Забавы олигархов

Забавы олигархов

В стране началась война между олигархами. Первая сырьевая. Или не первая. Сути не меняет. Борьба идет за железную руду. В качестве тяжелого вооружения атакующая сторона использует повышение ренты и парламентское монобольшинство. Обороняющиеся вместо того, чтобы давать адекватный отпор, “отстреливаются” аналитической “джинсой” с умными, но не убедительными аргументами. Сразу видно, что урок грамотного пиара на тему, чем отличается хомячок от крысы, усвоили не все финансово-промышленные группы.

Немногочисленная часть читающей публики, интересующаяся, в чем, собственно, суть большого сырьевого “движа”, может почерпнуть знания из серии “джинсовых” публикаций, где устами авторитетных экспертов доказывается, что:

а) слухи о сверхмаржинальности железной руды – вымысел;

б) если ренту повысят, страна останется без валютной выручки, а рабочие без зарплаты, так как ГОКи закроют;

в) выиграет, разумеется, страна-агрессор (это всегда бывает, когда наши олигархи грызутся между собой);

г) кое-кто у нас порой честно жить не хочет, а хочет ослабить позиции ГОКов, чтобы в будущем их было проще "отжать".

Назвать вещи своими именами приглашенные комментировать эксперты не решаются, поскольку в темниках им, видимо, написали “говорить обтекаемо”. Хотя чего там долго обтекать? Все и так понимают, что происходит.

Камень преткновения – законопроекты №1209 и №1210, которые вносят изменения в Налоговый кодекс. Из них самый острый – "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины по вопросам усовершенствования администрирования налогов, снятия технических и логических несоответствий в налоговом законодательстве". Его автором является глава комитета ВР по финансам и налогам Даниил Гетманцев. Но проект определен президентом как первоочередной, поэтому сомнений, откуда ветер дует, нет никаких.


Такая у нас традиция, и она сохранена, несмотря на кардинальное обновление и омоложение власти: победитель забирает все, а побежденному остается ждать шанса на реванш и в свободное от посещения следователя время обдумывать план мести. Железная руда в данном случае – это лакмус, который вышесказанное иллюстрирует

Если обобщить, то предлагается дополнительно облагать НДС реализацию на экспорт продукции ниже себестоимости и повысить ставки ренты на добычу железорудного сырья (главный компонент в производстве чугуна, – автор) с 8% до 10%, увеличив при этом нижний порог его рентабельности с 14-25% до двойной учетной ставки НБУ – сегодня это 33%.

Кто пострадавшая сторона? Те, у кого железорудные ГОКи. Если по именам, то Константин Жеваго и Ринат Ахметов. На них “наехал” в интервью изданию Цензор.net. Игорь Коломойский, который занимается не рудой, а ферросплавами и марганцем.

"Не продавай сразу руду! Вот выделите это жирно! Производи сталь. У тебя же есть мощности, а ты вместо загрузки предприятий сокращаешь мощности, потому что тебе сейчас проще продавать руду, а не заниматься производством. Вот мы ферросплавы производим, хотя мы ж тоже можем марганцевую руду продавать. Руду сегодня выгоднее продавать, чем производить ферросплавы", – сказал он.

Если сложить два плюс два, то совершенно очевидно, откуда появилась идея поднять действующие ставки ренты и выставить такие барьеры для железной руды, чтобы экспорт по заниженной стоимости был невыгоден. И оффшорные копилки не наполнялись.

С точки зрения теории – оно в чем-то и правильно. Можно впарить миссии МВФ как путь к наполнению бюджета и сокращению сверхприбылей олигархических ФПГ. Что также вполне соответствует действительности. Но есть одна маленькая поправка: сверхприбыли сокращаются у тех ФПГ, которые проиграли битву за власть. А у тех, что не проиграли, ничего не сокращается. Наоборот, прирастает. И нормально так прирастает. Быстрыми темпами.

Это, в общем-то, не удивительно. Такая у нас традиция, и она сохранена, несмотря на кардинальное обновление и омоложение власти: победитель забирает все, а побежденному остается ждать шанса на реванш и в свободное от посещения следователя время обдумывать план мести. Железная руда в данном случае – это лакмус, который вышесказанное иллюстрирует.

