Баллада о КСУ

Баллада о КСУ

Конституционный суд Украины занимает престижную, но неблагодарную позицию арбитра между “умными и красивыми”. Как и всем судебным учреждениям, ему надо держать нос по ветру и чувствовать “кто в доме хозяин” в данный конкретный исторический момент, но при этом не терять лицо. А это трудно. Учитывая значимость роли КСУ в судьбе затеи Владимира Зеленского с внеочередными парламентскими выборами, мы решили взглянуть на последние интересные решения КСУ и совершить небольшой экскурс в прошлое – во времена Ющенко, Януковича и Кучмы, когда КСУ тоже отличился...

Из последних интересных решений КСУ – 5 июня он признал неконституционным положение пункта 13 части первой статьи 17 закона «О Национальном антикоррупционном бюро Украины».

Формально вердикт был вынесен по конституционной жалобе АО «Запорожский завод ферросплавов» во время закрытой части пленарного заседания Второго сената КС. Но все понимали, кто стоит за иском: «Запорожский завод ферросплавов» – предприятие, которое контролируется группой «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

В данном случае оно выступило в роли локомотива, практически бизнес-омбудсмена, а речь идет о гораздо более широком вопросе, который тревожит украинский истеблишмент достаточно давно.

Соответствующее производство КСУ открыл еще в октябре 2018 года. Однако рассматривать дело о том, что НАБУ, не имя конституционных полномочий, добился признания неправомерной сделки "Запорожского завода ферросплавов" и "Запорожьеоблэнерго", из-за которой государство недосчиталось более 172,4 млн. грн., не спешили. Слишком уж мелко это все выглядело по состоянию на осень 2018-го.

Тогда ведь никто не предполагал, что президентом станет Владимир Зеленский. И конституционность права НАБУ обращаться в суд с гражданскими исками о признании недействительными сделок фигурантов уголовных расследований в топ-коррупции казалась притянутой за уши.

Тогда ведь никто не предполагал, что президентом станет Владимир Зеленский. И конституционность права НАБУ обращаться в суд с гражданскими исками о признании недействительными сделок фигурантов уголовных расследований в топ-коррупции казалась притянутой за уши.

Однако политическая ситуация изменилась. И Конституционный суд доблестно признал неконституционным положение статьи 17 закона «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», что стало для КС делом чести. Должны засчитать, потому как судьи старались.

Все понимают, что «Запорожский завод ферросплавов» – это только видимая часть айсберга, а основные интересы истцов сосредоточены вокруг “Укрнафты”, однако бизнес смог легонько выдохнуть: после принятия КСУ этого решения НАБУ больше не сможет оспаривать сделки, пока продолжается расследование.

В НАБУ напряглись: за четыре года работы бюро подало 42 иска, по которым были признаны недействительными 92 сомнительные сделки. Коммерческие структуры должны были вернуть госпредприятиям 7 млрд. грн. Теперь выходит, вся эта схема была неконституционной и деньги должны отдать “взад”? Забавненько.

Странно, что активисты Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина не подняли бучу, а лишь скромно промямлили, что отмена через суд таких сделок была механизмом остановки коррупционных схем на время, пока еще идет расследование по делу и не вынесены приговоры. Учитывая засилье “шабунинцев” в списке “Слуги народа”, такая вялая позиция в поддержку НАБУ вполне объяснима.

Тем более КСУ уже на следующий день – 6 июня принял решение о неконституционности требований по электронным декларациям общественных активистов, которые занимаются антикоррупционной деятельностью. Послы стран "Большой семерки" завизжали от восторга: назвав вердикт “укрепляющим верховенство права и гражданское общество в Украине".

Плюс в карму достался и новому президенту, который еще в статусе кандидата в апреле этого года включил в требования к Порошенко принятие закона об отмене декларирования для антикоррупционеров. Оно, напомню, было введено 27 марта 2017 года изменениями в закон “О противодействии коррупции”, освобождающими контрактников и мобилизованных военных от заполнения деклараций, но делающими е-декларирование обязательным для антикоррупционеров.

