Возвращение «расиализма»

Возвращение «расиализма»

Эта вышедшая из расовой теории концепция XIX века была забыта после Второй мировой войны. Как бы то ни было, она вновь всплыла на поверхность в начале 2000-х годов на волне полемики вокруг пришедшего из США постколониального мышления.

История понятия

Слово «расиализм» отсутствует в словарях Литтре, Французской академии и Ларусса, однако сейчас становится одной из ключевых концепций нашей эпохи. Это понятие употребляют критики Надин Морано (Nadine Morano, в 2015 году она использовала термин «белая раса»), сотрудник Национального центра научных исследований Бернар Маро (Bernard Maro) для характеристики Партии коренных жителей Республики, а также профессора Барбара Лефевр (Barbara Lefebvre) и Анн-Софи Ногаре (Anne-Sophie Nogaret) для критики «экспертов по индихенизму», которые провели семинар в Университете Париж-VII в сентябре прошлого года. Тем самым защитники универсализма упрекают вдохновленных постколониальным мышлением активистов и экспертов в том, что те вновь ставят на первое место понятие «раса», которое в прошлом стало основой для опасных и губительных идеологий.

Но что же именно означает слово «расиализм»? Старший научный сотрудник НЦНУ Пьер-Андре Тагиефф (Pierre-André Taguieff) выпустил в 2013 «исторический и критический словарь расизма» и называет так «любую идеологическую конструкцию, которая основана на идее „человеческой расы" и более или менее выраженным образом апеллирует к предположительно научной концепции». Представленный таким образом расиализм формирует теоретическую основу, на которую опирается расистское «поведение», рассмотренное историком идей Цветаном Тодоровым (Tzvetan Todorov).

В историческое перспективе понятие «расиализм» использовалось в первую очередь для обозначения течения мысли, которое сформировалось в Европе в середине XIX века. Этот изначальный расиализм уходил корнями в «расовую теорию» предыдущего века и стремился объяснить социальные явления с помощью расовых и наследственных факторов. Он дал определение «расам», а также представил их отличия и составил иерархию. Проводились замеры тел, сравнивались группы крови. Именно тогда возникли френология (по этой теории форма черепа определяет характер человека) и краниометрия (точный замер костей черепа и, следовательно, места, которое остается под мозг). Вторая псевдонаука изначально использовалась для определения расы человека и стала главным очагом возникновения значительной части расисткой риторики.

Всемогущество наследственности

Расиалистские исследования вдохновлялись работами Дарвина по естественному отбору и переносили их в социальную сферу. Публикации следовали одна за другой. Между 1853 и 1855 годом Артюр де Гобино (Arthur de Gobineau) выпустил «Эссе о неравенстве человеческих рас»: он выделил три расы по цвету кожи и сделал вывод о том, что смешение является главной причиной неизбежного упадка человечества. Несколько десятилетий спустя антрополог Жорж Ваше де Лапуж (Georges Vacher de Lapouge) пошел еще дальше предшественника и заявил о риске исчезновения «белой расы» (это можно считать предвестником теории «великого замещения»).

Несложно понять, почему нацизм начала 1930-х годов опирался на работы этого антрополога. Кстати говоря, именно благодаря де Лапужу во французском языке появилось прилагательное «евгенический»: он позаимствовал его из английского в 1866 году. Как пишет Пьер-Андре Тагиефф, антрополог верил лишь во «всемогущество наследственности». «Он осуждал иллюзии тех, кто верили в роль образования и социальной среды в изменении и улучшении человека», — продолжает он. Все это очень далеко от способности к самосовершенствованию, о которой говорил Руссо…

В конце ХХ века, по мере постепенного исчезновения идеологий иерархии рас понятие «расиализм» использовалось все меньше и меньше, в том числе в специализирующейся на «расовом вопросе» литературе. Как бы то ни было, 2000-е годы были отмечены неожиданным возвращением этого термина, хотя контекст его употребления изменился: расиализм стал обозначать не теоретиков «биологического» расизма (они практически исчезли), а сторонников «политического» антирасизма, которые опираются на пришедшее из США постколониальное мышление.

Раз эти активисты и эксперты используют концепцию «раса» для указания сохраняющегося неравенства во французском обществе, их обвиняют в том, что они вновь вводят в обсуждение понятие «раса» в том смысле, в каком его понимает расизм. «Универсалисты говорят — и они правы — что „расы" не существует, но что некоторые группы сталкиваются с дискриминацией на рынке труда и в жилищной сфере из-за их этнических или физических черт, — говорит антрополог Жан-Лу Амсель (Jean-Loup Amselle). — Проблема в том, что если мы делим общество на расы, то создаем закрытые категории и больше не оставляем места для нюансов в анализе». Чтобы избежать этого, некоторые специалисты, в том числе социолог Сара Мазуз (Sarah Mazouz), используют понятие «расиализация»: они считают, что подобные вопросы всегда связаны с социально-историческим контекстом расовой категоризации.