Приватизация госбанков: что будет с “Приватом”?

Приватизация госбанков: что будет с “Приватом”?

Офис президента заявил о грядущей большой приватизации госбанков. Тема эта не новая. Нельзя назвать ее эксклюзивом команды Зеленского. Еще в феврале 2018 года правительство приняло Стратегию государственных банков, где были установлены горизонты их приватизации или продажи доли в капитале. Процесс тормозит несовпадение взглядов госорганов: Минфин изначально “за”, Нацбанк – против. Впрочем, главная интрига заявленного ОП анонса в другом: приватизация “Привата” – это возврат его Коломойскому или наоборот?

Заместитель главы ОП Алексей Гончарук в интервью Bloomberg заявил, что будущее правительство должно будет разблокировать большую приватизацию. В ее рамках, в частности, планируют продать доли в "Укрзализныце" и "Укрпочте". Но в первую очередь будут проданы банки. “Я хотел бы, чтобы 10 крупных системных банков зашли в Украину. Для этого нам нужно продемонстрировать экономический рост, независимость банковского регулятора – Национального банка – и наладить работу судебной системы", – сказал он.

В чем отличие сказанного от утвержденной полтора года назад Стратегии государственных банков? Сейчас речь идет о том, что государство должно не просто уменьшить свою долю в капитале госбанков, а полностью продать их. Сокращаются и сроки приватизации. Они установлены на достаточно отдаленную перспективу – до 2022 года. Со слов Гончарука, речь идет об ускорении процесса.

Вообще-то, поэтапная приватизация банков должна была начаться еще в прошлом году с продажи “Укргазбанка”. Он самый подготовленный к продаже: большинство необходимых условий выполнено. Одно из главных – банк закрыл кредитную линию НАЭК “Энергоатом” и сократил долю проблемной задолженности к началу 2019 года до 12% кредитного портфеля.

Известен и покупатель – Международная финансовая корпорация (IFC). Кроме того, в отношении “Укргазбанка”, единственного из всех госбанков, существует согласованная позиция Минфина и Нацбанка. Они оба за его продажу, чего не скажешь о других объектах.

Председатель Национального инвестиционного совета при президенте Юлия Ковалив писала, что вот-вот начнется подготовительная работа, в том числе due diligence. Но точных сроков никто не называет. В НБУ прогнозируют, что сделка будет закрыта до начала 2020 года. Но осталось полгода, а явного движения пока не наблюдается.

По “Ощадбанку” все намного сложнее. Там сроки приватизации, точнее, продажи долей государства, заложенные в Стратегии, давно пропущены. До 2020 года планировалась продажа 25% акций, до 2022-го – не менее 49% акций.

Но Нацбанк тут против. Не заявляя свою позицию в открытую, там говорят об отсутствии независимого набсовета. О том, что надо изменить систему гарантирования вкладов: сейчас сохраняется старая модель, когда государство гарантирует в “Ощадбанке” 100% вкладов, а не компенсацию 200 тыс. грн. через ФГВФЛ и т.п.

Основной потенциальный покупатель акций “Ощадбанка” – ЕБРР тоже не спешит врываться в его капитал. Пока говорят о том, что расширен спектр проектов, которые реализуются в рамках технической помощи, идет работа над согласованием планов по коммерческому сотрудничеству и проч.

Офис президента мог бы сдвинуть процесс, если бы согласился идти по пути объединения “Укрпочты” и “Ощадбанка” в единый почтово-пенсионный банк. Но известно, что гендиректор “Укрпочты” Игорь Смелянский против, да и председатель правления “Ощадбанка” Андрей Пышный тоже. Он также против продажи банка целиком, а не долей, как запланировано в Стратегии. Но поскольку Пышный из команды Арсения Яценюка, его, скорее всего, вскоре заменят. А продажа всего “Ощадбанка” может показаться инвесторам более привлекательной, чем партнерство с государством в акционерном капитале.

Но самая интересная тема – это “Приват”. Что будет с ним? Еще 18 апреля Окружной админсуд Киева признал незаконной национализацию "Приватбанка". На следующий день он отменил решение Нацбанка о списке лиц, которые связаны с финучреждением. А еще через день Печерский райсуд разорвал договора личного поручительства Игоря Коломойского по кредитам рефинансирования "Привата" на 9 млрд. грн. Все это было сигналом к тому, что банк “возвращается домой”, т.е. к своим бывшим акционерам.

Но отмена национализации “Приватбанка”, осуществленная в декабре 2016 года правительством Украины по предложению НБУ (а фактически Нацбанком во главе с Валерией Гонтаревой, которую сейчас в Лондоне “догоняет” Игорь Коломойский, вынуждая якобы просить политическое убежище в Англии), порождает новую проблему. Кто заплатит за докапитализацию, на которую государство потратило более 155 млрд. грн.? Коломойский? Гонтарева? Порошенко?

В Стратегии уделено достаточно много внимания приватизации “Приватбанка”. Срок установлен до 2022 года. Но предыдущий наблюдательный совет, который недавно был частично заменен, хотел сделать это раньше. «Мы хотим приватизировать банк, но не позже 2021 года», – заявлял тогдашний глава набсовета Энгин Акчакоча, покинувший его в июле (вместо него на днях избрана Шерон Иски).

Однако и среди новых членов Набсовета есть противники возврата банка Коломойскому. Это, в частности, известный экономист Роман Сульжик, назначенный по президентской квоте. Он считает большим позитивом национализацию учреждения. Впрочем, свою позицию он может и поменять. Что же касается его коллег Шьонайх-Каролат Себастьяна и Ольги Томаш, то они ничего не заявляют вслух. Но учитывая, что Томаш работала в фирме PriceWaterhouseCoopers, которая была официальным аудитором "Привата" до его национализации и показывала, что там все хорошо и нет угрозы неплатежеспособности, вопросы отпадают сами по себе.

Возникает, правда, еще “фактор МВФ”: Фонд может не согласиться с денационализацией “Приватбанка”, поскольку он был отнят у предыдущих акционеров фактически по их рекомендации. Но тут не стоит забывать, что в самом МВФ происходит ротация. Кристин Лагард, поддерживавшая Валерию Гонтареву в проекте с национализацией “Приватбанка”, уходит, а каково будет мнение ее преемника, неизвестно.

Эксперты не имеют единой версии, что имеет в виду Офис президента, говоря об ускоренной приватизации госбанков: его продажу бывшим собственникам (но будет ли Коломойский выкупать свой банк? – автор), продажу новым собственникам с компенсацией прежним акционерам или продажу по частям, когда из “Привата” выведут сервис “Приват-24”? Скоро мы об этом узнаем.