу, Мэй – хорошая и сильная женщина, которая усердно работает. Она мне очень нравится», – заявил американский лидер журналистам перед визитом в Японию.

Увы, но сильная и трудолюбивая женщина отправляется на заслуженный отдых – писать мемуары о том, как она не стала второй Маргарет Тэтчер и для чего «замутила» историю с Солсбери.

Кстати, удивляюсь, почему в отставке Мэй до сих пор не усмотрели руку Москвы и проделки российских хакеров. Где публикации, что это не «политическое самоубийство», а настоящее «политическое убийство»? Страшная месть за «дело Скрипаля» и Баширова с Петровым? Только в этом случае «яд» оказался другого свойства и разъел политикум Великобритании до основания многоходовыми интригами. Шучу, конечно. Но в каждой шутке, как известно, только доля шутки...