Порошенко закон не отменил, Верховная Рада голосования за законопроекты, которые освобождали бы антикоррупционеров от декларирования, провалила. Зеленский стал президентом. И Конституционный суд, наконец, узрел, что нормы закона «О предотвращении коррупции», которые обязывали представителей общественных антикоррупционных организаций подавать электронные декларации, абсолютно не соответствуют Конституции. Запад должен быть счастлив.
Трилогию последних резонансных решений КСУ замыкает признание неконституционной статьи о незаконном обогащении. Западу это крайне не понравилось. Но одиозность данного шага можно списать на теперь уже бывших – председателя КСУ Святослава Шевчука и президента Петра Порошенко, который, уходя, успел “прихватить” отмену наказания за незаконное обогащение в свой послужной список.

Трилогию последних резонансных решений КСУ замыкает признание неконституционной статьи о незаконном обогащении. Западу это крайне не понравилось. Но одиозность данного шага можно списать на теперь уже бывших – председателя КСУ Святослава Шевчука и президента Петра Порошенко, который, уходя, успел “прихватить” отмену наказания за незаконное обогащение в свой послужной список.

Хотя, если мыслить неконъюнктурно, вопрос с незаконным обогащением достаточно сложный: отмененная статья 368-2 Уголовная кодекса, “пробитая” через сессионный зал нардепом Егором Соболевым со товарищи, действительно вступает в конфликт с нормой Конституции о презумпции невиновности. Эта норма в свою очередь твердит, что доказательство вины – задача стороны обвинения. Подозреваемый и так является невиновным, пока не доказано обратное.

Но мы обещали экскурс в историю, и он у нас есть. Небольшой рейтинг знаковых решений КСУ возглавляет отмена политреформы 2004 года. Плод соглашения Леонида Кучмы с Виктором Ющенко, для достижения которого были задействованы европейские лидеры, в частности Александр Квасьневский, оказался выброшен на помойку истории Виктором Януковичем.

Ющенко договорился с Кучмой о том, что оппозиция получит повторный второй тур президентских выборов, но, будущий глава государства, взамен соглашается на урезанные полномочия. 8 декабря 2004 года Верховная Рада проголосовала за Конституцию в новой редакции.

Виктора Януковича, который пришел к власти в 2010 году, такой расклад не устраивал. Мало того, что у него пять лет назад отобрали победу на выборах, так еще и полномочий лишили. 1 октября 2010 года Конституционный суд обнародовал решение об отмене политической реформы 2004 года. Во главе КСУ тогда находился выходец из Макеевки Андрей Головин, избранный на эту должность за три месяца до отмены реформы.

Второе место нашего рейтинга занимает указ Виктора Ющенко о досрочных парламентских выборах в 2007 году. Чем-то это отдаленно напоминает нынешнюю ситуацию. Чем? Наверное, противостоянием президента, премьера и парламента: спикером был Александр Мороз, а премьер-министром Виктор Янукович.

Тогдашний Кабмин, как и в некотором роде нынешний, искал способы не выделить деньги на новые выборы, а парламент вместе со своим председателем всячески саботировал президентскую инициативу.
Принять решение по выборам Конституционный суд в 2007 году так и не смог. Председатель КСУ Дмитрий Лилак ушел в отставку, его сменщика Валерия Пшеничного то увольняли, то восстанавливали в должности. В итоге КСУ остановил открытое им же производство по указу Ющенко. А выборы в 2007-м состоялись из-за утраты Верховной Радой дееспособности.

Забавно, что принять решение по выборам Конституционный суд в 2007 году так и не смог. Председатель КСУ Дмитрий Лилак ушел в отставку, его сменщика Валерия Пшеничного то увольняли, то восстанавливали в должности. В итоге КСУ остановил открытое им же производство по указу Ющенко. А выборы в 2007-м состоялись из-за утраты Верховной Радой дееспособности.

Третий в нашем рейтинге эпизод – это попытка Леонида Кучмы идти на третий президентский срок, вопреки Конституции, которая позволяет быть избранным только дважды подряд. В 2003 году КСУ не подвел президента и дисциплинированно принял решение, что баллотироваться снова можно, ибо после принятия Конституции 1996 года Кучма был избран президентом в 1999-м впервые, а, следовательно, отсчет его второго срока пойдет только в 2004 году. Президентство же 1994-1999 гг. не считается, так как оно было до Конституции.

Однако Запад усилил давление. Акция “Украина без Кучмы” пошла живее. В воздухе запахло революцией, и 20 февраля 2004-го, спустя два месяца после решения КСУ, на совместной с канцлером ФРГ Герхардом Шредером пресс-конференции Леонид Кучма публично отказался от идеи третьего срока. В КСУ пожали плечами: нет, так нет. На все воля президентская...