До 2014 года, пока при власти были так называемые “донецкие”, а в политическом фольклоре “антинародная панда”, ставка ренты на добычу железной руды была в пределах 1,5-2,7%. После победы евромайдана ее повысили сразу до 8%, что привело к росту рентной платы примерно в 3,5 раза. И собирались взвинчивать дальше. Но поскольку Петр Порошенко и Ринат Ахметов общий язык нашли, в 2015-2018 гг. плата за недропользование поднималась мягко и выросла за три с половиной года только в 1,5 раза.

Сейчас это дело исправят и общее повышение рентной платы (если подсчитать все нюансы) будет на уровне 300%. В процентах – впечатляюще, на самом деле не так уж и много. Более того, нужно еще разобраться, почему государство собирает в виде рентных платежей в бюджет около 40 млрд. грн. в год. Это со всех видов ресурсов. Почти столько же, сколько заложено в бюджет от акцизного налога с табачных изделий.

Посмотрел статистику: за первое полугодие 2019 года доходы от табачных акцизов выросли на 16,2% и составили 17,9 млрд. грн. Но этого мало, ибо, по данным Минфина, план доходов госбюджета по этому налогу не выполнен на 8,9 млрд. грн.
Но знаете, в чем штука? Все ФПГ работают по определенным схемам. Можно сказать, стандартным. Поэтому они друг друга знают настолько детально, как проктолог постоянного пациента. Особенно уязвимые места. И до последнего момента был всеобщий джентльменский договор эти уязвимые места не трогать. По умолчанию. А теперь, судя по всему, договор нарушен и больше не действует

Это какие же легкие должны быть у нации, чтобы выкуривать больше, чем выкапывать из родных недр?! Я серьезно спрашиваю. И если бы мог, адресовал бы этот вопрос не только отдельным олигархам, которые на железной руде специализируются, а и нефтедобытчикам, газодобытчикам, и даже, не побоюсь этого слова, той стороне, которая по марганцу выступает.

Понятно, что у всех колоссальные затраты. Особенно нефтедобыча умеет грамотно расписать, что у них практически всегда нулевая рентабельность и вся прибыль вкладывается в разработку новых скважин. И у газовиков тоже. С рудой сложнее. Там бурить в глубину не надо. Все как бы на поверхности. Поэтому аргументы защиты идут такие, что мировые цены сильно падают, мы не сможем конкурировать, Китай дорого не купит, Украина лишится $1,186 млрд. валютной выручки и т.д.

Цены, действительно, сейчас падают – они около $88-89/тонна. Но еще недавно, в марте, достигали $110/тонна. И Китай, который по итогам января-июня 2019 года купил у нас 7,3 млн. тонн железорудного сырья или 20% всего украинского производства, сегодня платит меньше, а завтра будет платить больше. Колебания цен на сырьевом рынке – обычная история, происходит постоянно, все к этому привыкли. Падение цен не бывает долгим, как и рост.

Поэтому, прямо скажем, аргументы не очень убедительные. Впрочем, и другая сторона стреляет по врагу фантомными снарядами. Тезис о том, что руду не надо продавать, а надо обогащать, делать окатыши, катать рулон, а из рулона автомобили, – из области юмористической фантастики. Во-первых, мы не производим автомобили. Во-вторых, мы и автомобильную сталь не производим. Это высший металлургический пилотаж, у нас таких заводов нет. В-третьих, если бы мы даже и построили такой завод, то вряд ли бы у нас кто-то автомобильную сталь купил. Этот рынок надо еще завоевать и вызвать доверие к своему товару. Наконец, мы и примитивный стальной прокат на Запад толком продать не можем, ибо в США, ЕС и Канаде есть заградительные пошлины.

Поэтому вся эта мудрая дискуссия на гипотетические темы высокой прибавочной стоимости экспортного продукта – не более чем попытка противоборствующих сторон показать, кто хороший хомячок, а кто плохая крыса. И пока убедительнее звучит Коломойский. Потому что не боится агрессии. Противоположная сторона, как ни старается с «джинсой», выглядит “терпилой”, который платит за все.

Но знаете, в чем штука? Все ФПГ работают по определенным схемам. Можно сказать, стандартным. Поэтому они друг друга знают настолько детально, как проктолог постоянного пациента. Особенно уязвимые места. И до последнего момента был всеобщий джентльменский договор эти уязвимые места не трогать. По умолчанию. А теперь, судя по всему, договор нарушен и больше не действует. Поэтому мы будем узнавать еще много нового о финансовых забавах олигархов.